30 января 2009
6588

1.6 Еще о чертах характера и некоторых особенностях главного идеолога. Отдельные фрагменты из его жизни.

То о чем говорилось здесь и еще пойдет речь ниже, в том числе в нескольких последующих небольших разделах, мало кто знал, да и откуда? О личной жизни высшего руководства страны писать тогда было просто не положено. Для нас же, членов семьи и небольшого круга обслуживающего персонала - людей, которые находились с ним вместе месяцами и годами все, что было связано с его поведением и жизненной позицией, казалось естественным, само собой разумеющимся. К распорядку жизни и привычкам Михаила Андреевича без труда приспособились, считалось, что иначе и не должно быть, хотя, конечно, люди обычно бывают разные, а у Суслова и подавно было много своей специфики. Естественно, об этом нет и ничего не может быть и в упомянутой статье в "Секретных материалах", скудные факты для которой автор буквально пытается высосать из пальца. Что же там? Как всегда - дежурное упоминание о его привычке носить галоши. Читаешь и поневоле думаешь о примитивном подходе, а может быть и мышлении автора, которому к тому же просто нечего сказать.

Привычки привычкам рознь, но они не возникают сами собой, а вырабатываются в соответствии с условиями. Когда просматриваешь записи о привычках Черчилля и встречаешь известные ныне сообщения о его повышенном пристрастии к армянскому коньяку, курению сигар и любви подолгу валяться по утрам в постели - это воспринимается с любопытством, но выглядит, как вполне простительное и даже милое чудачество. Почему бы и нет? Нравилось человеку, и к тому же была возможность все это приобретать или поваляться в постели. Совершенно уверен, что у Суслова дело было, отнюдь не в чудачестве, а понимании особенностей своего организма. В свое время в жизни ему пришлось не легко, в Поволжье был жесточайший массовый голод и болезни (не только в иных других регионах страны, как пытаются представить сегодня иные политические деятели недавно образовавшихся стран), и он опасался вновь заболеть и потерять возможность работать. Боялся развития осложнений, после перенесенной в голодный период сразу после гражданской войны жестокой и сопровождаемой рецидивами болезни легких, обостренной во время пребывания в партизанском отряде на Северном Кавказе. Вам, уважаемый читатель, не приходилось слышать о привычке людей, перенесших блокаду в голодном Ленинграде, держать уже много позже после войны запас сухарей; не приходилось ли и самим так поступать? Нет? И слава богу. Ну а что касается галош, читал в наших СМИ, что практичные канадцы, приезжая в Россию, в распутицу ходят в своей разновидности галош, и никаких не добрых комментариев это не вызывает. Наоборот еще говорят: ах, какие аккуратные люди и ковров не марают, и галоши у них современные, у нас таких почему-то не производят. А что поделаешь раз на улице месиво из мокрого снега и грязи? Выйдите на улицу, посмотрите телевидение в конце концов о многолетних потугах городских властей навести порядок на улицах. Все без толку. Климат такой. Не в паланкине же людей носить! Это же Москва, а не Лос-Анжелос или Тель-Авив, там хоть босиком ходи. Ну, и понятно, каждый спасается в одиночку, кто как может.

Запомнились ли мне какие-то истории, связанные с Михаилом Андреевичем? Честно скажу, что мало. Сам он о себе рассказывать не любил. Так иногда, и довольно редко. Были и другие истории, которые слышал от его помощников и охранников. Сейчас жалею, что тогда их не записывал. И все же что-то сохранилось в памяти. Вот его рассказ об `озорстве` Берии. На поздних вечерних ужинах у Сталина Берия любил `пошутить` - то подкладывал помидор на стул под сиденье кого-то из коллег, то мог незаметно насыпать кому-нибудь много соли в суп, то еще что-нибудь в таком роде. Сталин, казалось, внешне этому не противился. Как-то Берия попытался проделать нечто подобное с Сусловым. Михаил Андреевич встал и громко при всех сказал, если повторится что-то подобное, вот эту тарелку с борщом, я вылью вам в лицо! Все притихли, казалось, дальше дело не пошло. Когда арестовали Берия, в его сейфе нашли список, кого следовало устранить, и первым номером в нем значился Михаил Андреевич. Было ли это следствием изложенного выше эпизода или что-то другое, о чем писал Рой Медведев, говоря о `секретном наследнике Сталина`? Позже прозвучат, ставшие известными слова Брежнева, сказанные в отношении Суслова. Они уже были использованы в этой книге и произнесены как бы в шутку: -Михаил Андреевич ничего не боится, кроме сквозняков. Наверное, это было сказано справедливо. Постоянно и cистематически привыкший трудиться, Суслов боялся потерять время на возможную вспышку болезни - туберкулез, который перенес в молодости в голодные годы в Поволжье.

А вот другая история о том, как его пытались обвинить в пособничестве `врагам народа` во время выборов руководства в Ростове, я об этом уже писал ранее. Один из прикрепленных (Мартьянов) рассказывал мне о том, как на заседаниях Политбюро и Секретариата Суслов, часто ведущий эти заседания, неоднократно призывал своих коллег: -скромнее, скромнее! На вас же смотрят люди. А вот о том, как вновь избранный секретарь парткома аппарата ЦК КПСС пришел к нему просить, что бы его прикрепили в Кремлевской столовой. Суслов задал такой вопрос: -а вам положено? Проситель стушевался и вопрос был закрыт

Что еще? То ли упрек Суслову, то ли очередной курьезный факт, что, мол, его автомобиль слишком медленно ездил, и сзади по Рублевке часто собиралась вереница машин (сам иногда бывал свидетелем этому) с высокими начальниками, возможно, чертыхающимися, но трусящими (понятно, кроме Брежнева) его обгонять. Может быть кто-то скажет, что это была "блажь" Суслова, но ведь он просто следовал установленному порядку. МВД после известных автокатастроф с высшими лидерами страны Машеровым (который погиб) и Устиновым (этот отделался испугом) в целях безопасности движения установило единую для всех, независимо от чинов, норму максимальной скорости в городе 60 км в час, и казалось бы, этот порядок должен быть одинаков для всех. Именно с этой установленной скоростью и ездил Суслов. Психология же иного начальника (и почему-то еще и родственников) - "закон - для других, а для меня - исключение". Это, в том числе, и есть то, что называют "двойными стандартами". И ведь что бывает, порой, и по сей день? Собьют на дороге насмерть человека, а потом, если виновный большой начальник или у него есть высокий родственник, из кожи лезут, чтобы убедить суд и общественность, что он, дескать, не только не превышал установленной скорости, но и всегда неукоснительно соблюдает закон А расчет опять простой: "быдло" все проглотит, хотя сами-то лишь недавно попали, как в поговорке, "из грязи да в князи".

Но главная "находка" недоброжелательного автора критикуемой здесь статьи - термин "серость" в отношении Суслова, который скорее подходит к самой вышеупомянутой статье. Пустая статейка, как и ей подобные, и одновременно не добрая. Дешевка. С претензией на категорические оценки, но практически без аргументов. Чувствуется, сделана по чьему-то дурному заказу. Может быть и не стоило уделять этой писанине столько внимания, но она представляет собой довольно характерный случай. Общая цель подобных публикаций, конечно, иная, чем просто представить в невыгодном свете личность Суслова. Прицел более дальний - через неуклюжие попытки насмешек над привычками "главного идеолога" бросить тень и принизить саму социалистическую идеологию и всю существовавшую систему, опорочить достижения СССР, его вклада в мировое развитие, достигнутые за годы существования социалистического строя. Дешевый прием.

www.nasledie.ru

viperson.ru
Viperson
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован