15 октября 1990
4511

1.30

В госпитале стало известно о приезде матери лейтенанта Шапошникова. Мать умершего лейтенанта принял комиссар госпиталя, батальонный комиссар Шиманский. Шиманский, красивый человек, с выговором, свидетельствующим о его польском происхождении, хмурился, ожидая Людмилу Николаевну, - ему казались неизбежными ее слезы, может быть, обморок. Он облизывал языком недавно выращенные усы, жалел умершего лейтенанта, жалел его мать и поэтому сердился и на лейтенанта, и на его мать, - если устраивать прием для мамаши каждого умершего лейтенанта, где наберешься нервов?
Усадив Людмилу Николаевну, Шиманский, прежде чем начать разговор,
пододвинул к ней графин с водой, и она сказала:
- Благодарю вас, я не хочу пить.
Она выслушала его рассказ о консилиуме, предшествовавшем операции
(батальонный комиссар не счел нужным говорить ей о том, что один голос был
против операции), о трудностях операции и о том, что операция прошла
хорошо; хирурги считают, что эту операцию следует применять при тяжелых
ранениях, подобных тем, что получил лейтенант Шапошников. Он сказал, что
смерть Шапошникова наступила от паралича сердца, и как показано в
заключении патологоанатома, военврача третьего ранга Болдырева,
предвидение и устранение этого внезапного экзитуса было вне власти врачей.
Затем батальонный комиссар заговорил о том, что через госпиталь
проходят сотни больных, но редко кого так любил персонал, как лейтенанта
Шапошникова, - сознательный, культурный и застенчивый больной, всегда
совестился попросить о чем-нибудь, утруждать персонал.
Шиманский сказал, что мать должна гордиться, воспитав сына, беззаветно
и честно отдавшего жизнь за Родину.
Затем Шиманский спросил, есть ли у нее просьбы к командованию
госпиталя.
Людмила Николаевна попросила извинить, что она отнимает время у
комиссара, и, вынув из сумки листок бумаги, стала читать свои просьбы.
Она попросила указать ей место захоронения сына.
Батальонный молча кивнул и пометил в блокноте.
Она хотела поговорить с доктором Майзелем.
Батальонный комиссар сказал, что доктор Майзель, узнав о ее приезде,
сам хотел встретиться с ней.
Она попросила встречи с медицинской сестрой Терентьевой.
Комиссар кивнул и сделал пометочку у себя в блокноте. Она попросила
разрешения получить на память вещи сына.
Снова комиссар сделал пометку.
Потом она попросила передать раненым привезенные ею для сына гостинцы и
положила на стол две коробки шпрот, пакетик конфет.
Ее глаза встретились с глазами комиссара, и он невольно сощурился от
блеска ее больших голубых глаз.
Шиманский попросил Людмилу прийти в госпиталь на следующий день в
девять тридцать утра, - все ее просьбы будут выполнены.
Батальонный комиссар посмотрел на закрывшуюся дверь, посмотрел на
подарки, которые Шапошникова передала раненым, пощупал пульс у себя на
руке, не нашел пульса, махнул рукой и стал пить воду, которую предложил в
начале беседы Людмиле Николаевне.
http://lib.ru/PROZA/GROSSMAN/lifefate.txt

viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован