30 января 2009
3453

1.9 Выступление на партийном съезде.

Все свои выступления готовил исключительно сам. Видимо, реально оценивая их роль и значение в жизни тогдашнего общества, начинал подготовку заранее, обычно за несколько недель до события. По много раз правил тексты. Был прекрасным оратором и знатоком русского языка. Тем не менее при работе практически с каждым докладом, пользовался орфографическим словарем, который всегда находился у него на рабочем столе среди немногих самых важных книг. Перечитывая текст, он проставлял в нужных случаях ударения в словах своего выступления. Вспомните в связи со сказанным, как резала слух горбачевская косноязычность и неграмотность с его "начать" и "принять" с ударением на первом слоге, не говоря уже о его "персональном изобретении", о котором даже стыдно говорить, - слове "Азебарджан". Логопед бы ему не помешал, хотя может быть, как и многое другое, уже и поздно.

Накануне 26 съезда КПСС, открывать который было поручено именно Суслову, у него обострились проблемы с оставшимся относительно здоровым глазом. Обычно он пользовался жесткими стеклянными линзами (других, щадящих глаза, тогда еще не было), и очень долго и терпеливо к ним привыкал. До этого обращались к двум высокооплачиваемым "профессорам-светилам" из отобранного "главным кремлевским врачом" Чазовым состава официальных консультантов в Четвертом управлении Минздрава (бывшее так называемое "Лечебно-санитарное управление Кремля"). Не стану называть их фамилии, дело прошлое, и винить никого не собираюсь. Ответ был практически одинаковым и категорическим: - не станем, пациент уж больно высокий, риск велик, болезнь слишком серьезная, а дело ответственное. Боимся, вдруг сделаем хуже. Вы нас, пожалуйста, извините, но от этого дела увольте. Вот такой подобрал персонал наш самый главный медицинский управитель.

Помог безвестный дотоле кандидат наук, доктор Киваев, которого за несколько месяцев до этого отыскала в простой городской больнице дочь Суслова - Майя Михайловна. Доктор тогда только недавно начал заниматься производством и использованием отечественных глазных линз (сейчас он известный специалист, директор медицинского центра). Это теперь контактные линзы представляют собой мягкие и гибкие изделия, а в то время линзы, которые предлагались пациентам, были довольно грубые и жесткие, сделаны они были из стекла. Помню, на дачу к Суслову вместе с этим доктором приехал паренек - техник с небольшим токарным станком. Расположились прямо в биллиардной. Меня поразили его тонкие, удивительно длинные, как у музыканта, пальцы. Тогда же он и выточил свои образцы, сыгравшие такую важную роль. Суслов проявил огромную настойчивость и мужество. Несмотря на боль и огромный риск, он сумел довести дело до того, чтобы пользоваться линзами в течение практически всего рабочего дня.

Одновременно, скажу прямо, после происшедшего, возник, а далее только нарастал, "скепсис" по отношению к Чазову (с его удивительной способностью в решительную минуту всегда оказываться в стороне или куда-нибудь уезжать), как человеку, обязанностью которого было реально помогать своим высоким пациентам, а заодно ко всей системе организации медицинского обслуживания на этом уровне. Речь идет о том самом " печально знаменитом" Четвертом главном управлении Минздрава СССР, которое Ельцин в своих ранних выступлениях требовал "передать народу", но так этого и не сделал, оказавшись на вершине власти. Видимо, в конце концов, понял, что положение от этого мало бы изменилось, тем более, что кадры там собрались, возможно, и квалифицированные, но избалованные. Хотя, разумеется, обо всех так говорить нельзя.

Впрочем, не хочу и не могу сказать ничего дурного о профессиональных качествах Чазова. Наверное, в каких-то других своих, относительно узких вопросах, он превосходный врач, одновременно активный общественный деятель и лоббист, много сделавший для строительства крупнейшего в стране кардиологического центра. Но в качестве руководителя возглавляемого им Управления он, типичный царедворец, был явно не на месте, что и доказала история болезней и ухода из жизни ряда высокопоставленных пациентов. Там его роль часто сводилась лишь к констатации свершившихся фактов и подписи с перечислением своих титулов под некрологом, во главе с другими именитыми врачебным деятелями из числа отобранных им консультантов. Убежден, была допущена ошибка, когда ему доверили эту работу (при каких обстоятельствах это произошло теперь известно из СМИ, здесь упомяну лишь, что должность эта была креатурой руководителя КГБ), позволив одновременно заниматься массой других важных, но посторонних дел. В том числе, как следует из его воспоминаний, чуть ли ни в области, примыкающей к политике - деятельности, казалось бы совершенно далекой от его непосредственной работы. Впрочем, дело прошлое, мало ли было допущено ошибок, и единственный ли это случай в нашей в истории? Читая сегодня книги о докторе тибетской медицины Бадмаеве, одновременно выступавшем и в качестве влиятельного лоббиста - политикана в "незабываемом 1917-м", поневоле думается: вот в чем-то похожий случай амбициозного придворного лекаря.

А тогда накануне выступления на съезде, из-за внезапной простуды роговица глаза вдруг покрылась язвочками, и надеть жесткую линзу на глаз было просто невозможно. Казалось, назревала катастрофа, но опять помог врач Киваев. Поверхность глаза покрыли какой-то студенистой массой, а уже на нее наложили линзу. Выступление прошло прекрасно, и никто за исключением нескольких человек, даже не предполагал, каких усилий и мужества это стоило Суслову. Дочь, находящаяся здесь же в зале, говорила потом, что переживала лишь за его сбившийся галстук. Позднее отец сказал ей, что, учитывая обстановку, выучил свою речь наизусть, и все равно бы срыва в программе проведения съезда не произошло.


www.nasledie.ru

viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован