20 января 2008
1296

12. Мария

У Натальи Григорьевны я прожила месяца три-четыре, всю зиму. Мы подружились. По утрам я уходила якобы на курсы. Бродила по городу, мерзла, заходила в музеи, в кино, в унылые магазины. Вокруг меня роились тысячи жизней, но я, словно в стеклянном колпаке, существовала отдельно. Люди, которые должны были мне помочь, исчезли без следа. Сбежали? Гниют в камере на Лубянке? Расстреляны? Начитавшись детективов, теперешняя публика думает, что удел шпионов (вражеских) или, как их стали называть в Совдепии, разведчиков (своих), - сплошные приключения. Но это не так. Скука и напряженное подспудное ожидание: вот-вот повезет или вот-вот случится что-то ужасное - это и есть шпионская жизнь. Хоть я не была шпионом, а так, кем-то вроде, но все равно, сомнительным персонажем, тайным агентом. Выдавала себя не за того, кто я есть на самом деле, ловчила, обманывала, жульничала и постоянно ждала разоблачения. Первый восторг от взрыва унылых будней испарился, и я уже жалела, что ввязалась в сомнительную авантюру. Я хотела обратно во Францию, в Лерак! Но отыскать, разоблачить других жуликов, предателей, я была обязана, хотя бы ради Аркадия Сергеевича, Веры Ивановны, Пети. Но где та дверь, дырка или даже щель, сквозь которую можно проникнуть? Куда? Пойди туда, не знаю куда, найди то, не знаю что. Рестораны, кафе. Наверное, думала я, мои, так сказать, возможные клиенты там бывают и там легко завязываются знакомства. Но этих заведений мало, а значит, постоянные посетители - наперечет. Новый человек сразу привлечет внимание, окажется под наблюдением. Не годится. Несколько раз бывала в театре. Видела издали в толпе во время антрактов пару раз чекистскую форму. И что? Во-первых, раз в мундире - значит, мелочь. Начальник в театр в форме не пойдет, только в штатском. Во-вторых, те, которые в мундирах, всегда были с женщинами. То есть мне они не доступны. Часто ходила в кино, проводила время попусту. Почти все фильмы оказались тупыми агитками. Запомнила комедию "Веселые ребята". Такая же дурацкая, как и те, что видела во Франции (комедия - вообще не мой жанр), но ловко скроенная, без агитации и с неплохой музыкой. Кажется, пришлось мне ее тогда посмотреть раз пять-шесть. Этак, думала я, ни за год, ни за два не справлюсь, никого не найду, ничего не выведаю. И не обречена ли я провести остаток своей непутевой жизни здесь, в этой убогой Совдепии? Однажды забрела на какую-то выставку живописи и увидела картину, где женщина (она изображена спиной) едет за рулем открытого авто по Охотному ряду, веселому, цветному, словно бульвар в Париже. Может, наняться шофером, подумала я. Шоферский документ мне Шумейко выправил. Но потом решила - женщина за рулем здесь редкость, и я непременно стану заметной. Позже я где-то прочла, что тогда в Москве только одна женщина водила собственный автомобиль - Лиля Брик, любовница знаменитого Маяковского.

Сны. Постоянные сны, обрывочные, бессвязные, тревожные, все из кусков прошлой жизни, мелькающих в полном беспорядке. Один, правда, фантастический. Но связный и совершенно реальный, как кинематограф. Будто сижу я в автобусе среди других пассажиров. Автобус стоит на горной дороге, и шофер куда-то отлучился. Вдруг чувствую, что автобус начал движение, он медленно, беззвучно, но упрямо катится под уклон. Еще никто, кроме меня, ничего не заметил. Автобус катится быстрее. Я знаю, что мы можем разбиться, я знаю, как остановить автобус, я знаю, что должна это сделать - и не могу двинуться с места. Не могу, и все тут! Сон с автобусом - мой "фирменный". Я иногда вижу его и сейчас, здесь, в Аргентине. Только теперь он перестал меня пугать. Я просыпаюсь и равнодушно отмечаю: опять он. Наверное, нужно было когда-то начать считать, сколько раз я его видела, но я этого не сделала. Теперь уже поздно.

www.zvezdaspb.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован