04 октября 1990
5039

1.7

7



Весь день у командования 62-й армии не было связи с частями. Вышли из
строя многие штабные радиоприемники; проволочная связь повсеместно
нарушилась.
Бывали минуты, когда люди, глядя на текучую, покрытую мелкой волной
Волгу, ощущали реку как неподвижность, у берега которой зыбилась
трепещущая земля. Сотни советских тяжелых орудий вели огонь из Заволжья.
Над немецким расположением у южного склона Мамаева кургана вздымались
комья земли и глины.
Клубящиеся земляные облака, проходя сквозь дивное, незримое сито,
созданное силой тяготения, образовывали рассев, - тяжелые глыбы, комки
рушились на землю, а легкая взвесь подымалась в небо.
По нескольку раз на день оглушенные, с воспаленными глазами
красноармейцы встречали немецкие танки и пехоту.
Для командования, оторванного от войск, день казался томительно
длинным.
Чем только не пытались Чуйков, Крылов и Гуров заполнить этот день, -
создавали видимость дела, писали письма, спорили о возможных передвижениях
противника, шутили, и водку пили с закуской и без закуски, и молчали,
прислушиваясь к грому бомбежки. Железный вихрь выл вокруг блиндажа, косил
все живое, на миг подымавшее голову над поверхностью земли. Штаб был
парализован.
- Давайте в подкидного сыграем, - сказал Чуйков и отодвинул в угол
стола объемистую пепельницу, полную окурков.
Даже начальнику штаба армии Крылову изменило спокойствие. Постукивая
пальцем по столу, он сказал:
- Нет хуже положения - вот так ждать, как бы не схарчили.
Чуйков раздал карты, объявил: "Черва козырь", потом вдруг смешал
колоду, проговорил:
- Сидим, как зайчишки, и играем в картишки. Нет, не могу!
Он сидел задумавшись. Лицо его казалось ужасным, такое выражение
ненависти и муки отразилось на нем.
Гуров, словно предугадывая свою судьбу, задумчиво повторил:
- Да, после такого денька можно от разрыва сердца умереть.
Потом он рассмеялся, сказал:
- В дивизии днем в уборную выйти - страшное, немыслимое дело! Мне
рассказывали: начальник штаба у Людникова плюхнулся в блиндаж, крикнул:
"Ура, ребята, я посрал!" Поглядел, а в блиндаже докторша сидит, в которую
он влюблен.
С темнотой налеты немецкой авиации прекратились. Вероятно, человек,
попавший ночью на сталинградский берег, подавленный грохотом и треском,
вообразил бы, что недобрая судьба привела его в Сталинград в час решающей
атаки, но для военных старожилов это было время бритья, постирушек,
писания писем, время, когда фронтовые слесари, токари, паяльщики,
часовщики мастерили зажигалки, мундштуки, светильники из снарядных гильз с
фитилями из шинельного сукна, чинили ходики.
Мерцающий огонь разрывов освещал береговой откос, развалины города,
нефтяные баки, заводские трубы, и в этих коротких вспышках побережье и
город казались зловещими и угрюмыми.
В темноте ожил армейский узел связи, затрещали пишущие машинки,
размножающие копии боевых донесений, зажужжали движки, затарахтела
морзянка, и телефонисты перекликались по линиям, - подключали в сеть
командные пункты дивизий, полков, батарей, рот... Степенно покашливали
прибывшие в армейский штаб связные, докладывали оперативным дежурным
офицеры связи.
Заспешили на доклад к Чуйкову и Крылову старик Пожарский, командующий
артиллерией армии, и начальник смертных переправ инженерный генерал
Ткаченко, и новосел в зеленой солдатской шинельке, командир сибирской
дивизии Гуртьев, и сталинградский старожил подполковник Батюк, стоявший со
своей дивизией под Мамаевым курганом. Зазвучали в политдонесениях члену
Военного совета армии Гурову знаменитые сталинградские имена - минометчика
Бездидько, снайперов Василия Зайцева и Анатолия Чехова, сержанта Павлова,
и рядом с ними назывались имена людей, впервые произнесенные в
Сталинграде, - Шонина, Власова, Брысина, которым первый их сталинградский
день принес военную славу. А на переднем крае сдавали почтальонам
равнобедренные бумажные треугольники - "лети, листок, с запада на
восток... лети с приветом, вернись с ответом... добрый день, а может быть,
и вечер..." На переднем крае хоронили погибших, и убитые проводили первую
ночь своего вечного сна рядом с блиндажами и укрытиями, где товарищи их
писали письма, брились, ели хлеб, пили чай, мылись в самодельных банях.

viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован