26 октября 1990
4353

1.47

Все, что было после начала войны, Давид помнил плохо. Но как-то ночью,
в вагоне, пронзительно ясно в мозгу мальчика возникло недавно пережитое.
В темноте бабушка ведет его к Бухманам. Небо в мелких звездах, а край
неба светлый, зеленовато-лимонный. Листья лопуха касаются щеки, словно
чьи-то холодные влажные ладони.
На чердаке, в убежище, за фальшивой кирпичной стеной сидят люди. Черные
листы кровельного железа днем раскаляются. Иногда чердачное убежище
заполняется гарным духом. Гетто горит. Днем в убежище все лежат
неподвижно. Монотонно плачет Светланочка, дочь Бухманов. У Бухмана больное
сердце, днем его все считают мертвым. А ночью он ест и ссорится с женой.
И вдруг лай собаки. Нерусские голоса "Asta! Asta! Wo sind die Juden?",
и над головой нарастает громыхание, немцы вылезли через слуховое окно на
крышу.
Потом гремевший в черном жестяном небе немецкий кованый гром затих. Под
стенкой слышны лукавые, несильные удары - кто-то выстукивал стены.
В убежище наступила тишина, страстная тишина, с напружившимися мышцами
плеч и шеи, с выпученными от напряжения глазами, с оскаленными ртами.
Маленькая Светлана под вкрадчивое постукивание по стене затянула свою
жалобу без слов. Плач девочки вдруг, внезапно оборвался, Давид оглянулся в
ее сторону и встретил бешеные глаза матери Светланы, Ревекки Бухман.
После этого раз или два на короткий миг ему представились эти глаза и
откинутая, словно у матерчатой куклы, голова девочки.
А вот то, что было до войны, помнилось подробно, вспоминалось часто. В
вагоне он, словно старик, жил прошлым, лелеял и любил его.

viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован