27 мая 2009
4544

2.2. Использование компьютерной техники в политической жизни

Использование компьютеров в политической жизни быстро расширяется. В первую очередь это касается обработки статистической информации и других данных, необходимых органам власти современного государства. На ЭВМ моделируют экономические и политические ситуации. Экспертные компьютерные системы "дают советы" практически по любым политическим вопросам. Если сами компьютеры еще не рассматриваются как полноправные участники политического процесса, то во всяком случае можно рассчитывать на то, что они станут квалифицированными помощниками.
Сегодня происходит активное слияние компьютерной техники и средств связи - создаются телекоммуникационные компьютерные сети. Они особенно наглядно демонстрируют нам следующее: хотя во взаимодействии политико-управляющих структур и общества немалую роль играют субъективные факторы, политика не может быть понята вне информационно-коммуникационных связей. По мнению некоторых западных исследователей, соотнесение информации и политики даже более чем естественно: "политические системы и коммуникационные системы - это две стороны одной медали"[1]; "политика в настоящее время может быть определена как особый тип обмена информацией"[2].

Разумеется, это гиперболизация. Политика - не всегда обмен информацией, но обмен информацией нередко становится политикой. Примечательно, что на одной из сугубо технических конференций, где обсуждались специальные вопросы кибернетики и, в частности, применения ЭВМ, один из ее участников заявил: "Полагаю, что большая часть нашей дискуссии здесь относилась к политическим проблемам (выделено мною. - Ю. Б.), а не к технологическим"[3].

Проблема использования компьютерной техники в политической жизни многоаспектна: здесь и вопросы влияния компьютеризации на реализацию гражданами демократических прав и свобод, на участие граждан в управлении делами общества, вопросы правового регулирования применения ЭВМ при всенародных (народных) обсуждениях, опросах общественного мнения, принятии политических решений и др. Но, по-видимому, наиболее сильным будет воздействие компьютеризации на избирательные кампании, на весь механизм формирования органов власти. Как заметил А. Тоффлер, "компьютер может быть самым большим другом демократии после избирательной урны"[4]. Что касается электоральной стороны политики, то компьютерная техника уже начинает быстро изменять способы информирования избирателей о кандидатах, а также организацию предвыборных дискуссий, избирательных кампаний, роль политических консультантов и профессиональных политиков, повседневную деятельность партий и общественных движений. Появление электронной почты (понемногу она начинает внедряться и в Советском Союзе), способной осуществлять передачу сообщений практически мгновенно, не только поставит в сложное положение традиционную неповоротливую почту, но и заставит депутатов работать интенсивнее.

В США существует экспериментальный проект, позволяющий пользователям домашних компьютеров непосредственно общаться со своими депутатами и наоборот. Некоторые лоббистские группировки на основе электронной почты создали "сети оповещения", через которые их членов информируют о проектах законов, обсуждающихся в тот или иной момент, и просят подтвердить посланием своим представителям, согласны ли они или нет с данной позицией. Мгновенные ответы могут в избытке поступать к лицам, принимающим решения, прежде чем поступят более медленные сообщения, приходящие обычным путем[5].

Существуют также электронные банки юридических и политических данных. В них собираются краткие аннотации, уставы, судебные дела, срочные послания и другие сведения, которые официально передаются на хранение. Они доступны абонентам благодаря электронным средствам. Эти банки уже давно фигурируют на рынке юридических и технических данных, но их все чаще используют и в политических целях. В масштабах страны информацию предоставляют своим абонентам "Конгрешнл куотерлис Вашингтон Алерт сервис" и "Леджи-Тек"; в Нью-Йорке и в 11 других штатах - "Леджислейтив ритривел систем" или равноценный ей банк. В этих банках данных содержатся тексты проектов законов, предложенных и переданных на рассмотрение законодателям, своды законов, календари знаменательных дат и материалы к слушаниям. "Леджи-Тек", кроме того, предоставляет данные о поступлении и изъятии денежных средств в ходе политических кампаний, ведет список лоббистов.

Большая часть этих сведений может быть получена не только из банков данных, стоимость услуг которых (от 200 до 5 тыс. долл. за подключение к системе, к этому следует добавить ежемесячную абонентскую плату от 20 до 600 долл., а также плату за почасовое использование) обеспечивает доступ к ним лишь крупным коммерческим предприятиям, советникам по специальным вопросам и группам оказания давления. Случается, что оперативность передачи информации - решающее преимущество электронного банка. Он немедленно располагает информацией, которая лишь через три дня появится в письменном виде в "Уикли рипорт", распространяемом по почте.
В 1984 году была создана Информационная служба Белого дома. Это - банк данных, который дает возможность местным редакторам за плату в 60 центов в минуту обогнать службы, передающие по обычным электроканалам, и напрямую ознакомиться с текстами речей, заявлений и т. п. Только за шесть первых месяцев работы этой службы ею воспользовались 13 тыс. раз[6].

Все чаще при помощи ЭВМ обновляются списки избирателей на местах. Исходя из этого, кандидаты могут создать себе картотеки данных об избирателях, содержание которых они затем защищают авторским правом. Такие картотеки позволяют им оттачивать свою предвыборную стратегию. Как правило, кандидат или его советник приобретает картотеку избирателей (или сам создает их списки на основе официальных списков), в которой значатся лишь их имена, адреса, возраст, дата регистрации. Затем он "наполняет" ее, сопоставляя с другими, также электронными списками владельцев автомобилей, членов профсоюзов или политических партий, абонентов телефонной сети или со списками тех, чьи имена образуют "словарь" характерных в этническом отношении имен. Дополнительные сведения могут быть также взяты из сведений о продаже товаров на дому по телефону или напрямую.

В результате образуется свой зарегистрированный банк данных, в котором можно найти не только имена и адреса, но и сведения, которые позволяют кандидату уточнять содержание своих посланий в зависимости от одной или нескольких переменных величин: например, обращение к семьям профсоюзных деятелей, носящим испанские фамилии; обращение к демократам, имеющим один или два автомобиля; обращение к собственникам, состояние которых превышает 100 тыс. долларов. Таким образом, избиратели получают до нескольких сот тысяч тщательно продуманных и даже персонализированных обращений, соответствующих интересам конкретных групп. Обычно эти группы определяются благодаря предвыборным опросам общественного мнения.
Персональные компьютеры и их программное обеспечение продолжают оставаться в центре внимания многих дискуссий по поводу использования новой техники в политических кампаниях. Ими можно пользоваться даже во время кампаний местного масштаба: вести списки, готовить оценку финансовых возможностей, проводить целевую ориентировку на избирателей в демографическом плане, персонализировать корреспонденцию, разрабатывать план финансирования кампании, планировать ее и т. д. Все это обеспечивается благодаря развитию систем "политического компьютерного программирования", выпускаемых на рынки многими компаниями. Такие системы состоят, как правило, из трех модулей, позволяющих руководителю предвыборной кампании (им зачастую является сам кандидат): а) составлять различного рода списки (сторонников, добровольных помощников, спонсоров и др.); б) планировать бюджет, что включает в себя учет поступлений и расходования средств (это делается с помощью расчетных электронных таблиц, разработанных для данных политических нужд); в) создавать политические портреты групп избирателей на основе анализа результатов предыдущих выборов.

Кроме того, более сложное программное обеспечение помогает планировать дела, редактировать коммюнике, подготавливать и проводить опросы общественного мнения, обрабатывать и направлять данные в более крупные информатизированные картотеки.
Интерактивные персональные компьютеры позволяют всем, кто занят в предвыборной кампании, осуществлять связь между собой через коммуникационные сети отовсюду - из штаб-квартиры, из кабинета владельца компьютера, из дома кандидата и т. д. Эти ЭВМ способны также запоминать огромное число постоянно необходимых данных. Так, все сведения об определенном избирательном округе могут быть получены из большого банка данных. И наоборот: данные, полученные в результате бесед с избирателями по телефону или непосредственно, возможно включить в банк данных[7].

Каково же влияние информационной технологии на распределение власти? Тенденции, характерные в этой сфере политической жизни для компьютеризованных обществ, позволяют предположить, что политическая власть, приобретаемая, как правило, благодаря концентрации у определенной группы людей информации, будет осуществляться не непосредственно, а путем усиления исполнительной власти при уменьшении реальной власти "политиков на витрине" и выборных представителей. "Сложившаяся таким образом властвующая элита может оказаться своего рода "меритократией"[8], правда отличающейся от нее источником своей власти, основанной не на каком-либо превосходстве над остальным человечеством, но лишь на больших возможностях использовать информацию; во всех других отношениях она не будет обладать особыми заслугами"[9]. Пользуясь возможностями, которые дает компьютерная информация, определенные круги включаются в эшелон власти или усиливают свою роль в ней.

Вот появился в политическом лексиконе избирательных комитетов республиканской и демократической партий США новый термин - "опрос слежением". Что стоит за ним? Компьютерное накопление "конфиденциальной информации" о противниках и союзниках, о расстановке сил избирателей во всех 50 штатах, непрерывное наблюдение за колебаниями политических настроений всех слоев общества. Ричард Уиртлин, помогавший Рональду Рейгану в достижении его политических целей, основал св,ою компанию "Информация для принятия решений" (ИПР) в 1969 году. К тому времени он уже имел большой опыт в моделировании экономических, деловых и политических ситуаций, а также получал подробную информацию о населении Соединенных Штатов от 38 федеральных статистических агентств. Для того чтобы помочь Рейгану добиться переизбрания на пост губернатора Калифорнии в 1970 году, Р. Уиртлин применил компьютерное моделирование. С тех пор полученный опыт продолжал использоваться с целью открыть ему дорогу в Белый дом. В 1980 году Р. Уиртлин и его команда рассчитывали каждый шаг Р. Рейгана с помощью сложнейших компьютерных программ. Когда Р. Рейган был избран президентом, Р. Уиртлин получил новое задание: "Создать компьютерную систему, которая могла бы направлять действия президента так же, как вела Р. Рейгана к победе на выборах. К власти пришел компьютер"[10]. ИПР вложила миллионы долларов в программирование деятельности президента, создав компьютерную систему политической информации (СПИ), которая руководила всеми действиями Р. Рейгана и определяла содержание его речей.
Новейшими ЭВМ, с помощью которых вырабатывалась стратегия привлечения голосов избирателей, распределялись финансовые средства, моделировались варианты выборов, были оснащены в США избирательные комитеты обеих партий. Комитет У. Мондейла имел в компьютерных досье данные о 80 млн. потенциальных избирателей. СПИ в комитете Р. Рейгана не только собирала информацию, но и старалась непосредственно воздействовать на избирателей: будучи подключенным к автоматизированной телефонной системе, компьютер обзвонил 25 млн. абонентов в 28 штатах, призывая голосовать за Р. Рейгана[11].

Джоэл Брэдшоу, консультант Гэри Харта, одного из кандидатов в президенты, заметил, что "политические деятели запуганы компьютерами - обстоятельство, если оно действительно имеет место, вызывающее сомнение в компетентности политиков, призванных руководить высоко компьютеризованным современным обществом"[12].
Говоря о подобном применении компьютерной техники и высказывая некоторые сомнения относительно его последствий, Адриан Норман приводит наиболее распространенный аргумент в его пользу: "Такое внимание к мнению обывателя может только усилить демократию"[13]. Усилить демократию компьютер может и еще с одной стороны, о чем свидетельствует следующий пример. При расследовании "ирангейтской аферы" улики были найдены в компьютерной системе информационного обеспечения Белого дома. Поскольку после обнаружения незаконной сделки с оружием для Ирана многие советники Рейгана перестали доверять своим телефонам, для внутренних коммуникаций они начали использовать в основном персональные ЭВМ. Последние считались наиболее безопасными, так как самое позднее через две недели все занесенные в память машины сообщения автоматически стирались. Но один из ответственных сотрудников Белого дома заблокировал стирающую программу, в результате чего несколько ящиков доказательственного материала - красноречивые сообщения и документы - были отправлены в комиссию по расследованию[14].

В той же мере, в какой компьютер помогает демократии, он может и угрожать ей. В конгрессе США однажды прозвучали слова, которые, по-видимому, правильно отражают суть ситуации: "В реальном мире организации, обладающие компьютерными системами, по общему правилу уподобляются тоталитарным, полицейским государствам"[15].

В романе Герберта Франке "Игрек минус"[16] описывается будущее государство, в котором вырастают компьютерные города, а люди заменяются роботосистемами. Этот роман - фантастика. Но среди сценариев развития США в 1995-2010 гг. есть предусматривающий следующую возможность: средства телекоммуникации окажутся как причиной, так и деятельной силой, используемой для контроля над обществом[17]. Некоторые английские политологи не сомневаются в том, что уже сегодня Великобритания становится более авторитарным обществом. Компьютер представляет собой потенциальную опасность, так как дает выход авторитарным и репрессивным силам в обществе.

Способность, с одной стороны, получать точную информацию о каждом гражданине, а с другой - манипулировать массами людей предельно возрастает при использовании компьютерных сетей. И можно представить себе такое положение дел в государстве, когда правящие круги знают все, что им нужно, однако все остальные не знают ничего.

Компьютеры, к сожалению, иногда используются для укрепления репрессивных режимов, в частности, это имело место в Латинской Америке и Южной Африке. Американские компании продавали туда сложные компьютерные системы, применяемые для полицейского сыска и политического контроля. Так, ИБМ продала Чили компьютеры типа 370/145. Национальный совет церквей США пытался предотвратить заключение данной сделки с режимом Пиночета (директор этого совета заявил: "Когда вы знаете, кто такой Гитлер, вы не можете делать вид, что не подозреваете, как он использует ваше оборудование"[18]), но безуспешно. В Сальвадоре американские компьютеры были использованы на национальных "выборах" с целью создать впечатление демократичности этого процесса. Фактически же хаос в компьютерной системе и камуфляж были настолько очевидны, что сложилось как раз противоположное впечатление: компьютер оказался игрушкой в политических махинациях.

Один специализированный журнал по вычислительной технике опубликовал примечательную статью под заголовком "Как торговля компьютерами помогает нарушать права человека"[19]. В ней показано, насколько широко игнорировалось западными странами эмбарго, наложенное в 1977 году Советом Безопасности ООН на продажу военных систем ЮАР. В 1978 году, год спустя после того, как США подписали эту резолюцию Совета Безопасности, фирма ИБМ увеличила продажу компьютеров в ЮАР на 250%. В том же году крупнейший британский производитель компьютеров ИСЛ при лейбористском правительстве заключил контракт на поставку в ЮАР полицейской компьютерной системы, в которой сегодня хранятся подробные данные на чернокожих рабочих и политических активистов.

Можно сказать, аналогичным образом используются компьютеры и в Западной Европе. 5 тыс. отказов в приеме на работу, сделанных в ФРГ за последние 10 лет в рамках известного "запрета на профессии", хранятся в памяти ЭВМ. Среди тех, кого это затронуло, - железнодорожники, шоферы, почтальоны, университетские преподаватели, учителя, повара, специалисты по разведению свиней и даже один садовник, пытавшийся устроиться на неполный рабочий день. Поскольку на всех пассажиров, ехавших в поезде, в котором арестовывают террориста, центральной ЭВМ Федерального ведомства по уголовным делам в Висбадене заводится электронное досье, в компьютерной памяти уже хранятся данные на 4 миллиона граждан, подозреваемых в терроризме, - почти одиннадцатая часть всего населения [20].

В земельном уголовном регистре баварской полиции, данные из которого можно запросить находясь в любом населенном пункте этой федеральной земли, обнаружена информация об одном шестилетнем мальчике, который был зарегистрирован по поводу того, что без разрешения удалился с места, где произошла авария. Там же фигурировала информация о 84-летнем старике, компьютерное досье на которого было заведено будто бы за подготовку агрессивной войны, и о 81-летней женщине, зарегистрированной как активная проститутка. Еще одной жертвой компьютера оказался человек, совершивший, согласно данным, введенным в память компьютера, преступление за 22 месяца до своего рождения [21].

Однако вернемся к политическим кампаниям и обсудим проблемы, которые будут возникать в ходе их компьютерного обеспечения, хотя вопрос о правах человека нами был затронут не зря. Все очень взаимосвязано. Так, будут ли избиратели иметь право изъять свое имя из компьютерной картотеки с дополнительными сведениями о них - картотеки, которая им не принадлежит и защищается авторским правом? Такого рода проблемы впервые, пожалуй, начинают возникать на стыке государственного и гражданского права. И ставит их компьютер.

Стоимость компьютерной техники довольно велика. Вопрос: будут ли эти системы доступны для всех кандидатов, включая тех, кто не может позволить себе покупать их или арендовать по рыночным ценам? Или же преимущество окажется у тех, кто богаче? С точки зрения избирателя техника, необходимая для участия с помощью компьютера в политике, также крайне дорога. Поэтому ясно, что в ближайшем будущем большинство избирателей не будет подключено к таким компьютерным системам. Не следует ли заранее поставить вопрос о правовом режиме подобных компьютерных систем, которые принадлежали бы государству и были бы доступны для всех, кто нуждается в их услугах за умеренную плату?

Возможно, что сами политические деятели негативно отнесутся к отказу от традиционных методов принятия решений. Интерактивные компьютерные системы, обеспечивающие обратную связь, которые мгновенно показывают ответы избирателей, могут привести к тому, что "люди с улицы" будут настаивать на тех законопроектах, которые им нравятся, иногда в ущерб юридическому смыслу и неблагоприятным последствиям, видимым только профессионалам.

Некоторые решения, а может быть, и большая часть их, требуют, чтобы депутаты действовали не как делегаты, постоянно получающие инструкции от своих избирателей, пристально следящих за ними и готовых давать им директивы по каждому вопросу, а как представители, которым доверяют сделать правильный выбор. Депутаты, кроме того, могут начать протестовать против компьютеризации, когда обнаружат, что их кабинеты превращаются в постоянно действующие избирательные участки, где прежде они встречались с избирателями лишь время от времени.

Очевидно, мы должны спросить себя: появится ли к тому времени, когда компьютеризация в нашей стране охватит политическую сферу, законодательство, решающее проблемы, возникающие в этой области, или нет? Из опыта известно, что законы принимаются и совершенствуются значительно медленнее компьютеров. Если не ставить вопросы, не искать на них ответы и не предлагать правовые решения уже сегодня, то завтра исчезнут все барьеры, охраняющие демократию от деформаций.
Что касается нашей страны, то пока практически единственным примером использования ЭВМ в политической жизни является голосование на съездах народных депутатов и в Верховном Совете. Однако ситуация с голосованием в первый день работы II Съезда народных депутатов СССР [22] продемонстрировала общий низкий уровень нашей даже психологической готовности к компьютеризации. Но в конце концов это дело опыта. Хуже другое.

Автор алгоритмов и программного обеспечения компьютерной системы голосования Верховного Совета СССР - в то время заведующий лабораторией правовой информатики и кибернетики юридического факультета МГУ С. Шахрай на вопрос о том, есть ли гарантии, что никто не сможет исказить результаты голосования, ответил: "Гарантии предусмотрены. И технические, и юридические. Помощник председателя, сидящий за клавиатурой компьютера, не может блокировать сигналы, поступающие от голосующих, равно как изменять результаты подсчета голосов. Невозможно расшифровать результаты тайного голосования и отключить от системы места отдельных депутатов. Кроме того, система будет проверяться депутатской комиссией, а результаты голосования - утверждаться депутатами"[23].

Аналогичное заявление сделал и К. Фрефен - представитель фирмы "Филипс", установившей свою компьютерную систему для голосования народных депутатов СССР на Съезде: "Она абсолютно защищена от несанкционированного вмешательства. Для этого в системе имеются два компьютера центрального контроля, а также система беспрерывного снабжения электроэнергией, которая обеспечивает стопроцентную надежность даже в случае неполадок одного из компьютеров или перебоях в энергоснабжении"[24].

Несмотря на такие заверения почти сразу обнаружилось, что и в Верховном Совете, и на Съезде депутаты могут голосовать за отсутствующих на заседании коллег, искажая итог, как, например, в случае голосования о включении в повестку дня вопроса о ст. 6 Конституции СССР. В связи с упомянутым случаем руководитель секретариата II Съезда народных депутатов СССР Г. К. Крючков сказал: "Чтобы исключить подобное впредь, карточки народных депутатов, которые отсутствуют на заседаниях или не зарегистрировались, будут заблокированы в автоматизированной системе"[25]. Значит, такие ситуации просто не были предусмотрены разработчиками, и, следовательно, нельзя говорить о 100-процентной надежности системы (а специалистам должно быть известно: 100-процентной надежности вообще не бывает в технике). Примеров "компьютерных ошибок" при голосовании и в Верховном Совете СССР, и в парламентах республик, например, в Армении, довольно много[26]. Ниже, рассматривая проблему девятую, мы увидим, что все эти системы защиты - детская игра для хороших профессионалов.

Чем больше возможностей у компьютерной системы или, как говорят, чем она "интеллектуальнее", тем больше возможностей несанкционированных действий в отношении нее. Пожалуй, наиболее удачная в Советском Союзе не зарубежного происхождения компьютерная система, предназначенная для голосования, установлена в Верховном Совете Эстонии. На рабочем месте каждого депутата имеется пульт с клавиатурой и экраном. Помимо клавиш с надписями "за", "против", "воздержался" есть еще одна - "прошу слова", которая дает возможность с места выступить с репликой до трех минут, после чего микрофон автоматически выключается. Нажатие на клавишу "речь" извещает о желании депутата подняться на трибуну. Благодаря наличию клавиши "помощник" можно подозвать помощника. На клавиатуре имеется клавиша "на месте": если депутат не нажал ее вовремя, то его пульт выключается из системы. В потенциале компьютерный помощник депутата сможет также давать экспертные оценки по специальной шкале, вызывать на дисплей необходимую информацию и т. д. "Машина голосования" гарантирует как открытое, так и тайное, а также поименное голосование. В зависимости от этого результаты голосования появляются на экране над столом президиума или в виде сводных данных, либо поименно. На экран также можно выводить всевозможную необходимую информацию[27].

А лучшая среди компьютерных систем, предназначенных для голосования, которыми располагают парламенты страны, - конгресс-система фирмы "Филипс", обеспечивающая электронное голосование, синхронный перевод по нескольким каналам, дающая возможность депутатам просить слова и делать короткие выступления, не покидая своих кресел. Запись желающих выступить осуществляет компьютер. Он же может отключить микрофоны по истечении отведенного регламентом времени[28].

Технические гарантии, конечно, очень важны, но нас здесь больше интересуют гарантии юридические. К сожалению, их-то как раз и нет. В Регламенте Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР[29] имеются следующие нормы, касающиеся электронной системы голосования.

"Для проведения голосования по вопросам, рассматриваемым Съездом народных депутатов или Верховным Советом СССР, организуется электронная система подсчета голосов.

Контроль за работой электронной системы подсчета голосов и обслуживающего систему персонала поручается группе народных депутатов СССР, состав которой определяется Съездом народных депутатов СССР или Верховным Советом СССР" (чч. 2 и 3 ст. 30).

"По решению Съезда, принимаемому большинством голосов не менее одной пятой народных депутатов СССР, на Съезде проводится поименное голосование с использованием электронной системы либо путем подачи именных бюллетеней" (ст. 35).

"Голосование в Верховном Совете СССР и его палатах проводится с помощью электронной системы подсчета голосов, если на сессии Верховного Совета или заседаниях его палат не будет принято иное решение.

Поименное голосование проводится по решению палат, принимаемому не менее одной пятой голосов депутатов каждой из палат, с использованием электронной системы либо путем подачи именных бюллетеней.

Тайное голосование проводится с использованием электронной системы либо путем подачи бюллетеней по правилам, предусмотренным статьями 32-34 настоящего Регламента" (чч. 2, 3 и 4 ст. 71).

Для полноты картины воспроизведем из стенографического отчета II Съезда народных депутатов СССР фрагмент о "приемке" электронной системы в эксплуатацию:
"Председательствующий. ...Товарищи, как вы знаете, в зале заседания смонтирована электронная система для голосования. За короткое время между Съездами удалось сделать пока только временную систему. Президиум Верховного Совета СССР поручил группе народных депутатов под руководством Председателя Комиссии Совета Съезда по вопросам транспорта, связи и информатики товарища Тетенова опробовать и принять эту систему. Такая работа проведена...

Вчера подробно этот вопрос обсуждался на собрании депутатских групп. Речь шла о возможностях этой машины с точки зрения надежности, недопустимости каких-либо фальсификаций. Нам было доложено, что бригада депутатов с участием академика Велихова и других крупных специалистов по этим вопросам приняла эту систему. Поэтому Съезд имеет основания положиться на компетентное заключение по этому вопросу...

Мурашев А. Н., член Комитета Верховного Совета СССР по науке, народному образованию, культуре и воспитанию (Тимирязевский территориальный избирательный округ, г.Москва). Я, как член комиссии, которая принимала эту систему для голосования, во избежание неприятностей хочу добавить, что пульт, на котором вы голосуете, находится не в кармане ряда, в котором вы сидите, а в последующем. Дело в том, что кабель расположен так, что он может просто порваться и тогда нарушится связь. Поэтому те, кто сидит с краю, должны вынимать пульт с кресла ряда, находящегося впереди. .."[30].

И так далее. Приведенный фрагмент очень хорошо показывает, сколь упрощенное представление сохраняется у нас до сих пор в отношении компьютеризации политической жизни. А ведь приемка компьютерной системы несколько отличается от контроля работы телефонного мастера, который меняет аппарат у вас на квартире. Не лучше все это выглядело и на IV Съезде, когда компьютерная система голосования была заменена на новую[31].

На наш взгляд, прежде всего, депутатам должны были доложить: а) кем разработано программное обеспечение данной электронной системы; б) где это программное обеспечение прошло апробацию и экспертизу; в) кем и когда указанное программное обеспечение было утверждено в качестве рабочего для электронной системы голосования; г) где депутаты (специалисты или желающие проконсультироваться со специалистом) могут получить рабочую версию программы.

Далее встает вопрос об испытании и приемке системы. И здесь нужны не "крупные специалисты", при всем к ним уважении, а специалисты узкого профиля. Дело в том, что "войти" в компьютерную систему и проверить соответствующие программы можно только с помощью других программ, которые, в принципе, могут внести изменения в рабочие программы. Таким образом, если кому-то очень захочется немного "подправить" программу, никакие "крупные специалисты", присутствующие при этом, ему не только не помешают, но вряд ли даже что-нибудь и заметят.
Поэтому второе, о чем должна была доложить комиссия по приемке системы, это: а) кем разработан пакет тестирующих (испытательных) программ; б) где тестирующие программы прошли апробацию и экспертизу; в) прошли ли тестирующие программы контроль на защиту от возможностей внесения изменений в рабочие программы или в распечатываемую информацию; г) кем и когда тестирующие программы были утверждены в качестве испытательных для электронной системы голосования; д) где депутаты (специалисты или желающие проконсультироваться со специалистом) могут получить рабочую версию тестирующих программ.

Возникают и такие вопросы: почему комиссия по приемке системы назначается Президиумом Верховного Совета СССР? почему комиссию составляют только депутаты, а приглашенные дополнительно или предложенные ими специалисты не вошли в нее? и т. д.

О результатах испытания и приемки системы комиссия должна составить протокол (акт), который подписывался бы всеми членами комиссии. По докладу комиссии Съезду следовало бы принять постановление об утверждении акта приемки системы. А то, откуда следует доставать пульт и как не порвать провод, можно описать в краткой и понятной для всех инструкции. Тогда, думается, ошибок, недоумений и комических ситуаций будет значительно меньше.

Вернемся теперь к Регламенту. Согласно ч. 2 ст. 30, электронная система подсчета голосов "организуется". Это крайне нечеткий термин, под которым можно понимать что угодно: организуются люди, а электронный компонент лишь вспомогательный (например, люди подсчитывают по старинке, а для памяти пользуются калькуляторами); или каждый раз "организуется" новая электронная система; или в электронной системе "организуется" скорректированная программа подсчета голосов (самый нехороший вариант, о котором не хочется думать).

В ч. 3 ст. 30 Регламента говорится об обслуживающем систему персонале и о депутатской группе контроля. Каков их правовой статус? Кто относится к обслуживающему персоналу - только ли оператор или (и) техники либо сюда надо отнести и математиков-программистов? Ведь без последних во многих случаях просто не разобраться. Кто эти программисты - представители организации-разработчика системы, авторы тестирующих программ или сотрудники Президиума Верховного Совета СССР?

Что касается контроля со стороны депутатов, то их роль, можно сказать, аналогична роли "крупных специалистов" в ходе приемки системы - они просто ничего не поймут в происходящем внутри системы (и в сказанном нет ничего обидного для них). Необходимо четко описать формы контроля, права и обязанности членов контрольной депутатской группы, например возможность приглашать независимых экспертов, специалистов, использовать дополнительные (не штатные) тестовые программы и т. п.
Наконец, вопрос о результатах голосования, полученных с помощью электронной системы (ст.ст. 35 и 71 Регламента). Самый лучший контроль за ними, по нашему мнению, - индивидуальный. Каждый депутат должен иметь право получить распечатку данных голосования. Однако при открытом голосовании он может получить следующие сведения: а) о себе; б) о группе депутатов (поименно); в) полный список проголосовавших депутатов. При тайном же голосовании - только сведения о себе. Очевидно, при этом стирается грань между поименным и общим голосованием, но это и хорошо.

Поименным будет считаться голосование, когда сведения о голосовании должны оглашаться, в отличие от остальных случаев, когда это делать не обязательно.
Естественно, что распечатка должна сниматься только с помощью специально паспортизированных программ, которые прошли соответствующий контроль на защиту от возможностей внесения изменений в распечатываемую информацию.

Кроме того, в случае тайного голосования должна быть действительно обеспечена тайна, т. е. полностью исключен несанкционированный доступ к памяти компьютера не только со стороны депутатов, но и аппарата Верховного Совета СССР, обслуживающего персонала, третьих лиц. Санкционировать такой доступ может только Съезд либо Верховный Совет лишь в исключительных случаях для специальной комиссии. Необходимо также оговорить срок хранения в памяти компьютера персональных данных тайного голосования.

Как мы видим, даже первый наш шаг к компьютеризации политической жизни не свидетельствует о твердой, уверенной походке, какой отличаются те, кто знает, как и куда идти в данной области науки и техники.

_________________________________
[1] Williams F. Going the Traditional Untraditionally//Commuriications and Future: prospects, promises and problems. Bethesda, 1982. P. 105.
[2] Europe 2000. L., 1977. P. 171.
[3] Man and Computer Procedings international conference. Bordeaux. 1970. Basel, 1972. P. 267.
[4] Toffler A. Previews and premises. N. Y., 1983. P. 120.
[5] См.: Mediapouvoir. 1988. N 9.
[6] См.: Mediapouvoir. 1988. N 9.
[7] См.: Mediapouvoir. 1988. N 9.
[8] Меритократия (от лат. достойный и греч. власть) - власть, основанная на заслугах. Термин введен в употребление английским социологом М. Янгом в противоположность понятиям "аристократия" и "демократия" (см. подробнее: Философский энциклопедический словарь. М., 1983. С. 360).
[9] Europe 2000. Р. 171.
[10] Simons G. Silicon shock: The menace of the computer invasion. Oxford, 1985. P. 109.
[11] См.: New York Times. 1984. Apr. 23; Известия. 1984.1 окт.
[12] Цит. пo: Simons G. Op. cit. P. 102.
[13] Norman А. R. D. Op. cit. Р. 18.
[14] См.: НТР: проблемы и решения. 1987. N 7. С. 8.
[15] Hearings before the Subcommittee on transportation, aviation and materials of the Committee on science and technology US House of representatives. 98th Congress, first session. September 26, October 17, 24, 1983 [N46]. Wash.: US Government printing office, 1984. P. 56, 61.
[16] См.: Франке Г. Игрек минус. М., 1986.
[17] См.: Hitchcock Н. Н., Coates J. F. A scenario of the telematics future//Communications and the future: Prospects, promises and problems. P. 234.
[18] Simons G. Op. cit. Р. 103.
[19] Computer Weekly. 1982. Oct.
[20] См. Simons G. Op. cit. P. 108.
[21] См.: Stern. 1986. Febr. 6.
[22] См.: Известия. 1989.13 дек. N 347.
[23] Комсомольская правда. 1989.17 сент.
[24] Там же. 13 дек.
[25] Комсомольская правда. 1989. 16 дек.
[26] См., например: Лит. газета. 1989. 4 окт.; Комсомольская правда. 1990. 23 дек.
[27] См.: Сов. Эстония. 1989. 17 нояб.
[28] См.: Известия. 1990. 15 окт. N 287.
[29] См.: Известия. 1989. 28 дек. N 363.
[30] Известия. 1989. 13 дек. N 347.
[31] См. там же. 1990. 18 дек. N 351.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован