03 ноября 1990
4686

2.46

Великий город открылся перед путниками. Его западные окраины тонули в
тумане. Темный дым далеких фабричных труб смешивался с туманом, и
шахматная сеть бараков покрылась дымкой, и удивительным казалось
соединение тумана с геометрической прямизной барачных улиц.
На северо-востоке поднималось высокое черно-красное зарево, казалось,
что, раскалившись, рдеет сырое осеннее небо. Иногда из сырого зарева
вырывался медленный огонь, грязный, пресмыкающийся.
Путники вышли на просторную площадь. Посреди площади на деревянном
помосте, какие обычно устраиваются в местах народных гуляний, стояло
несколько десятков людей. Это был оркестр; люди резко отличались друг от
друга, так же, как их инструменты. Некоторые оглядывались на
приближавшуюся колонну. Но вот седой человек в светлом плаще сказал
что-то, и люди на помосте взялись за свои инструменты. Вдруг показалось,
робко и дерзко вскрикнула птица, и воздух, разодранный колючей проволокой
и воем сирен, смердящий нечистотами, жирной гарью, весь наполнился
музыкой. Словно теплая громада летнего цыганского дождя, зажженного
солнцем, рухнула, сверкая, на землю.
Люди в лагерях, люди в тюрьмах, люди, вырвавшиеся из тюрем, люди,
идущие на смерть, знают потрясающую силу музыки.
Никто так не чувствует музыку, как те, кто изведал лагерь и тюрьму, кто
идет на смерть.
Музыка, коснувшись гибнущего, вдруг возрождает в душе его не мысли, не
надежды, а лишь одно слепое, пронзительное чудо жизни. Рыдание прошло по
колонне. Все, казалось, преобразилось, все соединилось в единстве, все
рассыпанное, - дом, мир, детство, дорога, стук колес, жажда, страх и этот
вставший в тумане город, эта тусклая красная заря, все вдруг соединилось -
не в памяти, не в картине, а в слепом, горячем, томящем чувстве прожитой
жизни. Здесь, в зареве печей, на лагерном плацу, люди чувствовали, что
жизнь больше, чем счастье, - она ведь и горе. Свобода не только благо.
Свобода трудна, иногда и горестна - она жизнь.
Музыка сумела выразить последнее потрясение души, объединившей в своей
слепой глубине все перечувствованное в жизни, радость и горе ее, с этим
туманным утром, с заревом над головой. Но, может быть, и не так. Может
быть, музыка была лишь ключом к чувствам человека, она распахнула нутро
его в этот страшный миг, но не она наполнила человека.
Ведь бывает, что детская песенка заставляет плакать старика. Но не над
песенкой плачет старик, она лишь ключ к тому, что находила душа.
Пока колонна медленно вычерчивала полукруг по площади, из лагерных
ворот выехал кремово-белый автомобиль. Из него вышел офицер-эсэсовец в
очках, в шинели с меховым воротником, сделал нетерпеливый жест, и дирижер,
следивший за ним, сразу каким-то отчаянным движением опустил руки - музыка
оборвалась.
Раздалось многократно повторенное "halt!".
Офицер проходил мимо рядов. Он указывал пальцем, и колонновожатый
вызывал людей из рядов. Офицер оглядывал вызванных безразличным взглядом,
и колонновожатый негромко, чтобы не помешать его задумчивости, спрашивал:
- Сколько лэт? Профэссия?
Отобранных оказалось человек тридцать.
Вдоль рядов послышалось:
- Врачи, хирурги!
Никто не отозвался.
- Врачи, хирурги, выходи!
Снова тишина.
Офицер пошел к машине, потеряв интерес к тысяче людей, стоящих на
площади.
Отобранных стали строить по пять в ряд, повернули лицом к транспаранту
на лагерных воротах: "Arbeit macht frei!" [Работа делает свободным!
(нем.)]
Из рядов закричал ребенок, дико и пронзительно закричали женщины.
Отобранные люди стояли молча, опустив головы.
Но как передать чувство человека, разжимающего руку жены, и этот
последний быстрый взгляд на милое лицо? Как жить, безжалостно вспоминая,
что в миг молчаливого расставания глаза твои в какую-то долю секунды
заморгали, чтобы прикрыть грубое радостное чувство сохраненного
существования?
Как утопить память о том, что жена сунула мужу в руку узелок, где было
обручальное кольцо, несколько кусков сахара, сухарь? Неужели можно
существовать, видя, как с новой силой вспыхнуло зарево в небе - то горят
руки, которые он целовал, глаза, радовавшиеся ему, волосы, чей запах он
узнавал в темноте, то его дети, жена, мать? Разве можно в бараке просить
себе место ближе к печке, подставлять миску под черпак, наливающий литр
серой жижи, прилаживать оборвавшуюся подметку ботинка? Разве можно бить
ломом, дышать, пить воду? А в ушах крик детей, вопль матери.
Продолжающих существовать погнали в сторону лагерных ворот. До них
доносятся крики, они сами кричат, рвут на груди рубахи, а навстречу идет
их новая жизнь: полные электричества проволочные струны, бетонированные
вышки с пулеметами, бараки, девушки и женщины с бледными лицами глядят на
них из-за проволоки, идут люди в рабочих колоннах с красными, желтыми,
синими лоскутами, пришитыми к груди.
Снова заиграл оркестр. Отобранные для лагерной работы люди входят в
построенный на болоте город. Темная вода в угрюмой немоте пробивает себе
дорогу в осклизлых плитах бетона, среди тяжелых каменных глыб. Эта вода -
черно-рыжая, пахнет гнилью; она в клочьях зеленой химической пены, с
кусками загаженных тряпок, с кровавыми шматками, вышвырнутыми из лагерных
операционных. Вода уйдет под лагерную землю, снова выйдет на поверхность,
снова уйдет под землю. Но она пройдет свой путь, в ней ведь живут и
морская волна и утренняя роса, в этой угрюмой лагерной воде.
А обреченные пошли на смерть.
http://lib.ru/PROZA/GROSSMAN/lifefate.txt

viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован