08 декабря 2001
23199

1.2. Кто наверстает упущенное?

Всякая разумная программа, предлагаемая данному народу, должна иметь в виду данный народ, а не абстрактного homo sapiens...
И. Салоневич

Государство — это вся совокупность практической и теоретической деятельности, посредством которой господствующий класс оправдывает и удерживает свое господство, добиваясь при этом активного согласия руководимых.

А. Грамши

Мы страшно опоздали с размышлениями о совместном поиске истины. Уход от партийной идеологизации в идеологизацию безответственности привел к тому, что на экранах перестали появляться действительно серьезные мыслители, такие, например, как Н.Бехтерева. Эфир был отдан на откуп пропагандистам, готовым за небольшую плату внедрять в сознание любую идею. Под маской развлекательности эфир стал манипулирующим. Почему сегодня, в 1999 г., уже упущено время говорить о проблеме национальной идеологии, так что наверстывать упущенное придется с перегрузками? Потому что идеологический вакуум разрушителен для государства. А заниматься проблемой всерьез необходимо было тогда, когда на Старой площади и дачах Рублевского шоссе еще только решали отказаться от “догматического марксизма” и “командно-административной” системы, предлагая взамен всего лишь два пустых лозунга: “Гласность” и “Перестройка”.

Конечно, проблема нового национального миропонимания исключительно сложна. В условиях перехода от одного состояния общества к другому, когда меняются коренные установки и принципы, полностью решить эту проблему невозможно. Но и в идеологическом вакууме нация существовать не может: нужны ориентиры, принципы, ценности, которые понятны и бесспорны хотя бы для “критической массы” граждан, которая способна “удерживать” общество от саморазрушения. Особенно важно иметь такие ценности в условиях кризиса. Вспомним войну и послевоенный период. Именно духовные силы спасали в то время нацию, дали возможность для невероятной концентрации ресурсов и энергии.

Понятно, что ради “лишнего миллиарда” олигарху побудить народ идти на жертвы невозможно. Тогда ради кого или чего? Опыт России показывает, что такими базисными понятиями и ценностями для нации во все периоды ее истории были:

  • любовь к Родине, к своему народу, его традициям, устоям;
  • приверженность сильному Государству и его институтам;
  • вера в бессмертие души и Божию Благодать (у атеистов — совесть).

Эти ценности — бесспорны для тех, кто следует устоям русской культуры и культуры тех народов, что собрались в Россию. Те, кто взял на себя ответственность за проведение реформ, не имели права ставить их под сомнение — если они сознательно не ставили себя вне национальной культуры. Но ведь именно это и было сделано!

Ранее я тоже считал, что нужна национальная идея вместо коммунистической, но впоследствии понял, что для России это неприемлемо. Есть английская, французская, германская национальные идеи, и они себя очень ярко проявили в истории. Но в нашей истории очень трудно обнаружить национальную идею. Идея Третьего Рима, идея `метаморфозиса` при Петре I, коммунистическая идея — идеи не национальные.

В.Кожинов

Неприемлем никакой предлог, чтобы уйти от постановки этой проблемы — будь то неолиберальная утопия, либо иные “цивилизационные” заскоки, лишающие русских своего национального самосознания и культурной идентичности. Сегодня нам необходимо пробуждение национального самолюбия, национальной воли, национального достоинства.

Немало других народов тоже прошли через этот этап. Достаточно указать хотя бы на Японию, дважды пережившую (перед революцией Мейдзи, а затем в результате военного поражения во Второй мировой войне) позор национального унижения и осознание своей отсталости. За известным “японским чудом” стоит национальное чувство народа, решившего доказать наступившему на грудь Западу, что японский дух может освоить западную технику и пойти дальше. Мировой опыт свидетельствует: национальная гордость, национальное самолюбие создают тот идейно-пси

хологический плацдарм, с которого начинается ускоренное общественное развитие народов, подъем его экономики, повышение социальных стандартов.

Лирическое отступление

Еще на рубеже 90-х годов в ряде наших работ мы сформулировали задачу формирования государственно-патриотической идеологии, но, естественно, почти не встретили общественного понимания. Серия наших крупных публикаций, в особенности “Концепция национальной безопасности”, “Национальная доктрина России”, однако, были замечены. Можно сказать, что к 1995 г. созрели условия для того, чтобы эти идеи стали восприниматься достаточно широкими кругами общественности. В феврале 1995 г. Оргкомитет движения (проработавший к тому времени уже около года) опубликовал Заявление, которое я полагаю полезным напомнить еще раз.

Заявление 500 членов оргкомитета
государственно-патриотического объединения
“Духовное наследие”

Мы — представители отечественной науки, культуры, образования и предпринимательства, озабоченные нарастающим политическим и социально-экономическим кризисом России, заявляем:

  • Мы призываем все политические партии, все ветви власти, всех представителей отечественной науки, культуры, образования и предпринимательства отбросить личные амбиции и начать конструктивный диалог друг с другом на государственно-патриотической платформе, с тем чтобы не допустить перерастания кризиса в социальный конфликт. Мы подчеркиваем, что принцип “чем хуже, тем лучше” выгоден только тем, кто хочет ослабления нашего Государства и деградации Нации.
  • Выход из кризиса возможен только на основе формирования государственно-патриотической идеологии и правительственной программы, направленной на обеспечение интересов Государства и всех слоев общества, эффективное использование всех духовных, интеллектуальных и природных богатств Нации. Речь идет прежде всего о необходимости создания государственной программы поддержки отечественной науки, культуры, образования и предпринимательства, о ясной политике протекционизма в отношении отечественного производителя.
  • Мы обращаемся ко всем представителям отечественной науки, экономики, образования и культуры, руководителям и служащим предприятий, финансовых и банковских структур, широким слоям творческой и технической интеллигенции, студенчеству и учащейся молодежи, рабочим и крестьянам, военнослужащим и ветеранам с призывом поддержать наше начинание и заявляем о своем стремлении пригласить к участию в нашем движении всех государственников независимо от их национальности, вероисповедания и партийности, политических взглядов и привязанностей, с тем чтобы начать на практике процесс формирования государственно-патриотического блока на предстоящих выборах.

Сегодня нужно уже говорить не просто об актуальности, но о чрезвычайной срочности решения этой задачи. Чрезвычайная срочность нынешнего поиска идеологии вызвана также следующими причинами:

Прежде всего о внешнем факторе.России грозят следующие опасности. Во-первых, потеря остатков своего влияния на территории бывшего СССР. Во-вторых, утрата контроля центральной власти над регионами, т.е. развал собственно Российской Федерации. В-третьих, утрата суверенитета и независимости России, которые стремительно уходят под контроль внешних сил.

Всякая разумная программа, предлагаемая данному народу, должна иметь в виду данный народ, а не абстрактного homo sapiens, наделяемого теми свойствами, которыми будет угодно наделять его авторам данной программы.

И.Солоневич

Наивно полагать, например, что финансовый кризис, ознаменовавший глобальные сдвиги в экономическом мироустройстве, обойдет нас стороной. До сих пор Россия могла рассчитывать на то, что ей удастся балансировать между экономически могущественной Азией и политически доминирующими США, проводя политику третьего пути. Кризис в Азии показал — такой возможности у России больше нет. Стратегия многополюсного мира получила пробоину ниже ватерлинии. По крайней мере, в ближайшей перспективе. До сих пор в России могли лишь догадываться, как работает машина МВФ в ситуациях обострения кризисов. Теперь видна не только механика, но и понятны цели, ради которых МВФ даже с крупнейшими экономически развитыми странами позволяет вести себя, как хозяин.

Оказались тщетными многотрудные попытки российского МИД и МВЭС выстроить политику внешнеэкономической деятельности, альтернативную сырьевому экспорту и способную поддержать наукоемкие технологии. Платежеспособность наших азиатских контрагентов растаяла, как дым. Перспективу надо определять заново. Целые группы региональных политиков рассчитывали на деньги и технологии Южной Кореи, Гонконга и других “азиатских тигров”. Система субфедеральных займов, выстроенная в надежде на деньги инвестиционных, страховых и пенсионных фондов из Азии, оказалась построенной на песке.

Именно о внешнем факторе говорят крайне мало (лишь кризис в Югославии привлек внимание к проблеме нового мироустройства по-натовски). Он по-прежнему остается на периферии общественного внимания, в том числе оппозиционного. В лучшем случае, вспоминают о НАТО, о Белоруссии, не видя внешних проблем в комплексе, а главное, воспринимая внешний фактор только как один из аспектов деятельности “правящего режима”. Показательно, что отдельные случаи совпадения точки зрения оппозиции и правящих кругов воспринимаются в кругах оппозиции чуть ли не с испугом — из-за опасений услышать обвинения в сотрудничестве с режимом. Это нелепо, ибо совпадения взглядов оппозиции и власти одной страны по отношению к внешнему фактору закономерны и нормальны. Недоумение или даже испуг оппозиции в таких случаях говорит о том, что само осознание существования национальных интересов России еще глубоко не осознано и не признано в нашем обществе как объективная внепартийная реальность.

Приведу одну выдержку из Обращения участников Первого международного конгресса “Информация и российское общество” к Президенту России, датированного 25 сентября 1998 г.: “Финансовая система капитализма опирается на три пирамиды: фондовый рынок, мировую резервную валюту, форвардные контракты на поставку валюты. Фондовый рынок создает фиктивные производственные мощности, сопровождая это мощным потоком информации и рекламы, которые пропагандируют ложные ценности и приоритеты.

Рост или спад котировок на биржах (индекс Доу-Джонса) не имеет реальной физической производственной основы, но тем не менее он является показателем при определении финансового положения компаний, банков и стран. Это позволяет отдельным субъектам извлекать фиктивные доходы — основу для наращивания фиктивных производственных мощностей. Например, компания “Майкрософт” при ежегодном объеме производства 14 млрд. долл. имеет капитализацию 250 млрд. долл. Совершенно очевидно, что как минимум 200 млрд. долл., вложенных ивесторами через фондовый рынок, ничем не обеспечены. По оценкам экспертов, объем так называемых “лишних” денег, вложенных в акции только в США, составляет 9 трлн. долл.

Очевидно, что Россия не может опираться на инструменты финансовой системы, допускающей ошибки подобного масштаба. Экономика, основанная на высокоразвитом фондовом рынке, является заложницей объективного разрушительного спекулятивного процесса. Миллиарды долларов могут быть в один день направлены на скупку акций тех или иных компаний или, наоборот, выведены с рынка, что равносильно коллапсу экономики. Вывод: фондовый рынок является абсолютно неприемлемым институтом инвестиций и проигрывает по всем направлениям даже такому институту, как Госплан СССР” (выделено мной. — А.П.).

Вот и в России нам необходим русский патриотизм от каждого гражданина, а не его стопроцентная родословная. Немецкие бароны умели воевать за Россию с немцами на фронтах Первой мировой войны. Фамилии Гастелло и Доватор не такие русские, как, скажем, фамилия Власов, но героями России они останутся навсегда. И потому — будьте русскими! Или нас размоет до основания, или мы обретем потерянную гордость за принадлежность к великой нации и к великой культуре.

В.Бондаренко

Теперь о факторах внутренних:
Кризис во всех областях государственной жизни перерос в “ползучую катастрофу”. Наступил паралич. В отличие от других стран, Россия, обладая огромными природными богатствами и накопленными еще при социализме “неликвидами”, может, “достигнув дна”, еще довольно долго “зарываться в ил”. Это происходит еще и из-за крайне высокого порога социального терпения. Правительственная политика “латания дыр”, затыкания бюджетных прорех путем распродажи национальных богатств лишь на очень короткое время смягчает напряженность, но отнюдь не снимает ее. И в ближайшее время улучшений не предвидится. Более того, достаточно уверенно можно говорить о том, что Россия вползает в заключительный этап “смуты”, когда ситуация в целом ряде регионов вполне способна перерасти в стихийные, не имеющие конструктивного импульса бунты. Движение протеста может легко перейти рубеж организованных акций в защиту экономических требований и превратиться в кампанию массового гражданского неповиновения.

Ну, я Уринсона знаю хорошо. Он способный человек и, безусловно, умный человек, и он на месте, и он никогда не справится с управлением всей промышленностью России.

Э.Россель, губернатор Свердловской области

Качественно изменился и состав протестующих: к традиционно оппозиционным слоям добавились новые, до недавнего времени чуждые им социальные группы. Цинизм и безразличие власти поражает уже не только убежденных оппозиционеров, но и прежде лояльные к власти социальные слои. Приведу лишь одно из последних высказываний: “Власть окутана туманом затянувшейся междоусобной борьбы, разлагающей все коррупцией, и усилением клановых финансовых олигархий — все это сводит на нет решение даже самых простых, лежащих на поверхности вопросов, о которых говорят, кричат, рассказывают...” Эта фраза принадлежит одному из высших должностных лиц в государстве — Е.Строеву. И напечатана она отнюдь не в “Правде” или “Завтра”, а в “Известиях”.

Для большинства граждан сегодня власть характеризуется уже не только традиционными либерально-демократическими, но и откровенно антинациональными, антигосударственными чертами: коррупцией, продажностью, сговором с нечистоплотным иностранным капиталом. В рядовом, нисколько не политическом письме в мой адрес простая мать из Ингушетии пишет: “Для меня главное в жизни — мои дети. Если я произвела их на свет, я должна сделать все, чтобы они не голодали. И это мне пока, слава Богу, удается. Они обуты, одеты, сыты, ни в чем не нуждаются, хотя в роскоши мы не купаемся. Единственно, в чем обделены мои дети, это в общении со мной. Но где взять время? Я бы с удовольствием сидела дома — стирала, готовила, штопала, встречала мужа с работы. Я вообще, по натуре, домоседка. К сожалению, я не могу себе позволить длительного общения с детьми. А так хочется, чтобы они выросли порядочными, честными людьми. И в то же время боишься, что при этом они могут стать добычей, жертвой какой-нибудь мрази, которой столько развелось вокруг. Идет упорная борьба за выживание. Глупцы, наглецы, подлецы и вытесняют из этого мира скромных, порядочных, честных, добрых, интеллигентных людей. Наш генофонд на грани уничтожения... А чиновники высшего ранга все власть делят, нажираются, как саранча. Всю страну разворовали, оплевали. Тяжело смотреть на беспредел, царящий в стране, в бессилии что-либо сделать.

Скажите, как, на каких идеалах, на чьих геройских подвигах, на чьих примерах воспитывать наших детей? Все прошлое растоптано, смешано с грязью, а новое — не создано. Со словами: “За Родину!” — люди когда-то шли на смерть. А как нынче детям объяснить, что эта оплеванная, нищая, разодранная на куски, истрепанная, как старая проститутка, территория — и есть их Родина, которую они должны любить и защищать, а если потребуется, умереть за нее? Как объяснить детям всю грязь, нищету вокруг, в которой барахтаются люди, пытаясь не утонуть в этом житейском омуте?

Как объяснить, почему наживаются и жиреют чиновники и “новые” всех мастей и национальностей, в то время как в иных семьях дети от голода плачут, потому что родители не в состоянии их накормить? Меня, слава Богу, сия чаша миновала до сих пор. Бог не оставляет меня без куска хлеба.

Вы уж извините, пожалуйста, что я “в политику ударилась”. Вообще-то я ее ненавижу, но ведь все в этой жизни взаимосвязано. Все эти политические и социальные катаклизмы в первую очередь отражаются на детях и женщинах. А мне, признаться, всегда тяжело смотреть в страдающие лица женщин и детей. Не могу видеть детское горе, детские слезы. Когда слышу или читаю о насилии, совершенном над ребенком, я не могу сдержать слез”.

Показателен в этой связи следующий социологический опрос, из которого видно, что народ трезво оценивает Власть, видит действительное положение дел в правящей элите и не питает иллюзий.

Вопрос: Как вам представляется,, что в наибольшей мере влияет на Президента Б.Н.Ельцина, когда он принимает те или иные государственные решения?

 % общего числа опрошенных
Желание сохранить свою личную власть48
Мнение влиятельных кругов запада34
Мнение приближенных сотрудников окружения "свиты"33
Мнение представителей крупного российского капитала банкиров, предпринимателей26
Позиция госаппарата чиновников20
Мнение семьи, близких14
Личная точка зрения13
Мниние руководителей правительства, министерств, ведомств12
Личное настроение11
Государственные интересы России10
Политическая ситуация, сложившаяся в стране10
Мнение влиятельных палитиков и общественных деятелей страны9
Собственное здоровье8
Позиция Государственной Думы Федерального Собрания РФ6
Социально-экономическая ситуация, сложившаяся в стране7
Общественное мнение российских избирателей4
Мнение руководителей отдельных субьектов РФ4
Конституция и законы РФ4
Выступления и публикации средств массовой информации3
Позиция Совета Федерации Федерального Собрания РФ 3
Другое2
Затруднились определить9

И дело не только в личности Президента, но, скорее, в самой сущности Власти, которая отделена от народа! Это отношение переносится и на Государство, которомурусские традиционно привыкли доверять. Как видно из приведенных ниже сведений, в государственные органы за помощью и защитой обратились бы меньше, чем к знакомым.

Вопрос: Если кто-либо будет нарушать ваши законные права, то к кому, куда вы обратитесь за помощью и защитой?

 % общего числа опрошенных
К друзьям, знакомым, близким33
В органы внутренних дел (милицию)26
В суд21
Ни к кому, так как ни на кого не надеюсь19
В органы прокуротуры12
К богу, вере12
В органы Федеральной службы безопасности10
В органы местной власти9
К журналистам, в СМИ9
К авторитетам уголовного мира, кримиеальным структурам7
Ни к кому, так как сам способен себя защитить4
К представителям армии1
К политическим партиям, объединениям1
Другое2
Затруднились определить9

Рассматривая эту ситуацию через призму положения в других странах, прежде всего США, видишь: там-то как раз понимают опасность отделения власти от народа. В послании президента США конгрессу за 1998 г., например, прямо говорится: “Мы неуклонно движемся в направлении создания еще более сильной Америки XXI века, к экономике, обеспечивающей надлежащие возможности, к обществу, основывающемуся на чувстве ответственности, к нации, живущей как единая община”.

Всякому организму, испытавшему сильное напряжение, необходима, как говорят физиологи, компенсаторная пауза. Общественный организм — не исключение. Любой раздражитель, попавший на готовую к ответу мышцу, вызовет реакцию. Но даже очень сильный раздражитель, попавший на уставший мускул, находящийся в компенсаторной паузе, не вызовет ничего. Можно сжечь кислотой бедную лягушачью лапку, а она и не дернется.

А.Баранов

Приведенные выше социологические данные показывают, что не только политическая оппозиция не верит власти. Не верит ей абсолютное большинство граждан страны. Оно пока что не склонно к активным политическим действиям, но отнюдь не безразлично к политике. Оппозиция нынешнему курсу все более приобретает общенациональный характер, она становится все более восприимчивой к государственно-патриотической идеологии, а не идеологии отдельной партии Это так же верно, как и то, что общественность пока что не видит ни общенациональногоидера, ни политической силы, способной обеспечить защиту общенациональных интересов. На время показалось, что таким лидером сможет стать Е.Примаков, Но только показалось.

Непрерывные попытки вернуть страну к анархо-либеральному курсу 1989—1993 гг. в том числе и весной 1999 г., говорят о том, что Власть не сделала вывода из допущенных ошибок и усугубляет катастрофу, которой согласно рецептам манипуляции сознанием дали ложное и благозвучное имя “реформы”. По сути дела Власть стремительно теряет способность контролировать ситуацию в стране, т. е. утрачивает возможность исполнять властные функции. Неизбежность провала “молодых реформаторов” вряд ли была секретом для кого бы то ни было из непредубежденных специалистов. И дело не в политике “наскоков” или “затыкания дыр”, а в том, что изначально эта политика была построена на фундаментальной ошибке: вся стратегия реформирования огромного государства и его самобытного хозяйства, да и общества в целом, была сведена к “саморегулирующемуся рынку” и абсолютизации финансово-монетаристских методов. Поэтому в будущем, к несчастью, нас ожидает все больше и больше отставок, раскрытых преступлений высших должностных лиц, скандалов, судебных процессов и т.д., и все меньше позитивных результатов (напомню, что это писалось до скандала с Ю.Скуратовым и пр.). Застой в политике и экономике приобрел хронический характер.

Видимость обманчива: за хорошими словами часто кроются дурные дела, за величавым видом — ничтожная душа.
Эзоп

Вот как этот процесс проходит, например, в Вооруженных Силах. Как следует из доклада Комитета Госдумы по обороне “...нет денег на закупку вооружения и его ремонт. В войсках сейчас накопилось столько неисправного вооружения (самолетов, подлодок, кораблей, пусковых установок и пр.), что для ремонта его необходимо не менее 3 лет при задействовании всех заводских ремонтных мощностей. Нет горючего. Годовой налет летчика 10—15 час., при научно обоснованной норме — 150—200 час. Корабли и лодки у стенки. На полигонах тишина. Из-за деквалификации участились случаи травматизма и гибели личного состава во время редких занятий по технике. Катастрофа АН-24 — трагедия из этого ряда. Склады НЗ пустеют. Солдатский рацион скудеет. Средств на обмундирование не хватает. Растет социальная напряженность. Создаются новые предпосылки для дальнейшего развития “дедовщины”. Количество самоубийств в войсках превысило показатели 1996 г. По России бродит около 7 тыс. дезертиров — полнокровная дивизия! Многие — с оружием”.

Вырвем эти деньги, отдадут эти деньги, через неделю пропьем, снова будем деньги просить, но что делать с металлургическими заводами.

А.Тулеев, губернатор Кемеровской области

Власть все более концентрируется на внутренних разборках, дележке, интригах, выдавая свои подковерные схватки за политическую деятельность. За ними — борьба олигархических кланов, которые беззастенчиво используют в своих интересах государственную машину, поливают друг друга грязью, обманывают всех и вся, предают, превращаясь в государственно-олигархические группировки. Весна — лето 1999 г. — наглядный пример такой “работы”. Вероятный РЕЗУЛЬТАТ ТАКОЙ БОРЬБЫ — ПРИХОД К ВЛАСТИ КРИМИНАЛЬНО-КОРРУМПИРОВАННОЙ ОЛИГАРХИИ В НЕПРИКРЫТОМ ВИДЕ, фактическое сращивание политических, финансовых, информационных и криминальных структур. Вместе с тем вряд ли стоит надеяться на то, что недовольные властью и положением дел в стране граждане поспешат присоединиться к классической оппозиции, олицетворяемой сегодня НПСР. Совсем наоборот: складывается впечатление, что зреющее недовольство, охватившее большинство населения, включая и элиту, не усиливает организованную оппозицию, а способствует все большему отдалению от нее активных граждан. Во всяком случае я не вижу прямой зависимости между нарастанием оппозиционности к власти и усилением собственно политической оппозиции в лице НПСР. Об этом стоит серьезно задуматься.

При этом, относительное влияние народно-патриотической оппозиции, в том числе и в связи с ее участием во Власти (особенно после выборов в местные органы власти осенью—зимой 1996—1997 гг.), резко возросло, а значит, и выросла степень ответственности за происходящее в стране. По сути, оппозиция сегодня стала не просто фактором, определяющим внутриполитическую ситуацию в стране, но и фактором, влияющим непосредственно на судьбу Нации и Государства. Такое качественное изменение ситуации возлагает на лидеров НПСР историческую ответственность за будущее всей нашей Родины, а не только и даже не столько возглавляемых ими партий и движений. Встать вровень с этой мерой ответственности — значит поставить интересы Государства и Нации выше интересов класса, а тем более — интересов партий. Но возможно ли это для лидеров партий? Ведь такой поступок ведет не только к неизбежным обвинениям в “предательстве классовых интересов”, но и к возможному лишению лидера поддержки собственной партии!

К сожалению, в целом лидерам оппозиции сделать это за 1990—1999 гг. не удалось. Общенациональные приоритеты иногда, но только иногда и ненадолго, отодвигали в практической деятельности узкопартийные, групповые и личные. Мне неоднократно доводилось выступать за консолидацию патриотических сил общества — без деления их на “левых” и “правых”. В 1994 г., например, в предисловии к книге “Современная Русская Идея и Государство” я писал о том же. Привожу целиком этот текст, ничего в нем не меняя.

К читателям

Главная задача для России — предотвратить ослабление и развал Государства Российского. Но это невозможно сделать только традиционными администраивно-государственными или финансовыми методами. Следует возродить Российскую Идею, сформировать научную, идейную основу сплочения народа — национальную доктрину, которая представляет собой признанные большинством граждан взгляды на цели и задачи развития общества, Нации, Государства.

В критические периоды истории нашего Отечества Нацию спасали мощные запасы духовной силы русского народа. Важнейшая роль здесь принадлежит общенацинальной Русской Идее. В ее основе заложено понятие соборности как единения людей ради возрождения православной веры и процветания Отечества. Исторически сложилась приверженность русского народа идее государственности. Только государственная власть способна удержать в эволюционном русле анархические поиски правды...

Можно выделить следующие основные элементы формирующейся современной Русской Идеи:

  • обладание устойчивым чувством патриотизма и государственности, а в целом — державности;
  • приверженность к соблюдению социальной справедливости. Характерно, что и этот элемент является присущим как традициям России докоммунистической эпохи, так и в последующие годы;
  • православие — как основа мировоззрения при сверхтерпимости по отношению к любым религиям и конфессиям, существующим на территории государства. При том, что Русская православная церковь не раз подвергалась гонениям, она сохранила себя. Более того, в кризисные для страны периоды ее влияние усиливалось;
  • приоритеты духовных ценностей над материальными, отрицание в основном меркантилизма и вещизма, что также характерно для двух идеологий;
  • элементы соборности, представительства различных слоев общества в институте власти. Этот важный в истории России институт в иных формах, но существовал и при советской власти;
  • элементы общинности, коллективизма;
  • необходимость “сверхидеи” как катализатора самосознания и патриотизма;
  • склонность к авторитаризму, сильному лидеру (“царю-батюшке”, “президенту”, “диктатору”);
  • необходимость конкретной цели и плана деятельности на относительно большой срок (по типу ГОЭЛРО, пятилеток: борьбы с засухой и др. с элементами прагматизма);
  • всечеловечность, человеколюбие как свойства русского характера;
  • лидерство, мессианство в духовной и культурной областях.

Это, так сказать, историко-культурное наследие, которое неизбежно вступает во взаимодействие с существующими реалиями, в том числе и международными. И одной из важнейших сторон таких реалий выступает социалистический опыт — негативный и позитивный, — через который прошло несколько поколений русских людей. Эту часть нашей истории не вычеркнешь. Более того, она стала частью мировой истории, истории всей цивилизации.

Синтез Русской Идеи, современных реалий и социалистического опыта — как неизбежные составляющие современной Русской Идеи и исходная позиция для формирования Национальной Доктрины — вот, на наш взгляд, ключ к пониманию сути реформирования России. Во многом такая трактовка совпадает с позицией сторонников социалистического пути развития России. Но главное — между ними нет сколько-нибудь существенных противоречий, что позволяет говорить о существовании объективной основы для союза между государственниками-коммунистами (социалистами, социал-демократами) и другими патриотами — государственниками, не делая исключений. Союза, основанного не только на краткосрочной задаче — будь то выборы в Федеральное Собрание или выборы президента, но и на стратегической заинтересованности в сохранении России. В этом смысле своевременное осознание современной Русской Идеи и формирование Национальной Доктрины имеет важнейшее как идеологическое, так и политическое, и организационное значение...

В этой связи очевидна та огромная роль, которую играют русские с точки зрения Государства и его безопасности, которая может и должна рассматриваться с позиции национальной безопасности (т.е. от слова “нация”). Особенно это важно в связи с тем, что в критические для нации и государства периоды равновесие между различными уровнями безопасности — личности, общества, государства — неизбежно изменялись в пользу государства, то есть национальной безопасности, путем усиления эффективности деятельности институтов государственной власти. Поэтому те силы, которые выступают против укрепления государства, его безопасности — выступают против нации. И наоборот. В этом смысле можно поставить знак равенства между русофобами и антигосударственниками.

Продолжая логику этих рассуждений, мы приходим к выводу о том, что вопрос о власти — это во многом и вопрос о национальном правительстве. Этот вывод не вызывает сомнений ни во Франции, ни в США, ни в Израиле, но “смущает” значительное число наших “демократов”, которые не понимают, что русские больше не потерпят контроля центральной власти со стороны никаких других наций (но не национальностей!).

Следовательно, борьба за российскую государственность неизбежно сегодня будет ставить политика перед выбором: выступать либо за национальные интересы, укрепление государственных институтов, либо за либеральные ценности, ослабление государства и вненациональную федеральную власть. Что и показала позиция многих политиков в вопросе по нарушению Чечней государственности России.

Президент Международной неправительственной
научно-исследовательской организации
“РАУ-Корпорация”,
доктор исторических наук,
академик РАЕН
А.И.Подберезкин

Но он строго завещал им, чтобы не делали Его известным.
Евангелие от Марка

Не секрет, что нынешняя партийная жизнь во многом увязает во внутрипартийных склоках, целью которых является борьба за влияние на избирателей, на власть, в конечном счете — борьба за власть и деньги. И многие функционеры уже почувствовали вкус к этому, продавая, по сути, свою поддержку и влияние той или иной группировке. Ради этого они готовы не только не подчиняться своему руководству, но и пойти на разрыв с ним, затеять интригу, скандал или “внутрипартийную дискуссию”. Естественно, что при таком подходе забота об интересах государства и граждан отступает на второй план, уступая место дрязгам, а по сути дела, удовлетворению личных интересов функционеров, стремящихся всеми силами сохранить и упрочить собственное положение. Тут уж партийному лидеру нужно смотреть в оба, иначе немедленно созреет “принципиальная” позиция — неважно, из каких принципов исходящая.

Но что самое страшное — этим функционерам безразлична и судьба собственного народа. Не понимают они по-настоящему и марксизма. Можно только согласиться с принципиальной критикой С.Кара-Мурзы, который писал еще в 1994 г.: “Идеологии возникают только на фундаменте нового, более реалистичного видения нынешнего мира и нынешнего человека. Маркс и Ленин дали нам мощный метод для такого анализа, а мы его выплюнули и занялись сочинительством. Почему же так сильна идеология, которая улавливает новую картину мира? Потому, что главный аргумент лозунгов и призывов прост: “Так устроен мир!” И человек верит именно тем лозунгам, которые отвечают его интуитивному представлению о том, как устроен мир, что достижимо и что хорошо в этом мире.

Мудрецы не умеют разговаривать с царями: с царями надо говорить или как можно меньше, или как можно слаще.
Эзоп

И выходит, что сегодня настоящий марксист — это тот, кто “преодолевает” марксизм. Зерно будет жить, только если умрет. Наши же марксисты-ортодоксы пытаются законсервировать зерно, не дать ему умереть и превратиться в колос. Они возвращаются к терминологии классовой борьбы, благо, эксплуататоры вроде бы появились. Они делают то же, что неолибералы”.

И здесь во внутрипартийной жизни лидерам нужно вновь и вновь подчеркивать, что Нации в целом, а не только отдельным партиям, и даже союзам, нужно новое объединяющее мировоззрение, новая идеология. Эту мысль хорошо сформулировал А.Горелов: “Страна способна играть великую роль в мире до тех пор, пока большинство ее населения, или, по крайней мере, деятельные люди, вдохновлены великой идеей, преобразующей мир. Эта идея может воплощаться в жизнь или нет, быть близка или далека от реальности, но она должна быть, так как этого требует разумная природа человека. Это относится ко всем великим нациям, но в особенности к тем, для которых материальное преуспевание никогда не было главной целью, а вечные духовные вопросы мучили и томили всегда. К таким нациям относится и русская”.

Вся принудительность общих исторических закономерностей, властвующих над историей России с той же необходимостью, как и над другими народами, не отменяет тем не менее ее неповторимой уникальности. Россия уникальна, как любая другая страна, являющаяся субъектом мировой истории. С трудом, но неуклонно мы постепенно возвращаемся к той трезвой и естественной философии истории, от которой многие десятилетия была оторвана наша наука.

В.Катасонов

Поэтому вновь и вновь приходится говорить, в особенности в связи с предстоящими выборами 1999—2000 гг, что стратегическая задача сегодня — это создание и внедрение в массовое сознание новой государственно-патриотической идеологии и системы ценностей для большинства Нации, а не только сторонников отдельных партий, формировании на ее основе широкого фронта, а не пытаться “приспособить” идеи народного фронта для усиления отдельной партии, монополизацией ей всего протестного электората. Этого неполучится потому, что партийные интересы и способы принятия политических решений всегда будут вылезать из общественных одежек.

При этом нужно сделать очень важную оговорку. “Создать” отнюдь не означает “изобрести”. Идея уже вызревает. По сути, вся данная работа — попытка “подсмотреть, подслушать” Идею, а не модернизировать старую (коммунистическую), либо “изобретать” новую. “Поиск национальной идеи”, по приказу президента Б.Ельцина в 1995—1996 гг., породил поток насмешек со стороны либеральных СМИ. Думается, прежде всего потому, что нынешние журналисты мало читают вообще и друг друга, в частности. Иначе они бы не могли не заметить дискуссию, которая велась на страницах серьезных журналов (например, журнала “Свободная мысль”) на эту тему в 1991—1995 гг. Приведу выдержку из статьи В.Хороса по этой теме в 1992 г.:

И здесь возникает вопрос о новом понимании “русской идеи”. Возможна ли она без имперства и мессианства? На какие цели сегодня должны ориентироваться русские люди? Какие элементы русской культуры составят прочный фундамент модернизации, полноправного вхождения России в мировую цивилизацию?

Прежде всего, “русская идея” не может объединять русских людей лишь по этническому признаку. У меня, например, по отцу предки из литовцев, поляков и русских-сибиряков, а по матери — из русских и поволжских немцев. И так почти каждый может сказать о себе. Россия всегда была и будет конгломератом этносов. Что соединяет их, кроме государственных уз? Я думаю, принадлежность к русскоязычной культуре. Убежден, что отказываться от этой органической объединяющей основы ни одному входящему в российское пространство этносу не резон, ибо для него русская культура образует естественный выход к культуре мировой.

Полиэтническая, “евразийская” природа России, как на это неоднократно указывалось различными авторами (в последнее время — М.Я.Гефтером), является, с одной стороны, залогом жизненности сформировавшихся веками навыков к совместному проживанию. Но она же создает определенные трудности с точки зрения модернизации, точнее, роли цивилизационно-культурного фактора в процессе модернизации. Дело не только в возможности межэтнических конфликтов, что особенно проявляется сегодня, но и в некоторой неопределенности, недостаточной сформированности цивилизационной основы, включающей различные элементы и ценности — западные и восточные. Как показывает исторический опыт, модернизация успешнее осуществляется в более или менее культурно однородных обществах (Европа, Япония, США и др.) и “буксует” в обществах цивилизационного микста (например, в Латинской Америке).

Смешение западных и восточных элементов (без их полноценного синтеза) как раз отразилось в имперской модели, в мессианской устремленности “по всем азимутам”. Но русская культура отнюдь не исчерпывается имперскими и мессианскими мотивами. В ней столь же отчетливо представлены интерес и уважение к зарубежным народам, “соборность” (не в смысли “собирания” земель, а с точки зрения готовности понять других), умение признавать чужие достижения. Любая крупная культура многозначна, включает различные, порой даже полярные ценности. Проблема заключается в выборе и опоре на те ценности, которые могут быть приспособлены к условиям современности.

Срочность и масштабность задачи формирования общенациональной, государственно-патриотической идеологии заставляет поставить вопрос об “интеллектуальном прорыве”, необходимом для Нации. Без “интеллектуального прорыва” не будет и политической победы, ибо ей должна предшествовать победа интеллектуальная, мировоззренческая. Эта победа, и только она, способна преодолеть “хаос в головах“, сконцентрировать все ресурсы нации на решении конкретных задач.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован