19 октября 1990
4780

1.34

После возвращения в Казань Людмила Николаевна начала худеть и стала
похожа на свои молодые фотографии студенческой поры. Она добывала продукты
в распределителе и готовила обед, топила печи, мыла полы, стирала. Ей
казалось, что осенние дни очень длинные и ей нечем заполнить их пустоту.
В день приезда из Саратова она рассказала родным о своей поездке, о
том, что думала о своей вине перед близкими людьми, рассказала о приходе в
госпиталь, развернула пакет с изодранным осколками кровавым
обмундированием сына. Когда она рассказывала, Александра Владимировна
тяжело дышала, Надя плакала, у Виктора Павловича стали дрожать руки, он не
мог взять со стола стакан чая. Прибежавшая навестить ее Марья Ивановна
побледнела, рот ее полуоткрылся, и в глазах возникло мученическое
выражение. Одна лишь Людмила говорила спокойно, глядя яркими, широко
открытыми голубыми глазами.
Она теперь ни с кем не спорила, а всю жизнь была большой спорщицей;
раньше стоило сказать кому-нибудь, как доехать до вокзала, и Людмила,
волнуясь и сердясь, начинала доказывать, что совсем не по тем улицам и не
теми троллейбусами надо ехать.
Однажды Виктор Павлович спросил ее:
- Людмила, с кем это ты по ночам разговариваешь?
Она сказала:
- Не знаю, может быть, померещилось что-нибудь.
Он не стал ее больше спрашивать, но рассказал Александре Владимировне,
что почти каждую ночь Людмила раскрывает чемоданы, стелет одеяло на
диванчик, стоящий в углу, озабоченно негромко говорит вслух.
- У меня такое чувство, словно она днем со мной, с Надей, с вами - во
сне, а ночью у нее оживленный голос, какой был еще до войны, - сказал он.
- Мне кажется, что она заболела, становится другим человеком.
- Не знаю, - сказала Александра Владимировна. - Все мы переживаем горе.
Все одинаково и каждый по-своему.
Разговор их был прерван стуком в дверь. Виктор Павлович поднялся. Но
Людмила Николаевна крикнула из кухни:
- Я открою.
Непонятно было, в чем дело, но домашние замечали, что после возвращения
из Саратова Людмила Николаевна по нескольку раз на день проверяла, - нет
ли писем в почтовом ящике.
Когда же кто-нибудь стучался, она бросалась поспешно к двери.
И сейчас, слушая ее торопливые, почти бегущие шаги, Виктор Павлович и
Александра Владимировна переглянулись.
Они услышали раздраженный голос Людмилы Николаевны:
- Нету, нету сегодня ничего, и не ходите так часто, я вам уже два дня
назад дала полкило хлеба.

viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован