22 апреля 2001
1413

14. Штурман Иван Устюжин

Теперь остается разобраться с Джоном Мак-Гиннисом и его компанией. Многие официальные источники указывают, что Мак-Гиннис проживал на Оуке с "незапамятных времен", то есть задолго до предполагаемой высадки Бенёвского на этом острове в 1787 году. Как нам известно, хижина старика стояла прямо на перекрытии, скрывавшем под собой вход в Денежную шахту, значит есть все основания считать, что он о ней прекрасно знал, тем более что он обещал после своей смерти осчастливить невиданным богатством Мак-Гинниса-младшенького, то есть своего внука, взятым из каких-то неведомых источников. Мак-Гиннис был англичанином, когда-то служил на флоте, но документы умалчивают, на каком именно. Однако фамилия Мак-Гинниса фигурирует также в материалах по Ивану Устюжину, "бомбившему" питерских бюрократов вплоть до 1799 года. В одной из докладных, поданных канцеляристом Хотинским на рассмотрение столоначальника Морской Коллегии в Петербурге, идет речь о некоем Мак-Гиннисе - "компаньоне" Устюжина по прошлому "путешествию", который, "...являясь аглицким подданным, выдал в пользу Российской Империи некоторые секреты, касающиеся в частности сведений о давно искомом мореходами всех наций Северо-Западном проходе поверх Нового Света, которым могли бы воспользоваться русские корабли, направляющиеся из Петербурга и Архангельска к берегам Камчатки и Русской Америки..."
Конечно, можно несколько засомневаться в том, что этот Мак-Гиннис и на самом деле владел какими-то там еще секретами, кроме секрета, касающегося зарытого Бенёвским на Оуке клада. Скорее всего, упоминание о Северо-Западном проходе, столь желанном для европейских торговцев кратчайшем пути в Китай и Индию, было всего лишь уловкой, направленной на то, чтобы государственные крючкотворы побыстрее снарядили Устюжина в плавание к берегам Америки, где его ждал гигантской величины клад. Но наши крючкотворы оказались сильнее, Устюжин, в свое время преодолевший все тяготы и лишения совместных с Бенёвским странствий, за срок более короткий угас в борьбе с неистребимыми российскими бюрократами.
Но зато теперь наверняка можно предположить, что Мак-Гиннис был не просто "вольнонаёмным" сторожем клада, а еще и ближайшим приятелем Устюжина, или даже самого Бенёвского, который познакомился с ним во время своих скитаний по Северной Америке, иначе Устюжиным в докладной была бы указана какая-нибудь иная фамилия. Вероятно, после гибели "Капитана Пратта" у берегов Микелона Устюжин был не в состоянии отыскать в Новом Свете достойного компаньона для извлечения им самим же закопанных сокровищ, и он решил попытать счастья в России, предварительно "застолбив" Денежную шахту Мак-Гиннисом...
Однако пытаясь выяснить статус Мак-Гинниса, мы забежали вперед так далеко, что следует подумать об остановке. Добравшись до Оука и решив воспользоваться его недрами, Бенёвский объявляет конкурс, как сейчас принято выражаться, на лучший проект тайника для своих сокровищ. За дело берется один из членов команды, талантливый русский инженер Григорий Рюмин, который бежал из России в Америку еще в 1749-м году после неудачной попытки поучаствовать в заговоре против царицы-императрицы Елизаветы II с целью водворения на престол ее тогдашнего мужа Петра. Видимо, Бенёвский посчитал, что те богатства, которые он увел у французской короны, неразумно использовать в ближайшее время - для того, чтобы на всю оставшуюся жизнь осчастливить каждого из своих подельников независимо от ранга, с головой хватило и малой его части. Остальное следует схоронить в так называемом "банке", какими в разные времена пользовались пираты. Рюмин без особого труда рассчитывает систему хитроумных подземных коммуникаций, которые, по замыслу Бенёвского, позволили бы надёжно изолировать сокровища от внешнего мира даже в том случае, если бы о них прознали посторонние и попытались бы извлечь без ведома хозяев.
Для возведения подобного сооружения у Рюмина под рукой имелось все - разнообразный строительный материал, и толковые мастера, и выносливые рабочие из числа китайцев и африканцев, составлявших немалую часть экипажа "Капитана Пратта". Времени у строителей было тоже хоть отбавляй. Сохранению необходимой секретности благоприятствовала относительная удалённость Оука от основных населенных пунктов и морских путей. Немногие местные жители близлежащего Честера, страдавшие излишним любопытством, быстро потеряли к Оуку интерес, после того, как Бенёвский представился им британским адмиралом и заявил, что на острове проводит работы Управление гидрографической службы королевской штаб-квартиры в Галифаксе, и потому Оук является военным объектом. Следуя из этого каждый, кто осмелится приблизиться к нему на расстояние пушечного выстрела, будет рассматриваться как французский или американский шпион и подлежит расстрелу на месте. Выслушав эту устрашающую речь, обитатели Честера были настолько напуганы, что не решились ретранслировать ее по округе, а ограничились тем, что выдумали легенду о привидениях пиратов, якобы населяющих остров с незапамятных времен.
Много позже, правда, некоторые старожилы все же поведали властям о странных посетителях острова и о проведенных ими не менее странных работах, но официальные лица посчитали эти сведения за сплетни многолетней давности и ограничились тем, что сделали запрос в галифакскую гидрографическую службу. Ответ руководства этой службы история донесла до нашего времени, и из него следует, что в 1787 году на острове Оук не проводилось никаких работ. Впрочем, их не проводилось ни в каком бы то ни было году по той простой причине, что королевскую гидрографическую службу Оук интересовать никак не может из-за мелководности бухты, в которой он находится. Бумага, отысканная в архивах Лунебёрга, на чьих землях расположен Честер, была подписана начальником штаб-квартиры и датировалась 1805 годом, тем самым годом, когда из Денежной шахты была выброшена самая первая лопата земли...

Итак, Бенёвский надежно прячет "остатки" клада на Оуке, и отбывает по только одному ему ведомым делам. По дороге он ссаживает заболевшего Устюжина в Галифаксе, а сам отправляется к Микелону, где его ждет бесславный, и даже досадный после такого взлета конец. Сейчас уже трудно установить, ЧТО ему понадобилось еще от несчастных французов - если он захотел отнять у тамошних колонистов провизию, то не проще ли было ее закупить прямо в Галифаксе? Все документы, до которых добрались исследователи, по этому поводу пока молчат. Протоколы допросов захваченных моряков со взорвавшегося "Капитана Пратта" до нашего времени не сохранились, а увезший пленных в 1787 году во Францию "Шопрен" навсегда сгинул в морской пучине.

www.x-libri.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован