30 января 2009
3448

2.2 Пакостники.

Тогда же ситуация в стране быстро менялась. Вскоре начались нападки на саму партию, а проникшие на ее верх беспринципные, затаенные враги, существующей идеологии и строя, а в конечном итоге самой страны, действуя от имени партии и одновременно используя ее тогдашнее огромное влияние, стали разрушать сами устои партии и государства изнутри. И именно тогда, во времена Яковлева, начали пакостить в адрес Суслова. Делали это мелко и подло (например, показ на экране двух серийного телефильма об ущербном, с отталкивающей внешностью бюрократе-калеке, колченогом авантюристе, однофамильце Михаила Андреевича, который к нему абсолютно никакого отношения не имел). Заметим, что сам Суслов, с его интеллигентной внешностью, высокий и красивый, несмотря на годы, броской красотой (не в пример кондовому, чем-то самому похожему на телевизионный персонаж колченогому новому идеологу), с тонкими правильными чертами умного лица в фильме, вроде бы, никак не фигурировал. Но его имя и позиция под разными предлогами произносились диктором. Смотреть телепередачу не привыкшему тогда еще к нынешнему телевидению зрителю было стыдно. Сам слышал, люди, недоумевали, как и почему был вдруг допущен такой "прокол"? Но никакого прокола не было, была целенаправленная акция. Такого рода действия и эпизоды встречались все чаще и несомненно тщательно координировались новым яковлевским "цековским" агитпропом, направленным на разрушение идеологии.

По чьей указке осуществлялись подобные акции? Иначе говоря, как регулировалась новая партийная информационная политика? Это важный вопрос. Бывший редактор Огонька в своем интервью ВВС (июнь, 2005) приоткрывает завесу. Вспоминает, что главную общую установку раз и навсегда дал ему Яковлев: "Публикуй что хочешь, только не трогай Горбачева!". Коротич пишет: "с Горбачевым советоваться не требовалось, говорить нужно было с Яковлевым". Вспоминает по поводу какого-то эпизода: "звонит Горбачев и требует к себе. Такого извозчичьего мата я не слышал никогда потом отошел, кивнул на Яковлева: "Вот с Александром советуйся чаще, прежде чем брякать что-нибудь"!". А насчет общего направления на смену идеологии сомнений уже не было.

Здесь отвлекусь от основного текста и в чем-то забегу вперед, при этом ссылаясь на свои более поздние публикации. Речь пойдет об очернении наших лидеров. Иногда по недомыслию, а в последнее время и намеренном. Начну с того, что нынче СМИ усиленно муссируется тема перезахоронения Ленина. Она то, казалось бы, слегка затухает, то в какие-то моменты вновь и вновь настойчиво всплывает на страницах наших и зарубежных публикаций. Уверен, что не случайно. Это часть общей кампании с долгосрочными целями. И что бы порой ни говорили ее приверженцы, реально они далеки от мысли, будто все дело в том, что не очень хорошо, если мятущееся тело даже убежденного атеиста покоится не в земле, и пора, мол, навести порядок в этом деле. Почему-то думаю, что если посмотреть внимательнее, то инициаторы подобных постановок - как раз те самые люди, которые выражают недовольство широким кругом вопросов, связанных с нашим историческим и духовным наследием. Например, они являются противниками восстановления мелодии советского гимна, хотят похоронить прежнюю символику, пренебрегая тем фактом, что элементы подобной символики довольно широко используется в мире в качестве государственных реквизитов ряда стран, в том числе далеких от коммунистической идеологии. Это касается и других вопросов.

Впрочем, если говорить о символике, тема не новая, и иногда здесь доходит до курьезов. В свое время правители некой страны предъявили претензию армянскому руководству в связи с тем, что у них на гербе изображена гора Арарат, которая более не является частью территории республики. Претензию прокомментировал бывший российский министр иностранных дел Воровский. Он заметил, что на флаге той самой страны, от имени которой выражалась претензия, изображена луна, правда не в момент своего апогея, а в виде полумесяца, но сути это не меняет. Воровский остроумно заметил, что это не может означать претензии на обладание луной. В ответ последовало молчание, и вопрос был снят сам собой. Так что в подобных случаях надо действовать осмотрительно, чтобы, как говорится, "не вляпаться в историю". Есть и другие, более свежие примеры.

Как-то прочел публикацию одного западного корреспондента то ли в Би-Би-Си, то ли еще где-то в портале ИноПрессы, в данном случае это не суть важно. Пишет, если речь идет о вере в смысле религии, образ божества должен быть беспрекословен, иначе говоря, выше всякой критики. С этим спорить не собираюсь. Но марксизм-ленинизм - не религия, это научное учение. Его авторы отношения к богу имеют специфическое. Они всего лишь обычные, хотя и очень талантливые люди (помните у Маяковского, поэма "Владимир Ильич Ленин": -он был человек до конца человечьего...). "Обожествление" в данном случае не нужно, оно не уместно и, провоцируя на критику, просто вредно. Ибо подобные примитивные, порой сознательные и даже злонамеренные попытки фетишизации, к сожалению, имели место и не всегда получали должную оценку, не говоря уже об отпоре. Впрочем, элементы такого "обожествления" пришли не сразу и, казалось бы, из самых благонамеренных побуждений.

В одной из своих публикаций упоминал замечательные и, считаю, не в полной мере оцененные, в том числе и былым партийным руководством, рассказы Зощенко о Ленине. На мой взгляд, они и сегодня, да и вообще в любой разворачивающейся предвыборной кампании (отмечу, что эти строки писались накануне такого рода кампании - ЛС), в чем-то могут служить художественным образцом представления личных качеств лидера. Впрочем, судите сами, а я с этой целью продолжу свое небольшое отступление.

Передо мной книга с циклом около полутора десятков рассказов Зощенко о Ленине, написанных для детей (и, замечу, как иногда справедливо пишут, не менее полезных для взрослых). Так что же выносит читатель, прочтя эти рассказы? А вот что (далее беру слова и характеристики прямо из авторского текста, в том порядке, как они фигурируют в заключительной части каждого из отдельных рассказов писателя). Оказывается, наш тогдашний революционный лидер был "очень правдивый, смелый, трудолюбивый, организованный, целеустремленный. К тому же, волевой, находчивый, изобретательный и наблюдательный. Одновременно простой и добрый, скромный, внимательный к людям. Он думал, прежде всего, о других, а потом уже о себе. Был справедливым и бескорыстным. Готов был признавать сделанные им ошибки. Любил и берег природу, ценил её красоту".

Никогда не поверю и не соглашусь с тем, если кто-то скажет, что Зощенко писал свои рассказы не искренне, а по соображениям конъюнктуры, пытаясь угодить властям. Или, что кто-то вынуждал его писать эти рассказы! Чушь. Тысячу раз "нет". Не тот случай. И ведь что верно, то верно: о Сталине не писал! Да будь тогдашнее руководство подальновиднее, Зощенко за создание такого образа лидера следовало бы всячески поощрить, а не подвергать жестокой, не справедливой, не умной и унизительной критике. (Подробнее см. в статье автора "60 лет Постановлению ЦК КПСС по журналам "Звезда" и "Ленинград". Печальная ошибка идеологии прошлого и ее отголоски"). И вот теперь (парадокс и ирония истории), чтобы восстановить правду о нашем тогдашнем коммунистическом лидере, надо читать чуть ли ни "диссидента" Зощенко (слово это, введенное в практику при Андропове, тогда еще не было в моде, а то бы ведь назвали!).

Но может быть, кто-то скажет, что это, мол, упрощенный, а то и примитивный подход, пригодный только для детских книжек? Нет, конечно. Все эти качества важны для лидера не только в детском понимании, но и с позиции вполне взрослых избирателей. Наверное, человека, в том числе и с такими качествами, и должен порекомендовать Путин в качестве своего преемника (еще раз напомню, этот текст писался, когда Президентом был Путин, ближе к концу срока пребывания на этом посту, и от него ждали подобной рекомендации). Вот только, где бы об этом перед голосованием можно было почитать? Руководители соответствующих избирательных кампаний почему-то о такого рода вещах порой забывают (но может быть считают, что все это как бы само собой разумеется? Сомневаюсь.). Забывают о необходимости отразить чисто человеческие качества лидера и помочь создать его нравственный портрет. Так ведь это не верно. Ошибка. Сказывается отсутствие идеологии. Прав Сурков-то, когда писал в одной из своих публикации: нельзя без нее. А в этом деле и тем более, но к этой теме вернусь еще ниже.

Итак, перечисленные выше качества (а в данном случае это правдивость, честность, справедливость) важны для лидера и не только, как пример для воспитания детей. Разумеется, следует добавить к ним ряд других. Например, способность принимать эффективные решения, глубокое понимание вопросов внутренней и внешней политики, гибкость мышления и способность обучаться с тем, чтобы не повторять ошибок, позитивный опыт руководителя по результатам его предыдущей работы, способность проводить доверенную ему линию и т.д. (вот здесь и могли бы высказаться политологи). Трезвый образ жизни, хорошее здоровье и работоспособность тоже, отнюдь, не последние факторы, а ведь подобные вопросы иногда выходят на первый план. Автор использовал высказанные соображения в своих публикациях во время избирательной кампании Медведева. Ну и под конец этого отступления выскажу свое мнение: именно таких качеств не хватило Горбачеву и особенно Ельцину (совершенно другой уровень подхода), для того чтобы стать действительно достойными лидерами.

Кто-то упрекнет автора, опять, мол, не удержался, чтобы ни лягнуть прежних лидеров. Имею в виду, в частности, свою статью, связанную с бриллиантовым юбилеем Ельцина: "Он дал "свободу", но забыл о справедливости". Верно, но лишь отчасти. Основная же причина здесь в другом. Действительно, почему из всех вопросов, связанных с оценками бывших лидеров, приведших страну на грань катастрофы, автор выделил тему справедливости? Потому что именно это понятие, поддающееся реальному измерению, и является своего рода лакмусовой бумажкой зрелости устойчивого развития общества. В отличие от абстрактного, очень дискуссионного и допускающего спекулятивные толкования понятия "демократия" (см. "Дискуссию о "суверенной демократии"...", воспроизведена в Наследии от 6 сентября 2006г со ссылкой на "Российскую газету"). Кстати, в указанной дискуссии понятие и сам термин справедливости практически отсутствует. Может, и были, но в обзор не попали. Впрочем, заранее отвергаю возможные упреки в отношении того, что автор отрицает фундаментальное значение понятия демократии, хотя и разделяю точку зрения, высказанную одним из участников дискуссии (Иваненко), что "демократия - это средство, и никто никогда не говорил, что это цель".

Но написано Зощенко все это, наверное, в присущем только ему, специфическом виде, который очень трудно перепутать с кем-то другим, во всяком случае, совершенно не характерном для других описаний пролетарского вождя. Думаю, в чем-то можно сказать "озорном", но полном дружеской симпатии и одновременно доброй иронии стиле. Впрочем, судите сами. Вот одно лишь место в рассказе "О том, как Ленину подарили рыбу". В нем говорится, что по поручению какой-то артели рыбаков, один из них в голодные годы гражданской войны, попадает в кабинет к Ленину. Тот, как пишет Зощенко, как раз сидел за столом со стакан чая и "завтракал сухарем". Выполняя поручение, рыбак пытается преподнести Ленину нехитрый подарок и в смущении бормочет: "Закушайте, Владимир Ильич. Исключительно вкусная рыба. Поймали прямо в воде ...".

Кстати, случайно или нет, но именно эти рассказы долгое время не публиковались. Автора, как известно, жестоко критиковали в тогдашней партийной прессе. Впрочем, организатор критики Жданов не решился затрагивать ленинскую тему, хотя допускаю, именно ее прежде всего имел в виду. Вразнос, критикуя Зощенко, необъяснимым образом "отыгрался" на невинном совершенно великолепном, детском рассказе "Приключения обезьяны" про мартышку. И вот официальная пресса в течение какого-то времени почти перестала замечать Зощенко, включая даже его, не побоюсь этой характеристики, эпические рассказы о партизанах, а заодно и "ленинские" произведения. Высокая и не оправданная цена. Уверен, это была ошибка.

Злонамеренные нападки и публикации пошли позже, при А.Н.Яковлеве и его агитпропе, когда, все более заметно, начала меняться сама идеология. И вот Яковлев, пробравшись к власти и, словно по злой иронии судьбы, возглавив идеологическое направление, начал говорить о вожде-иконе. Надо, мол, уходить от подобного подхода. Звучало вроде бы правильно, логично и на определенном этапе возражений не вызывало. Однако, появилось все это не случайно как часть долгосрочной кампании. Это была лишь уловка с далеко идущими планами и последствиями. Уже вскоре был организованный агитпропом телерепортаж с фабрики, где изготовлялись ленинские бюсты. Последовали язвительные насмешки. И простоватый, а может быть и слегка подвыпивший работяга-формовщик, сбитый с толку специально подобранными корреспондентами, напористыми, как стая спущенных и почуявших добычу легавых, снятый на фоне подготовленных для обжига бюстов, в конце беседы как-то неуверенно произносит: -Ленин нужен, как же без Ленина? А чуть позже Яковлев скажет: -Ленин - бандит. Хотя де-факто "архитектором", фактически заложившим в стране основы бандитского капитализма, в его худшей в смысле справедливости форме - олигархической, а стало быть и преступным вдохновителем и главарем, естественно считать самого Яковлева. Колоссальное расслоение общества, развал страны, обнищание, другие, связанные с этим проблемы и даже вымирание населения - во многом его "заслуга", и он никуда от этого не денется.

О перестройке. Никто не мог объяснить конкретное содержание этого слова применительно к условиям страны, и все свелось к обычной шумихе и неразберихе. Высшее партийное руководство, включая самого Горбачева и "архитектора перестройки" Яковлева, играя на традиционном доверии людей к высоким партийным призывам и решениям, появляясь на экранах телевизоров, лишь многозначительно повторяло "заветное" слово "перестройка", как магическое заклинание, даже и не пытаясь дать разъяснения или программу конкретных мероприятий. Партия в тот момент от оценки роли Горбачева, к сожалению, ушла (и в этом одна из главных причин ее последующего краха), а люди видели в качестве альтернативы лишь одного человека, который уже тогда, схлестнувшись с Горбачевым и его ближайшим окружением, публично выступил против него. Ельцина породил сам Горбачев.

Вернусь к основному тексту. Помню, тогда же слышал, например, как коллега и ставленник Яковлева, академик Арбатов, выступил на собрании Академии в Доме ученых и вдруг неожиданно и зло, как говорится, буквально брызжа слюной, публично ополчился на покойного Суслова. Не нашел ничего умнее, чем сказать, что уровень Суслова "не превышал уровня доцента" (к слову сказать и такого ученого звания, не говоря уже о более высоких других, Суслов, в отличие, скажем, от пришедшего позже с философской кафедры временщика Бурбулиса или супруги Горбачева Раисы Максимовны, не имел). На ученые звания и титулы, работая в партийном аппарате, он никогда не претендовал (и время такое было, и принципы, которых он неукоснительно придерживался), хотя в свое время блестяще преподавал в институте Красной профессуры и Академии народного хозяйства. К уровню "доцента" маститый академик, судя по его словам, относился с высокомерием. Помню, как-то прочел в "Правде" его статью: "Экономика глазами не экономиста". Мне всегда казалось, что он в Академии наук был записан по направлению экономики. Посмотрел в академический справочник - верно. Написано, что Г.А.Арбатов избран по отделению экономики, в скобках стоит: "экономист". Так и не понял, в какой же он области специалист? Конечно, его тогда, как говорится, использовали, как, но дело прошлое, не в нем нынче дело. Бог с ним, он и сам теперь в своем прежнем качестве никому не нужен -

Проблема в другом: не один Арбатов был там такой среди так называемых ученых-экономистов, и в критический для страны момент, когда особенно остро встал вопрос, как дальше развиваться экономике, мнение этих людей позитивно не прозвучало. Среди них были ученые и деятели откровенно слабенькие, они не имели никакой конструктивной программы и предложить что-нибудь путное были не способны. Обращаться к ним за конкретными рекомендациями было бесполезно. Там и сейчас некоторые из них остались. Не все, конечно, были такими. Невозможно не упомянуть о гордости нашей экономической науки, покойном академике Канторовиче. Помню члена Госплана, академика Анчишкина - светлую голову. К сожалению, рано ушел из жизни довольно толковый горбачевский советник академик Шаталин. Неожиданно умер математик, системщик и экономист, гениальный советский ученый академик Глушков. Говоря о последнем, замечу, что при всех его многочисленных научных титулах и наградах в качестве экономиста, он так и остался почти не признанным. Его труд "Управление научно-техническим прогрессом в эпоху научно-технической революции", с моей точки зрения, мог бы служить теоретической базой экономической реформы в стране. Изданный в 1979 году Киевским институтом кибернетики в виде скромного препринта тиражом всего в 300 экземпляров, он, к сожалению, не получил должной оценки С названными людьми автору приходилось встречаться, с некоторыми многократно, и мнение о них составил не по посторонним отзывам. Жаль умерли и не сказали своего слова в переломный для страны период.

www.nasledie.ru

viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован