05 мая 2008
2083

1 мая был отменен мораторий по сдерживанию цен. Как это скажется на росте цен на хлеб? Своими прогнозами делится президент Российского Зернового союза Аркадий Злочевский

Олег Дусаев:- Здравствуйте. Вы смотрите информационный портал Newtimes. В студии Олег Дусаев.1 мая был отменен мораторий по сдерживанию цен. Как это скажется на росте цен на хлеб? Своими прогнозами мы попросили поделиться президента Российского Зернового союза Аркадия Злочевского. Здравствуйте, Аркадий Леонидович.

Аркадий Злочевский:- Здравствуйте.

Олег Дусаев:- Прежде всего, мне хочется задать вам такой вопрос: как вы думаете, произойдет ли резкий скачок. Если он произойдет, то когда. Некоторые эксперты уже говорят, что это случится не раньше осени, кто-то говорит, что это случится раньше, кто-то позже. Каково ваше мнение?

Аркадий Злочевский:- Никаких резких скачков не будет, для них нет объективных причин. Фундаментальные факторы все говорят о том, что в дальнейшем тенденция будет на снижение цен на все сырье, из которого хлеб печется, поэтому никаких объективных причин для резкого роста цен на хлеб просто не существует.

Олег Дусаев:- Ну хорошо, а не резкого?

Аркадий Злочевский:- А не резкий будет, естественно, но в пределах темпов инфляции, в пределах общего подорожания всех ресурсов, всего продовольствия. Мы примерно оцениваем это в 15, максимум 20% до конца года.

Олег Дусаев:- Вот вы уже говорили, в том числе, нашим коллегам из других изданий, что рост цен на муку и хлеб никак не связан с тем, что правительство не планирует продлевать соглашение о замораживании цен на основные продукты питания. Не могли бы вы поподробнее рассказать, почему у вас такое мнение?

Аркадий Злочевский:- Изначально, когда задумывалось договориться о том, чтобы заморозить цены, был прогноз, этот прогноз говорил о том, что цены на зерно будут высокими в течение зимы и к весне начнут снижаться. Зерно - это основной ресурс, из которого печется хлеб, соответственно, и замораживание цен предполагалось до весны. Достигнута была договоренность и, в общем, прогноз сбылся, цены на зерно снижаются уже на протяжении полутора, а даже и двух месяцев на мировых рынках. И в течение последних двух, трех недель начали снижаться наши цены, внутренние.

Олег Дусаев:- Вы знаете, вот данные, видимо, рознятся, потому что, как говорят, опять-таки, некоторые эксперты вот в Европе, опять-таки, хотелось сравнить: за первое полугодие рост цен на хлеб составил 2.7%, а в России - 6.9%.

Аркадий Злочевский:- Ну надо посмотреть, кто как считает. В разных странах вообще разная ситуация. У нас есть регионы, в которых мы наблюдаем там достаточно динамичный, резкий рост цен на хлеб, но это связано в основном не с общей ситуацией с сырьем, а это связано со спецификой региона. Например, последний всплеск был на Сахалине, и связан он был с тем, что там просто кончилась мука, там нет мукомольных предприятий, зерно завести не успели. Ну, соответственно, за это время, пока все эти процессы мы наблюдаем, подорожала вся логистика, причем подорожала очень сильно, а расстояния до Сахалина не маленькие, естественно и логистика эта стоит очень дорого. В результате, пока начали в пожарном порядке организовывать поставки, пока оплатили всю логистику, цены, естественно, взлетели, и взлетели достаточно сильно. Но сейчас там уже ситуация успокаивается, начались поставки муки, так что в ближайшие неделю, две там ситуация нормализуется и успокоится. Такие всплески, они носят локальный характер, то есть, это не касается всей ситуации в стране.

Олег Дусаев:- Вы как-то так все благостно говорите, в то время как народ, если говорить о населении, он как раз очень волнуется, потому что вот даже прошла такая информация, что в Самарской губернии даже рассматривали вопрос о переходе на карточную систему для некоторых категорий граждан. Естественно, это не может (такие слухи, что-то, где-то написали, что-то, где-то сказали), это не может не вызывать какие-то народные волнения.

Аркадий Злочевский:- Понимаете, у нас сразу начинается, когда мы слышим о карточках, какое-то ощущение дефицита, вспоминаем СССР, пустые прилавки, хлеб по карточкам. Совсем не эта идея была заложена в ряде региональных проектов. Вспомните, где-то, как раз, полгода назад в Питере один из чиновников заявил о введение каких-то карточек, что есть идея, и народ всполошился, естественно, испугался, сразу стали говорить о каком-то дефиците и т.д. Основа совсем в другом и аналоги другие, просто нет термина у нас. Я предлагаю называть это не карточками, а как американцы называют - food-stamps, это продуктовые марки. И это идеология принципиально иная, я, собственно, сторонник этой идеологии введения таких механизмов.

Олег Дусаев:- Расскажите тогда поподробнее, что это вообще, с чем это едят?

Аркадий Злочевский:- Дело в том, что борясь с ценами, мы датируем богатые карманы автоматически. То есть, понижая цену, замораживая их (чем богаче карман, тем больше он имеет возможностей купить), естественно и получается, мы открываем большее поле для деятельности для совсем не бедных. А критически влияет рост цен на бедный карман, вот ему и надо помогать, собственно говоря. Инструментарий для этой целенаправленной помощи уже давно отработан в мире, в Америке это называется food-stamps, продуктовые марки. Американцы тратят на эти марки продуктовые, то что у нас карточками называют, талонами, порядка 20-ти миллиардов долларов ежегодно. При том, что это не бедная страна, но они своим малоимущим раздают вот эти талоны, и люди приходят в магазин и вместо денег оплачивают этими талонами тот товар, который, соответственно, в списке находится по этим талонам.

Олег Дусаев:- Вместо денег.

Аркадий Злочевский:- Вместо денег, совершенно верно. То есть, это аналог денег, это совсем не карточки дефицитные, по которым кусочек хлеба можно получить, это просто аналог денег, которыми можно заплатить. Раздаются они бесплатно, потом магазин эти талоны сдает в соответствующее ведомство и получает живые деньги за них. Это деньги бюджетные естественно, то есть, они выделяются из государственного бюджета. И если вспомните, у нас в 2004-м году, не так давно, была абсолютно аналогичная ситуация с ценами на хлеб, они динамично росли и в течение сезона выросли на 6 рублей за килограмм. Вот мы посчитали тогда, сколько бы стоило компенсировать всей категории малоимущих вот эту составляющую - рост стоимости хлеба. Для бюджета - смешные деньги. Категория малоимущих тогда была определена по жилищно-коммунальной реформе и составляла 8 с лишним миллионов человек, и все затраты из бюджета составили бы 4.8 миллиарда рублей; смешная сумма для бюджета. Это гораздо дешевле и продуктивнее, чем бороться с ценами, потому что, борясь с ценами, производители несут потери и теряют стимулы для расширения производства, для расширения ассортимента и т.д. и т.п.

Олег Дусаев:- Еще надо тогда понять, какие именно категории граждан должны будут получать эти марки?

Аркадий Злочевский:- Естественно, у нас довольно много небогатых людей, скажем так, но их количество все-таки имеет тенденцию к сокращению. И если говорить о масштабной программе продовольственной помощи малоимущим, то она, наверное, обойдется дороже, то есть, надо не только хлеб, сейчас дорожает же все, и не только хлеб надо компенсировать; в целом, конечно, дороже обойдется. Но я думаю, это посильная ноша для бюджета и надо хотя бы стартануть, начать с чего-то, у нас подобных социальных программ просто не существует.

Олег Дусаев:- Ну вообще были уже какие-то предложения, я имею в виду, вот вы вносили, например, лично?

Аркадий Злочевский:- Вносили, пока не принято. Вот региональные власти, в основном, и пытаются нечто подобное зародить, они не пытаются ввести какие-то талоны, по которым будут выдаваться какие-то продукты, они пытаются ввести аналог денег и субсидировать обращение этих денег из своего регионального бюджета. Поэтому не надо пугаться на эту тему.

Олег Дусаев:- Аркадий Леонидович, я правильно понимаю, что, в принципе, к заморозке вы относитесь негативно?

Аркадий Злочевский:- Я считал и мои, скажем так, прогнозы подтвердились, что это достаточно эффективный пожарный инструментарий для того, чтобы пережить вот этот пик цен в течение сезона, который ожидался, и который мы прогнозировали. Но как системные меры, конечно, я противник подобных мер заморозок цен и т.д.

Олег Дусаев:- Многие назвали это вообще популистской мерой.

Аркадий Злочевский:- По большей части да, это в преддверии выборов было придумано, собственно говоря, но реально позволило удержать. Если бы вот не было абсолютно твердых ощущений, что к весне цены начнут снижаться на многое из сельскохозяйственного сырья, то, конечно же, она была бы совершенно бесполезной, она работала бы как сжатая пружина и в период, когда вот цены разморожены, эта пружина бы разжалась автоматом и был бы резкий всплеск, и т.д. и т.п. Но, как видите, сейчас не происходит...

Олег Дусаев:- Как раз некоторые эксперты говорят, что сейчас продавцы начнут резко наверстывать упущенное.

Аркадий Злочевский:- Не начнут.

Олег Дусаев:- А что их остановит?

Аркадий Злочевский:- Механизм, на самом деле, был проработан достаточно детально, мы собирались в МЭРТ и детальнейшим образом обсуждали что и как надо замораживать, и почему именно это, на какой срок, то есть, там масса всяких деталей обсуждалась. На самом деле заморожена была только отдельная категория товаров низкостоимостная, и производители сразу же договорились о том, что они часть потерь будут компенсировать за счет более дорогого сегмента, за счет ассортиментной продукции. И это было сделано, то есть, они не очень большой ущерб понесли; это раз. Во-вторых, было известно, что в течение полугода, вот этот вот период, который надо продержаться, после этого полугода можно отпускать и, в общем, цены-то и отпущены, как раз, на этот период. Плюс к этому был принят ряд дополнительных мер, которые сработали, в общем-то, на удержание цен: ну, скажем, обнулили ставки на ввоз, на импорт молочной продукции и т.д. Хотя, в общем, я был противником такого обнуления и считал, что оно, все равно, не особо помогло с точки зрения удержания цен, но свою лепту в размере 5, 10, 15% в кармане производителя удержало, скажем так. А сейчас, как раз, обратная сторона медали: скажем, на сырое молоко цены обвалились, были обнулены ставки на сухое молоко, его понавезли после того, как цены снизились на мировых рынках, а мы это прогнозировали, и сегодня переработчики молока просто не покупают сырое молоко. В результате производители сырого молока терпят убытки, а это очень негативно сказывается на дальнейших планах, прогнозах по производству, поскольку первое, что приходит в голову производителю молока, когда он получает убыток, это зарезать корову. Зарезать её - это минуты, а восстановить это поголовье - это годы. И это очень опасная тенденция на самом деле, надо сейчас срочно возвращать какие-то защитные меры, ставить барьер на пути сухого молока из-за рубежа с тем, чтобы было востребовано наше отечественное молоко сырое.

Олег Дусаев:- Скажите, пожалуйста, если вернуться все-таки к повышению цен, а не к понижению, как вы думаете, вообще, как бороться с ростом потребительских цен и нужно ли с этим бороться?

Аркадий Злочевский:- Самый естественный, нормальный и фундаментальный способ борьбы - это наращивание производства, конкуренция, проще говоря. Чем больше будет продукции на прилавке, чем больше будет производителей представлено на этом прилавке, тем будут ниже цены, автоматически.

Олег Дусаев:- Вернувшись сейчас опять к вопросу хлеба, я хочу заметить, что, как известно, зерно ведь дорожает не только в России.

Аркадий Злочевский:- Безусловно, зерно всегда колебалось в ценах и колебалось очень сильно, динамика изменения цен, это разы, это сотни процентов в одну и в другую сторону. При этом, если взять и посмотреть тренды за исторический период на хлеб, то вы не обнаружите ни одного периода времени, где хлеб упал бы хоть на копейку в цене, такого не бывало во всей нашей истории уже реформированной России. А цена зерна обваливалась просто в разы, и я помню периоды времени, когда в долларовом выражении цена зерна падала до 30-ти долларов за тонну, это вообще смешные цены. Сегодня цена там 300 с лишним долларов за тонну, вот диапазон колебаний. А цена хлеба не падала никогда.

Олег Дусаев:- Вы знаете, хотелось бы еще, чтобы вы рассказали немного подробнее о том, что, как мне известно, вы против продления срока действия высокой экспортной пошлины на пшеницу. С чем связана вот эта ваша точка зрения, потому что некоторые считают, что это вполне обосновано?

Аркадий Злочевский:- Это абсолютно необоснованно, самый главный фундаментальный стратегический инструментарий - это расширение производства, именно оно дает то, что мы хотим стабилизацию какую-то, и давление там предложения над спросом, которое ведет к понижению цен. А что мы можем сделать сейчас, продлевая действие этой пошлины. Мы сегодня не экспортируем, пошлина носит запретительный характер, наши внутренние цены при этом даже на зерно сейчас пусть не слишком сильно, но выше мировых. Если мы эту пошлину сохраняем, начинается сбор урожая, он у нас начинается в июне месяце, а пошлина действует до первого июля, и основной вал зерна, собираемого с наших полей, начнет выползать в рынок в июле месяце. Давление этого зерна, которое некуда девать, это излишек, который надо сливать за пределы территории. Мы не сможем его слить из-за продления пошлины, начнет давить на внутренний рынок. Это обвалит цены на зерно. Обвал цен на зерно уничтожит стимул у крестьян под расширение посевов. И мало того, это очень плохой сигнал будет, потому что они только получили этот стимул, причем получили не благодаря государственной поддержке, а благодаря мировому рынку, он дал этот шанс, и мы расширили посевы, впервые за все реформенные годы. Какой сигнал крестьяне получат, если мы обвалим им конъюнктуру рынка. Они вложились в это расширение посевов, они внесли ресурсы, а продавать будут по дешевой цене, которая не дает дохода, а то и приносит убытки. Это означает, что на следующий сезон мы практически всю эту прибавку потеряем, а еще может потеряем то, что имеем, те площади, которые сеем традиционно. Зачем, не лучше ли удержать конъюнктуру и избавить рынок от давления излишков открыв границы, сливая на экспорт, тем более, что конъюнктура там хорошая, позволяет продавать по хорошим ценам. И тем паче, что такой обвал цен на зерно все равно не повлияет на цены на хлеб, хлеб не упадет ни на копейку от того, что мы обвалим цены на зерно. Это бессмысленная операция с точки зрения потребителя.

Олег Дусаев:- Спасибо большое, Аркадий Леонидович.

Аркадий Злочевский, 05 Мая 2008

http://newtimes.ru/talkshows/200805041209886585
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован