04 октября 1990
4692

1.17

17



Какими наивными представились Штруму идеи физиков в середине
девятнадцатого века, взгляды Гельмгольца, сводившего задачи физической
науки к изучению сил притяжения и отталкивания, зависящих от одного лишь
расстояния.
Силовое поле - душа материи! Единство, объединяющее волну энергии и
материальную корпускулу... зернистость света... ливень ли он светлых
капель или молниеносная волна?
Квантовая теория поставила на место законов, управляющих физическими
индивидуальностями, новые законы - законы вероятностей; законы особой
статистики, отбросившей понятие индивидуальности, признающей лишь
совокупности, физики прошлого века напоминали Штруму людей с нафабренными
усами, в костюмах со стоячими крахмальными воротниками и с твердыми
манжетами, столпившихся вокруг бильярдного стола. Глубокомысленные мужи,
вооруженные линейками и часами-хронометрами, хмуря густые брови, измеряют
скорости и ускорения, определяют массы упругих шаров, заполняющих мировое
зеленое суконное пространство.
Но пространство, измеренное металлическими стержнями и линейками,
время, отмеренное совершеннейшими часами, вдруг стали искривляться,
растягиваться и сплющиваться. Их незыблемость оказалась не фундаментом
науки, а решетками и стенами ее тюрьмы. Пришла пора Страшного Суда,
тысячелетние истины были объявлены заблуждениями. В старинных
предрассудках, ошибках, неточностях, словно в коконах, столетиями спала
истина.
Мир стал неевклидовым, его геометрическая природа формировалась массами
и их скоростями.
С нараставшей стремительностью шло научное движение в мире,
освобожденном Эйнштейном от оков абсолютного времени и пространства.
Два потока - один, стремящийся вместе со Вселенными, второй,
стремящийся проникнуть в атомное ядро, - разбегаясь, не терялись один для
другого, хотя один бежал в мире парсеков, другой мерился миллимикронами.
Чем глубже уходили физики в недра атома, тем ясней становились для них
законы, определяющие свечение звезд. Красное смещение по лучу зрения в
спектрах далеких галактик породило представление о разбегающихся в
бесконечном пространстве Вселенных. Но стоило предпочесть конечное
чечевицеобразное, искривленное скоростями и массами пространство, и можно
было представить себе, что расширением охвачено само пространство,
увлекающее за собой галактики.
Штрум не сомневался, нет в мире человека счастливей ученого... Иногда -
утром, по дороге в институт, и во время вечерней прогулки, и вот сегодня
ночью, когда он думал о своей работе, - его охватывало чувство счастья,
смирения и восторга.
Силы, наполняющие Вселенную тихим светом звезд, высвобождались при
превращении водорода в гелий...
За два года до войны два молодых немца расщепили нейтронами тяжелые
атомные ядра, и советские физики в своих исследованиях, придя другими
путями к сходным результатам, вдруг ощутили то, что сто тысяч лет назад
испытал пещерный человек, зажигая свой первый костер...
Конечно, в двадцатом веке главное направление определяет физика... Вот
так же, как в 1942 году направлением главного удара для всех фронтов
мировой войны стал Сталинград.
Но следом, вплотную, по пятам, шли за Штрумом сомнения, страдание,
неверие.
viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован