30 января 2009
3699

1.10 Отношение к наградам

Характерным и, на мой взгляд, очень показательным является отношение Суслова к наградам. Чтобы дать представление об этом, отошлю читателя к информации, которую поместил в приложение. Но об одном интересном эпизоде, неожиданным свидетелем которого оказался сам автор этих строк, считаю нужным все-таки рассказать здесь. Однажды, дело было в субботу или воскресенье, накануне 75-летия Суслова, на дачу по аппарату ВЧ ему вдруг позвонил Брежнев. Я находился рядом и целиком слышал этот разговор, благо аппараты, видимо, в расчете на возраст говорящих, были отрегулированы так, что звук был прекрасно различим на расстоянии аж в 4-5 метров. Брежнев своим характерным густым голосом сказал следующее: "Миша (так он часто по дружески обращался к нему), у тебя скоро юбилей, круглая дата, 75 лет. Мы, обсудив вопрос в Политбюро, решили наградить тебя третьей звездой Героя социалистического труда". В ответ Суслов, поблагодарив, сказал, что это абсолютно невозможно. Напомнил, что пять лет назад к семидесятилетнему юбилею, ему уже присвоили вторую звезду, и этого для оценки его деятельности вполне достаточно. Через Брежнева он просит передать свою благодарность коллегам и учесть его пожелание. Разговор закончился, и трубка была положена на место.

Однако не успел я уйти из комнаты, как стал свидетелем нового звонка Брежнева и продолжения предыдущей беседы. Брежнев, "посоветовавшись с товарищами", был теперь гораздо настойчивее. Он сообщал, что, несмотря на позицию Суслова, решение в Политбюро все же принято, и ему вручат третью звезду. Надо было слышать неожиданно резкую реакцию Михаила Андреевича. Он не просил, как в предыдущем разговоре, он буквально давал "отповедь", причем не просто твердым, а достаточно резким тоном. Суть его ответа состояла в следующем. "Вы что там, не думаете что ли? Сегодня мне, завтра Андрею (речь, видимо, шла о Кириленко, следующем за Сусловым ведущем секретаре КПСС, у него тоже приближался юбилей), потом Громыко, а потом пойдут другие Где остановимся?". Брежнев какое-то время выждал, затем вдруг как-то растерянно спросил: "А что же нам делать"? В ответ Суслов, теперь уже опять мягко, сказал: "Ордена у меня есть разные, а вот нового, введенного недавно престижного ордена Октябрьской революции, нет. Вот Вам и решение". Тем и закончился разговор. Суслова наградили именно этим орденом (подумал тогда: не сам ли он, предугадывая ситуацию, его и предложил?). А в последовавшей вскоре серии высоких юбилеев награждение орденом Октябрьской революции стало своеобразным "партийным стандартом".

Только для Брежнева, который, к сожалению, сам уже потерял способность критической оценки подобных акций (а подхалимов с такого рода предложениями всегда хватает) сделали исключение, и это стало поводом для многочисленных злословий. Еще успели, присвоить третью звезду К.У.Черненко во время его непродолжительного пребывания на вершине власти. Не думаю, что сам Черненко, исключительно порядочный, но уже очень пожилой и больной человек, этого добивался, скорее просто не нашел сил резко протестовать. Но тогда все дружно аплодировали, и ни у кого не хватило мужества и обыкновенного здравого смысла сказать, что этого не следует делать. А вскоре после его смерти, повешенную было на доме, где он жил в Москве, памятную доску, пришедшие по высокому указу молодчики с каким-то остервенением сбили. Выворотили при этом и часть кирпичей Жена Черненко, Анна Степановна, бледная как полотно, вместе со своей дочерью наблюдала за этой сценой из окон нашей квартиры и сказала тогда: "Запомните, ребята. Это еще только начало". Сказанное случилось еще в ранний период правления Горбачева (или, как его вскоре часто стали называть на Западе, а затем и у нас - Горби; он-то, наверное, тоже тогда участвовал в решении по третьей звезде), а потом началась настоящая вакханалия уничтожения некоторых прежних памятников и символов. Говорят, что доску Брежнева, что висела на его доме на Кутузовском проспекте, по дешевке продал в Германию один из проходимцев, фамилию не помню. Кажется, позднее - польских эмигрантов, бывший приближенный функционер из команды Гавриила Попова (об этом см. упомянутую ниже статью Кислинской в "Совершенно секретно"). А орденам нынче иные "практичные" руководители предпочитают чистоган - деньги. Помните рассуждения взяточника-частного пристава в повести "Нос" у Гоголя: "Частный был большой поощритель всех искусств и мануфактурностей; но государственную ассигнацию предпочитал всему. "Это вещь", обыкновенно говорил он: " уж нет ничего лучше этой вещи: есть не просит, места займет немного, в кармане всегда поместится, уронишь - не расшибется". Так что, похоже, после некоторых пертурбаций времена и оценки возвращаются.

Что касается "звезд героя", то автору известен еще только один подобный случай отказа от такого рода высокой награды. Это сделал Ельцин, когда возвратившийся после Фороса в Москву растерянный, перетрусивший, униженный и жалкий Горби хотел "отблагодарить" (читай, "умаслить") Ельцина за его роль и действия в связи с событиями так называемого путча ГКЧП. В данном конкретном случае Ельцин, видимо, поступил правильно. Сам же Горбачев в глазах большинства своих соотечественников навсегда сделался ренегатом и политическим трупом, исполняя время от времени роль своеобразного свадебного отставного генерала на иных званых мероприятиях (где нет риска вновь получить от какого-нибудь рабочего по шее). И навсегда потерял уважение и доверие людей, которые ранее на него надеялись и поддерживали.

www.nasledie.ru

viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован