26 октября 1990
3574

1. 44

...В сорокалетнем мозгу Наума Розенберга совершалась привычная ему
бухгалтерская работа. Он шел по дороге и считал: на позавчерашних сто
десять - вчерашних шестьдесят один, на них шестьсот двенадцать за
пятидневку, итого семьсот восемьдесят три... Жаль, что он не вел учет
мужчин, детей, женщин... Женщины горят легче. Опытный бреннер кладет тела
так, чтобы костистые, богатые золой старики горели рядом с телами женщин.
Сейчас дадут команду - свернуть с дороги, - вот так же командовали год
назад тем, которых они сейчас откопают и начнут вытаскивать из ям
крючьями, привязанными к веревкам. Опытный бреннер по неразрытому холму
может определить, сколько тел лежит в яме - пятьдесят, сто, двести,
шестьсот, тысяча... Шарфюрер Эльф требует, чтобы тела называли фигурами, -
сто фигур, двести фигур, но Розенберг зовет их: люди, убитый человек,
казненный ребенок, казненный старик. Он зовет их так про себя, иначе
шарфюрер впустит в него девять граммов металла, но он упорно бормочет: вот
ты выходишь из ямы, казненный человек... не держись руками за маму, дитя,
вы будете вместе, далеко ты не уйдешь от нее... "Что ты там бормочешь?" "Я
ничего, это вам кажется". И он бормочет - борется, в этом его маленькая
борьба... Позавчера была яма, где лежало восемь человек. Шарфюрер кричит:
"Это издевательство, команда в двадцать бреннеров сжигает восемь фигур".
Он прав, но что делать, если в деревушке было две еврейских семьи. Приказ
есть приказ - раскопать все могилы и сжечь все тела... Вот они свернули с
дороги, идут по траве, и вот в сто пятнадцатый раз посреди зеленой поляны
серый холм - могила. Восемь копают, четверо валят дубовые стволы и
распиливают их на поленья длиной в человеческое тело, двое разбивают их
топорами и клиньями, двое подносят с дороги сухие старые доски, растопку,
банки с бензином, четверо готовят место для костра, роют канаву для
поддувала, - надо сообразить, откуда ветер.
Сразу исчезает запах лесной прели, и охрана смеется, ругается, зажимает
носы, шарфюрер плюет, отходит на опушку. Бреннеры бросают лопаты, берутся
за крючья, завязывают тряпками рты и носы... Здравствуйте, дедушка, опять
вам пришлось посмотреть на солнце; какой вы тяжелый... Убитая мама и трое
детей - два мальчика, один уже школьник, а девочка тридцать девятого года
рождения, был рахит, - ничего, теперь его нет... Не держись руками за
маму, дитя, она никуда не уйдет... "Сколько фигур?" - кричит с опушки
шарфюрер. "Девятнадцать" - и тихо про себя: "убитых людей". Все ругаются,
- полдня прошло. Зато на прошлой неделе раскопали могилу - двести женщин,
все молодые. Когда сняли верхний слой земли, над могилой встал серый пар,
и охрана смеялась: "Горячие бабы!" Поверх канавок, по которым тянет
воздух, кладут сухие дрова, потом дубовые поленья, они дают богатый жаркий
уголь, потом убитые женщины, потом дрова, потом убитые мужчины, снова
дрова, потом бесхозные куски тел, потом банку бензина, потом в середку
авиационную зажигательную бомбу, потом шарфюрер командует, и охрана
заранее улыбается, - бреннеры поют хором. Костер горит! Потом золу кидают
в яму. Снова тихо. Было тихо, и стало тихо. А потом их привели в лес, и
они не увидели холма среди зелени, шарфюрер приказал копать яму - четыре
на два; все поняли, - они выполнили задание: восемьдесят девять деревень,
на них восемнадцать местечек, на них четыре поселка, на них два районных
городка, на них три совхоза - два зерновых, один молочный, - итого сто
шестнадцать населенных пунктов, сто шестнадцать холмов раскопали
бреннеры... Пока бухгалтер Розенберг копает яму для себя и других
бреннеров, он подсчитывает: последняя неделя - семьсот восемьдесят три,
перед этим три декады в сумме дали четыре тысячи восемьсот двадцать шесть
сожженных человеческих тел, общий итог - пять тысяч шестьсот девять
сожженных тел. Он считает, считает, и от этого незаметно идет время, он
выводит среднее число фигур, нет, не фигур, число человеческих тел, - пять
тысяч шестьсот девять делится на число могил - сто шестнадцать, получается
сорок восемь и тридцать пять сотых человеческих тел в братской могиле,
округляя, это будет сорок восемь человеческих тел в могиле. Если учесть,
что работало двадцать бреннеров в течение тридцати семи дней, то на одного
бреннера приходится... "Стройся", - кричит старший охранник, и шарфюрер
Эльф зычно командует: "Ин ди грубе марш!" Но он не хочет в могилу. Он
бежит, падает, снова бежит, он бежит лениво, бухгалтер не умеет бегать, но
его не смогли убить, и он лежит в лесу на траве, в тишине и не думает о
небе над головой, ни о Златочке, которую убили беременной на шестом
месяце, он лежит и считает то, что не успел досчитать в яме: двадцать
бреннеров, тридцать семь дней, итого бреннеро-дней... - это раз; два -
надо учесть, сколько кубов дров на человека; три - надо учесть, сколько
часов горения в среднем на одну фигуру, сколько...
Через неделю его поймали полицейские и отвели в гетто.
И вот здесь, в вагоне, он все время бормочет, считает, делит, множит.
Годовой отчет! Он должен его сдать Бухману, главному бухгалтеру Госбанка.
И вдруг ночью, во сне, взрывая коросту, покрывшую его мозг и сердце,
хлынули обжигающие слезы.
"Злата! Злата!" - зовет он.
viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован