24 октября 1990
4772

1.39

В пять часов утра дневальные стали будить заключенных. Стояла глубокая
ночь, бараки были освещены безжалостным светом, которым освещаются тюрьмы,
узловые железнодорожные станции, приемные покои в городских больницах.

Тысячи людей, харкая, кашляя, подтягивали ватные штаны, наворачивали на
ноги портянки, чесали бока, животы, шеи.
Когда спускавшиеся со вторых этажей деревянных нар задевали ногами по
головам одевавшихся внизу, те не ругались, а молча отодвигали головы либо
отпихивали рукой толкавшие их ноги.
В ночном пробуждении массы людей, мелькании портянок, движении спин,
голов, махорочного дыма, в воспаленном, ярком электрическом свете была
пронзительная неестественность: сотни квадратных километров тайги застыли
в морозной тишине, а лагерь был набит людьми, полон движения, дыма, света.
Всю первую половину ночи шел снег, и сугробы завалили двери бараков,
захлестнули дорогу, ведущую к шахтам...
Медленно завыли шахтные сирены, и, может быть, где-нибудь в тайге волки
подвывали их широкому и безрадостному голосу. На лагерном поле сипло лаяли
овчарки, слышался гул тракторов, расчищавших дороги к шахтным зданиям,
перекликались конвойные...
Сухой снег, освещенный прожекторами, блестел нежно и кротко. На широком
лагерном поле под беспрерывный лай собак началась поверка. Голоса
конвойных звучали простуженно и раздраженно... Но вот широкий, взбухающий
от обилия живой поток поплыл в сторону шахтных копров. Скрипели ботинки и
валенки. Вытаращив свой одинокий глаз, пялилась караульная вышка...
А сирены все выли, дальние и близкие, - северный сводный оркестр. Он
звучал над морозной красноярской землей, над автономной республикой Коми,
над Магаданом, над Советской Гаванью, над снегами колымского края, над
чукотской тундрой, над лагерями мурманского севера и северного
Казахстана...
Под голоса сирен, под удары ломика по подвешенной к дереву рельсе шли
добытчики соликамского калия, ридеровской и балхашской меди, колымского
никеля и свинца, кузнецкого и сахалинского угля, шли строители железной
дороги, идущей поверх вечной мерзлоты вдоль берега Ледовитого океана,
колымских бархатных трасс, рабочие лесоповала Сибири и Северного Урала,
мурманского и архангельского края...
В этот снежный ночной час начинался день на таежных лагпунктах и
командировках великой лагерной громады Дальстроя.
http://lib.ru/PROZA/GROSSMAN/lifefate.txt
viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован