30 января 2009
3222

2.6 Кто расшатывал систему. О так называемых догматиках и реформаторах. Примаков. `Латентные диссиденты`. Эволюция некоторых из них от критики системы до `предательства вождей`.

И у нас в стране, и за рубежом на сегодня имеется масса публикаций, пытающихся объяснить причины гибели СССР. Есть работы разного уровня, одни - более серьезные, другие - пустопорожние. О последних говорить здесь не собираюсь. Что же касается серьезных, выделю две книги известного автора, человека, несомненно, имеющего заслуженное общественное признание и авторитет. Не могу сказать, что там содержится прямой ответ на сформулированную в подзаголовке тему. И все же. Речь идет о Е.М.Примакове. Фигура, безусловно, ключевая, сыгравшая и продолжающая играть важную роль в истории нашей страны, в какой-то, хотя и не столь длительный период был, как и Суслов, "номером два" в руководстве страны. Может сам Господь подготовил ему такое испытание? Мне не известно. Допускаю, что кто-то упрекнет меня, но, может быть, именно потому я решил уделить ему специальное место в книге. Задача сложная, это отразилось и на изложении материала. В виду специфики раздела принял решение по крайней мере часть текста представить в тезисной форме.

Надо ли кого-нибудь убеждать, что его мнение и оценки имеют особую ценность? Но всегда ли они объективны? Напомню, что сам он, как теперь иногда говорят, из так называемых "бывших". Когда-то молодой, но уже известный талантливый журналист, бывший партиец, кандидат в члены ЦК КПСС, позднее даже - в члены Политбюро, бывший директор вышеупомянутого института ИМЭМО, бывший высокий деятель Совета народных депутатов СССР, бывший руководитель Службы внешней разведки, бывший Министр иностранных дел РФ, и наконец, бывший российский Премьер, а ныне председатель Торгово-промышленной палаты, академик. Помимо других публикаций, он - автор двух содержательных, широко известных и во многом откровенных книг. Первая - "Годы в большой политике", издана в 1999г. Вторая - "Восемь месяцев плюс" - издана двумя годами позже. Обе - ценнейший источник информации. Довольно большое внимание в первой книге уделяется нашему социалистическому прошлому. И здесь содержание и логика событий опять возвращают нас к основной теме данной публикации - проблемам идеологии, а стало быть и Суслову.

Одной из центральных тем первой книги является вопрос о так называемых "внутрисистемных диссидентах". Значительное внимание уделяется этому вопросу и в другой работе Примакова - небольшой, но значимой статье "Белая ворона ЦК" в "Московских Новостях", посвященной 80-й годовщине со дня рождения ныне покойного академика Иноземцева. Примаков пишет: "В обществе многие знают о тех "диссидентах", которые были вне системы и сделали немало для ее расшатывания. Гораздо меньше знают и думают о тех, кто занимая те или иные должности, в том числе достаточно важные, делал все в советский период, чтобы изменить систему, превратить ее в действительно демократическую, отказаться от теоретических постулатов и практических действий, которые заводили Советский Союз в тупик.

Стоп! Давайте сделаем в этом месте отступление в связи с поднятыми вопросами и обратимся к оценкам А.Сидоренко, бывшем Первом заместителе начальника секретариата КГБ СССР, опубликованным в газетах "Гудок" и "Россия - державная воля" в апреле и июне 2004 г. в связи с 90-летием со дня рождения Ю.В.Андропова. Сидоренко отмечает, что работал в тесном контакте с Андроповым в течение нескольких лет, ему приходилось встречаться с ним, как он пишет, ежедневно, а порой ежечасно, и это дало ему возможность очень близко узнать человека, который занимался в том числе проблемами диссидентов профессионально по долгу службы. Автор пишет, что в 1967 г. в целях организации борьбы с идеологической диверсией западных спецслужб было создано Пятое управление КГБ СССР. Далее он выражает мнение, что еще и сегодня продолжаются извращения сути этой работы и даже попытки скомпрометировать Андропова. Особенно настойчиво обсуждается мысль о том, что указанное управление занималось вопросами подавления диссидентов, и что было создано якобы только для этой цели. Сидоренко пишет: "Это злонамеренная ложь. Скажем сразу: так называемые диссиденты меньше всего волновали Андропова своей суетой, открытой показной активностью они не представляли угрозы государственной безопасности", хотя, конечно, их деятельность "вносила некоторую напряженность в отдельные сферы жизни". Отмечу здесь, что с уважением отношусь к мнению Сидоренко, и все же это лишь его личная оценка. Готов согласиться, что они не представляли серьезную угрозу государственной безопасности, но "диссидентская карта" искусно разыгрывалась Андроповым на высших уровнях власти, и об этом еще пойдет речь ниже.

Другое дело, что помимо тех, внесистемных, по словам Примакова, "были среди диссидентов и такие, которые по крайней мере до перестройки, скрывали свои враждебные взгляды... В основном такие люди, как оказалось, находились в партийных органах, где были надежно укрыты от органов безопасности, поскольку действовала жесткая установка: в партийных, советских и комсомольских органах оперативно-розыскную работу не проводить. Характерно, что такие люди в развале СССР открыто проявили себя как ренегаты и предатели, когда он уже начал рушиться". (Давайте запомним эту оценку, она очень о многом говорит - ЛС). А еще далее автор пишет: "Абсолютно точно установлено, что в свержении Советской власти не принял практического участия ни один бывший откровенный антикоммунист. Эту роль взяли на себя, к сожалению, высокопоставленные лица, главным образом из числа членов КПСС. Советские люди в суровые годы развала СССР впервые встретились с ранее незнакомым для них феноменом - изменой вождей и не смогли преодолеть его. Впрочем, как и чекисты. И роль эту взяли на себя также Горбачев, Ельцин, А.Яковлев, Шеварднадзе и в момент возникшие вокруг них многие другие высокопоставленные партаппаратчики".

Сильное заявление! Измена вождей, возросшее недоверие к центральной власти послужили, среди других, важнейшими причинами нарастания центробежных тенденций, не преодоленных до конца еще и сегодня, а бездумные высказывания Ельцина открыто провоцировали феномен, получивший название "парад суверенитетов". Наверное, можно допустить, что те скрытые диссиденты, о которых пишет Сидоренко, это совсем не то (или не совсем то), что имел в виду Примаков в своей книге. Но факт остается фактом: и те и другие расшатывали существующую систему и, хотя и прикрывались, порой, своими собственными мотивами и лозунгами, объективно делали одно дело, что во многом и привело к нынешним последствиям.

В этой связи, думаю целесообразно еще раз обратиться к первой из названных книг Примакова и привести некоторые фрагменты из нее. Один из разделов в начале книги называется "В эпицентре - ИМЭМО". Он начинается словами: -В стремлении преодолеть догматическое мышление, навязываемое официальной идеологией, большую роль сыграл институт мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) Ну, прежде всего, что значит "эпицентр"? Известно, что это (словарь Ожегова - ЛС) "область на поверхности земли, расположенная над очагом землетрясения". Вот, стало быть, о чем идет речь. И хотя можно, наверное, говорить о "расшатывании", но когда говорят о землетрясении, имеется в виду нечто более сильное. Там же Примаков пишет о внутрисистемных диссидентах - скрытых, или как иногда говорят, латентных диссидентах (позволю себе для краткости такой термин, "латентах"), о которых якобы общество не знало, но они расшатывали систему.

А начинается книга словами: "У нас и за рубежом много писали и пишут о диссидентах, раскачавших советскую систему. Их имена хорошо известны. Это и Андрей Сахаров , и Александр Солженицын, и Мстислав Ростропович, и многие другие. Но они никогда не были частью системы. Они критиковали ее, боролись с ней, требовали ее ликвидации, - но все "извне", даже в то время, когда некоторые из них еще жили в СССР, до своего вынужденного отъезда из страны. Вместе с тем гораздо реже упоминаются те люди, в том числе занимавшие далеко не низкие официальные посты, те научные учреждения и некоторые газеты и журналы, которые выступали против господствующих идеологических догм, нелепых анахроничных представлений в области официальных теоретических постулатов. Активность таких "внутрисистемных" сил весьма способствовала переменам, причем качественным, основательным. Обычно упор делается на вторую половину 80-х годов, на время горбачевской "перестройки". Между тем деятельность сил, пытавшихся изменить обстановку в СССР, серьезно откорректировать ее базовую коммунистическую идеологию, не только имела место и раньше, но фактически подготовила последовавшие перемены". Интересно бы знать об оценках Андропова и его отношении к "латентам"? Ведь он не мог их не замечать К сожалению, Сидоренко в явном виде об этом не пишет.

Но вернемся к оценкам Примакова: "Одной из самых ярких фигур среди так называемых "внутрисистемных диссидентов" был Николай Николаевич Иноземцев". (Будем справедливыми, сам Иноземцев, вполне вероятно, хотя утверждать не могу, внутрисистемным диссидентом себя никогда не называл). И даже тот же Примаков отмечает, что он "никогда не выходил за рамки социалистических идей" и, возможно, ужаснулся бы, если бы вдруг увидел, как вольно сегодня используется его имя. Отмечу, что так уж получилось, что знаю, с каким уважением Суслов относился к Иноземцеву, и между ними имелся довольно хороший личный контакт. Внутрисистемным диссидентом Евгений Максимович нынче (теперь-то риска уже никакого нет) объявляет и себя. В приведенной же выше статье обвиняет окопавшихся в ЦК КПСС "догматиков, не считающихся с реальной жизнью", в ситуации, "которая совершенно не соответствовала многим по-прежнему цитируемым работам классиков марксизма-ленинизма, написанным в конце XIX или в начале XX века". Мир, учит очевидным истинам Примаков, изменился, а догматики "настойчиво и тупо стремились найти в радикально изменившемся мире абсолютное подтверждение всего того, что говорилось или писалось Марксом, Лениным, Сталиным".

Сказано, конечно сильно, как говорится, удар наотмашь. Как же это можно прокомментировать? Ну, прежде всего, что это не так, тем более в такой упрощенной (чтобы не говорить примитивной) и категорической постановке. Неужели уважаемый Евгений Максимович полагает, что там, куда он обращался и выше, сидели такие идиоты, что, как он пишет, только и способны были на то, чтобы "настойчиво и тупо" упереться Не понимать его доходчивой аргументации в отношении того, что мир меняется, а не стоит на месте Но при этом почему-то постоянно заявлять о необходимости, действовать и одновременно проводить линию творческого развития марксизма-ленинизма и во внутренней политике и на международных встречах со своими коллегами? Понятно, что при этом, оперируя подобными фразами, Примаков задним числом предстает в образе реформатора, этакого диссидента-"подпольщика", идейного борца с существующим строем "изнутри", эффектного "факира", который до поры до времени выжидает и вдруг появляется на арене "в ослепительно белом фраке" во имя А теперь еще раз "стоп"! Вот здесь много неясностей, во имя чего, в конце концов. Не ясно чего он добивался, а когда в результате добился, иначе говоря вместе с другими окончательно расшатал, да так, что в конце концов все рухнуло, удовлетворен ли тем, что произошло? Не корит ли себя в душе за то, что, когда от него что-то зависело, занял, мягко говоря, не совсем верную линию? И вот теперь, как говорится, получили по полной программе

Это принципиальный вопрос. Именно такой вопрос задает, например, писатель В.Карпов в конце своей книги о писателях, живших в Переделкино, в отношении нашего нынешнего общества: "Вам это нравится? Ну и будьте здоровы". Ниже мы еще обязательно вернемся к этой теме, а пока отметим, что член ЦК Примаков, в отличие от Ельцина, на которого сегодня "вешают многих чертей" (впрочем, вполне справедливо - ЛС), не взял слово и не вышел на трибуну, чтобы заявить о своем несогласии. Разумеется, в какой-то момент промолчать, а потом бить себя в грудь "ведь я еще давно все это имел в виду!" - проще

И ещё. Утверждение, будто бы в обществе недостаточно знали о тех, кто, занимая те или иные должности, делал все в советский период, чтобы расшатать и изменить систему является, опять же, мягко говоря, не верным. Люди (и "внизу", и в руководстве) многое понимали и знали. Уж полных-то дураков-то не так уж много. Видели, что в партии, наряду с убежденными ее членами, существует немало случайных обладателей партбилетов, а то и просто проходимцев, далеких от партийных идеалов. Оттенков много. Иные стремились попасть в партию (что нередко удавалось) исключительно из соображений своей карьеры (помню одного такого нынешнего олигарха, с внешностью ассистента профессора из кинофильма "Бал вампиров", сам был случайным свидетелем). При этом, порой, достигали высоких партийных вершин, и это, конечно вредило и партии, и системе. Главная ошибка партии, ее руководства как раз и состояла в том, что она, зная об этом, но польстившись на количественные показатели, не научилась распознавать и преграждать деятельность таких людей. Позволила им прикрываться и, что еще хуже, действовать от ее имени против интересов партии и страны. Позднее партия и страна за это жестоко заплатили. Да что далеко ходить за примерами, ведь и Горбачев с Яковлевым на определенном этапе тоже действовали якобы от имени партии и в ее интересах. Сжулили, иначе говоря, а истинное лицо свое раскрыли уже позднее.

*В своей книге "Годы в большой политике" академик Примаков пишет о чуть ли ни "героической" (признаю, это не его термин) борьбе ИМЭМО против ЦК КПСС и прежде всего в сфере идеологии. И это у кого-то, а может быть и у многих, сегодня может вызвать не просто понимание, а сочувствие и поддержку, какие, мол, молодцы. Вот только вполне ли корректна такая постановка вопроса? Расхождения между позицией руководства института и отдельных работников ЦК, разумеется, были, но разве это не вполне нормальная ситуация, характерная, кстати сказать, не только для ИМЭМО? Чтобы не ходить далеко за примерами, скажу, что с подобной ситуацией, приходилось, например, сталкиваться, как директору института, и мне. Нашу организацию курировал Отдел науки ЦК КПСС. Встречи были не частыми, но, как правило, полезными. Действительно, порой, требовались большие усилия, чтобы суметь доказать свою правоту и объяснить (не скрою, чтобы при нужде заручиться поддержкой) необходимость новых направлений, которыми мы начинали заниматься. К примеру, даже такой общераспространенный ныне термин, как "информационные технологии", когда-то воспринимали далеко не все, в том числе поначалу и в Управлении научно-технической информации ГКНТ СССР и недовольно морщились, когда я этот термин использовал, а иные и вовсе встречали в штыки, подстать прежнему восприятию "буржуазной науки" - кибернетики. А наши работы в области информационно-поисковых систем для работы с базами данных глобального уровня и дистанционного доступа до поры до времени и вообще воспринимали со скепсисом. И не только бюрократы, но даже некоторые ученые.

Впрочем, так было отнюдь не только в беседах с некоторыми работниками в ЦК, а почти повсеместно в бюрократических органах и структурах. Помню печально известные слова бывшего престарелого предсовмина Тихонова: "Не знаю и знать не хочу ни о каких банках данных. Банки могут быть только финансовыми". Доказать свою точку зрения, тем более с "одного захода" удавалось не всегда. И все же, возвращаясь к контактам с ЦК, обычно это были творческие, нормальные дискуссии, где обе стороны получали важную и полезную информацию, и в итоге вырабатывался общий подход. Понятно, что там, на верху, тоже сидели "не боги", и если бы расхождений не было вовсе, а всегда было только совпадение, то тогда, к примеру, сам-то ИМЭМО (который, кстати, был создан и поддерживался именно благодаря ЦК КПСС для разработки новых вопросов в идеологическом направлении), зачем был бы нужен?

*В указанной книге Примакова знаменитый и амбициозный ИМЭМО, фигурирует как этакий оазис передовой мысли в пустыне догматизма. Академик озаглавил соответствующий раздел книги: "В эпицентре ИМЭМО". Что ж, там, как и в других местах, в руководстве и среди сотрудников, несомненно, работали неглупые люди. Но почему, вместо того, чтобы заниматься, прежде всего, практическими вопросами реформирования экономики, они, образно говоря, с мазохистским удовлетворением вели скрытую теоретическую полемику с функционерами среднего уровня в ЦК КПСС? Туда одна за другой направлялись наукообразные ученые записки, например, о том, существует или нет сегодня проблема абсолютного обнищания при капитализме; о необходимости переосмысления отношения к структурным кризисам; теоретически рассуждения о способности капиталистических стран с ними справляться; о межимпериалистических противоречиях (в свое время любимый "конек" Яковлева) и т.п. Кстати, звучит почти как парадокс, но некоторые из "полузабытых" понятий, такие, например, как "абсолютное обнищание", "пролетариат, которому нечего терять" сегодня вновь становятся актуальными.

Записки, записки Зенькович пишет: Примаков был "диссидентом системы, расшатывая догмы "аналитическими фомками". И ведь, наверное, правильно писали, более того, нельзя не иметь в виду, что раньше это даже требовало определенного мужества, но разве только это было нужно? Жизнь показала, что следовало сосредоточится на реформах, идеологии и экономике переходного периода. Иные же считали указанную выше работу, которой в то время почти исключительно занимался ИМЭМО, чуть ли ни главным направлением деятельности института! То ли вклад в копилку марксизма-ленинизма, то ли средневековая схоластика, из серии, сколько чертей может уместиться на кончике иглы

В хваленом "эпицентре" никто на должном уровне не занимался разработкой возможных стратегий и сценариев переходного периода. Никто, казалось, не думал о подготовке концепции постепенного встраивания рыночных механизмов в существующую экономику и конструктивном (а не в общих терминах - дело, мол, хорошее) подходе к конвергенции. А ведь это могло бы быть прямой задачей ИМЭМО, к мнению которого прислушивались. Тогда бы, наверное, и пользы от института было несравненно больше. И вот теперь, скажу прямо. Не знаю до конца почему, но, возможно, чтобы подчеркнуть задним числом, свою значимость, а заодно оправдать, порой, неоднозначную роль в последующих событиях, Примаков (да и один он разве?) клеймит в своей книге догматиков за невосприимчивость к своим запискам и говорит о борьбе с ними. Построили свой изолированный "затерянный мир", точнее, мирок. Объявили себя эпицентром, чуть ли ни пупом земли и устроились вполне комфортно. "Косыгинские реформы" (об это речь пойдет позже) и их анализ промелькнули мимо, оставшись незамеченными, как мелкое, не стоящее внимание событие. Позднее за все это пришлось дорого заплатить.

Хочу повторить, поднятые выше вопросы, имеют прямое отношение к одному из упомянутых выше едва ли ни "наиболее ходовых" клише, приписываемых Суслову. Дескать, раз он там, в ЦК КПСС, руководил идеологией, значит и был главным догматиком. А кто противостоял догматикам? Ясно - реформаторы (в том числе и внутрисистемные диссиденты, где, судя по книге, далеко не последнюю и, как, видимо, считает, почетную ныне роль, отводит себе и академик). Признаю, что термин "реформаторы" звучит "красивей", чем, "догматики", но разве же дело только в терминологии ? И уж, конечно, далеко не в личности самого Примакова. Конечно он был отнюдь не единственным да, наверное, и не самым ярким противником существовавшей системы. Просто Примаков является достаточно характерным представителем той категории сторонников реформ, которые, скрыто критикуя, разъедая и разрушая существующую систему (а в его случае он располагал для этого значительными ресурсами специалистов), не имели четкой программы в отношении того, что же должно придти ей на смену. Более того, не уверен, что и сами верили, что система существенно изменится, а тем более когда-нибудь рухнет, и возможно потому толком и не готовились к этому.

Правда, в отличие от "открытых" диссидентов, практически ничем не рисковали, ну и чего добились-то? Сегодня об этом, впрочем, предпочитают молчать, оценки за них, как правило, дают другие. А тогда слишком увлеклись критикой и случайно или намеренно забыли, что мало сломать старую систему, а нужно иметь стратегию и гарантию, как можно в разумные сроки обеспечить что-то лучшее. И до того как сломать старое здание, построить рядом новое, в которое все люди могли бы без тягот и лишений переехать. Нет сомнений (подчеркиваю свою позицию по этому поводу), что систему нужно и можно было реформировать, но иным путем, не за счет беспрецедентного разворовывания государственной собственности, резкого обнищания основной массы населения страны, разрушения все и вся. Кто ж теперь с этим будет спорить? Хочется думать, что и среди латентов далеко не все хотели того, что в итоге реально получилось. И уж во всяком случае, не готовы были платить ту цену, в которую эти реформы обошлись обществу. Тем не менее, в тот период они по сути оказались такими же антигосударственниками (потом-то иные из них спохватятся, или сделают вид), разрушителями, как Ельцин и Горбачев вместе с их окружением. Это в конечном итоге во многом и привело к установлению в стране капитализма в его наиболее одиозной "воровской" и циничной форме, а государство, по словам Путина, оказалась на опасном рубеже. Так что "боролись" с системой интеллигенты, о которых академик Сагдеев скажет позднее, что они проиграли "троечникам". Это верно. Но слишком мягко. Профессор Зиновьев в одном интервью в 91-м году выразится круче и прямее: "К власти пришли моральные подонки и интеллектуальные кретины. Это доказывается, как теорема. И это не значит, что я считаю Брежнева умником...".

Читая первую книгу Примакова, трудно уйти от впечатления, что деятельность тогдашнего руководства ИМЭМО сводилась к подбору и констатации провалов и неудач, якобы следующих друг за другом в области управления страной. Сам Примаков, работал в институте в разное время, в том числе в качестве директора с 1985 года. Ну ладно, давайте условно согласимся, что раньше рекомендациям института не доверяли, институту ставили палки в колеса и не давали нормально работать. Давили, мешали. Теперь-то ему, как говорится, и карты в руки: твори, выдумывай, пробуй! Так где итоги? Может быть, занимались анализом соответствующих глубинных процессов и перспектив развития будущего общества и питали нового генсека идеями? Не знаю, об этом в книге говорится не много. Позволю себе высказать свое мнение, хотя сразу оговорюсь, что вполне возможно, что я не прав и все сказанное - плод моей фантазии. Но думаю, что не было на протяжении его в общем-то довольно долгой жизни "одного Примакова". Он менялся и в чем-то очень существенно. Говорят, это естественно. В семейном фотоальбоме у нас сохранилась уникальная фотография молодого и очень интересного Михаила Суслова с ромашкой в петлице пиджака. Потом уже ничего подобного видеть не приходилось. Люди меняются с возрастом, а более того с обстоятельствами. И вот Примаков, извините за грубое сравнение, попадает в "шкуру Суслова", он - второе лицо в стране (кстати, повторяю, может быть именно потому, и уделено ему столько места в данной книге). Ну и что? А дальше как в известной одесской песенке: "-да, ничего; бабушка-то здорова и кушает компот". Ну а Примаков становится объектом резкой и несправедливой критики. А вскоре..., остальное хорошо известно.

И вот, высказываю свое мнение об оценке деятельности тогдашнего ИМЭМО в новых условиях, который по словам Примакова, все еще находился в "эпицентре". Казалось бы, бывший директор, Яковлев, сам вознесся на вершину идеологической и управленческой пирамиды, а Примаков - на том этапе его "верный кадр" и преемник по институту. Опять повторно задаю свой вопрос к безусловно очень уважаемому мной Примакову: кто теперь-то мешал? Но тогда: -Где прогноз "переходного периода"? Где реализованные идеи и концепции наших ведущих экономистов, в число которых входил и сам Примаков? Где наработки того же ИМЭМО по сценариям и возможным действиям во время такого периода? Почему не был, к примеру, сделан критический творческий анализ опыта и превосходной книги, посвященной переходному периоду, бывшего министра народного хозяйства ФРГ, одного из авторов Германского экономического чуда Людвига Эрхарда "Благосостояние для всех"? Разумеется, это далеко не полный перечень подобных вопросов, но, наверное, и этого достаточно.
Это потом, честный и, так и хочется сказать, доверчивый (не наивный же? -ЛС) академик прозреет, когда в кризисной ситуации выйдет со своей программой в качестве премьера, выступая перед Думой. Но уже поздно. Так что ответ у меня только один: формально на определенном этапе никто ни ему, ни ИМЭМО не мешал, а реально задачи переходного периода просто не ставились. Яковлеву это было не нужно. Горбачев противостоять ему не мог просто в силу невысокого интеллектуального уровня, а Примаков, которого переиграли, в тот период "не созрел", слепо доверял Яковлеву. Вводил дружбу с его помощниками, порой наезжая к ним в цековский пансионат Усово, и, возможно не предвидел ситуации, которую позднее назовут "предательством вождей". Не знаю, как сложились дальше их отношения. Яковлев, так и не выполнив своего обещания по поводу Ельцина съесть шляпу, в конце концов, открыто к нему переметнулся и стал его закадычным другом. Примаков, если судить по его предельно откровенным оценкам в книге "Восемь месяцев плюс...", с Ельциным фактически порвал. Впрочем, все это произошло позднее и уже не имело никакого значения.
За годы своей работы ИМЭМО "навострился" во всякого рода критике. На определенном этапе это была в основном критика Запада (пример - критическая статья в журнале "Коммунист", с которой вышел в "широкую публику" А.Яковлев, только что перешедший из ИМЭМО в ЦК, называлась "Межимпериалистические противоречия - современный контекст"). Дело шло по накатанной схеме. Поначалу критиковали капиталистическую политику и экономику (порой, справедливо, находя в них и привлекательные черты, но термин "империализм" и идеи противопоставления все еще до поры до времени оставались ведущими в направлениях деятельности и основном лексиконе). Потом наступили новые времена. Усилилась критика сталинизма и постепенно перешли на критику собственного общества "застойного" периода. Но вот какая штука. Специализировались в основном на проблематике "чего не следовало делать". А вот, что надо - упустили. Но одно дело критиковать и развенчивать, и совсем другое - разрабатывать реальные, хорошо обоснованные сценарии, прогнозы и подготовленные предложения. Пытаться выносить их на общественное суждение. И хотя надо признать, что часть подобных интересных и разумных постановок упомянута в книге, но довести их до практической реализации, "пробить" их то ли ума, то ли упорства, то ли достаточной обоснованности, или не знаю чего еще, не хватило. Во всяком случае в книге нет ни одного примера, когда что-то было внедрено. Сам я - "технарь", по опыту работы знаю, как разрабатывались и внедрялись в СССР технические программы. Если бы шли тем же путем, что и ИМЭО, кроме провалов, ничего бы не было.
Нельзя не признать и того, что во многом это явилось следствием ошибочной, слишком либеральной позиции в отношении ИМЭМО со стороны ЦК КПСС и, дай бог ошибиться, главного идеолога. От института ничего, что ныне в терминах ООН именуют проблематикой "устойчивого развития", видимо, не ждали и, соответственно, не требовали. Одновременно, чисто внешне институту потакали, формально соглашаясь с его элитарностью и исключительностью, будто бы он, дескать, имеет некое особое положение, и давая возможность "вариться в своем мирке в собственном соку". Думаю (хотя опять, повторяю, не уверен, да и откуда мне знать?), в глубине души рассуждали примерно так: - толку все равно никакого, зато "звону" достаточно, лучше их лишний раз не трогать... Не в них нынче дело, пусть хотя бы не мешают. Пусть Запад видит, что у нас есть и такие. Авось, когда-нибудь еще понадобятся и скажут свое слово А потому позже демократам-межрегионалам, а вслед за ними псевдолибералам (удачный термин самого Примакова в его книге) удалось перехватить инициативу точно по той же схеме, как перехватил ее "тупиковый руководитель" Ельцин у Горбачева. Что касается псевдолибералов, то они знаниями отягощены не были. И вообще, кроме демагогического упрощенно-агрессивного представления о развитии, стремления к разрушению любыми путями существующей системы, амбиций, а чуть позже - желания поживиться, за душой ничего не имели. Может потому до поры до времени их всерьез не принимали, реальной силой не считали, а андроповское 5-е управление позиции свои к тому времени уже давно фактически сложило. Каков же вывод? Похоже, увлекшись расшатыванием существовавшей системы и критиканством, вопросами перспективных конструктивных преобразований ИМЭМО, да и в целом экономисты в стране, занимались мало, и действительные роль и место ИМЭМО в книге автором, мягко говоря, совершенно неоправданно преувеличены.
Итак, реформаторы против догматиков. Так было, наверное, всегда, на протяжении всей истории и именно в этом отражается общая постановка и диалектика вопроса о развитии любого общества. Логика, которая используется при этом, вполне прозрачна и сама по себе ничего нового не несет. Реформаторы говорят: то, что отстаивают сегодня приверженцы прежних догм - безнадежно устарело; ситуация, мол, изменилась; надо переходить от старого к новому, иначе развитие заходит в тупик. Что ж, в самом общем виде такая постановка не вызывает никаких возражений, и именно по такой логике обсуждаются проблемы развития, начиная от никуда не выходящих кухонных семейных баталий до высоких научных и государственных институтов. И все же надо аккуратнее, более взвешенно подходить ко всякого рода оценкам, и к тому, что относится и к терминологии, иначе есть опасность получить заслуженный упрек в развешивании ярлыков, чем и занимались иные наши реформаторы. "Догматики" - один из таких ярлыков; позже придут другие, например, от Яковлева - Ленин-уголовник; а вслед за этим, в свете набирающего силу в иных сомнительных СМИ сопоставления коммунистов с фашистами. Глядишь и самому Примакову вместе с Горбачевым и покойными ныне Яковлевым, и Ельциным потребуется кого-то убеждать, что они никогда не работали в фашистских структурах, тем более на командных позициях.

Разумеется, общественная жизнь страны, как и общая мировая ситуация не стоят на месте. Общество развивается и вступает в новые фазы развития, кто же с этим станет спорить? Об этом убедительно говорится, скажем, в упомянутой книге Эрхарда, впрочем, разумеется, не только в ней. Другой вопрос - стратегия перехода: в какой мере при этом следует отказываться от уже существующего? Надо ли это делать полностью, а если нет, то как, какими темпами осуществить переход, и что из старого необходимо, в интересах того же развития, сохранить? Здесь уже не достаточно общих утверждений (кстати, об этом в книге, хотя несколько в ином ракурсе, напоминает и сам Примаков). Нужны совершенно конкретные концепции, обоснования и планы реализации такого перехода, иначе всё грозит перерасти в схоластику и обычную демагогию, что в данном случае и имело место. Англичане в свое время нашли для описания подобной борьбы другую, более "разумную" терминологию: консерваторы (а не "догматики") и реформаторы, это звучит уже более справедливо. Догматики - это те, кто бездумно отстаивают старые позиции, и новое их не интересует (приписывать это партии, и считать, что ее документы - своеобразный "талмуд", значит клеветать на нее). Консерваторы - это те, кто стремится отстоять уже завоеванные усилиями предыдущей борьбы разумные позиции, хотя и они при этом вовсе не отказываются от нового. Существует ведь разница, не так ли? А реформаторы из ИМЭМО в их "чистом виде" в результате и здесь опять оказались невостребованными, их просто смели.

Давайте подытожим. Итак в ИМЭМО боролись. Ну и к чему пришли в своей борьбе? Похоже с ослабленным ЦК еще как-то "совладали", а вот псевдолибералам уступили напрочь. Но, может, против последних-то до поры до времени толком и не боролись? А, может, и не хотели? Вот какую оценку событиям, происшедшим в конечном итоге в России, дает, например, А.Ципко в своей статье в "Литературной газете" N21, 2001 г. При этом сразу говорю для тех, кто может быть не владеет соответствующей информацией, что это никакая не "коммунистическая пропаганда", хотя и звучит, порой, как апофеоз упоминаемым выше "догматикам". Нет, Ципко, начиная с некоторых пор, убежденный антикоммунист. Кстати, по крайней мере одно время довольно видный сотрудник и приверженец Горбачева и работающий по его установкам. Так что в критике происшедшего вероятней всего имеет в виду Ельцина. Но, думаю, что в данном случае говорит искренне, тем более, что, глядя на приводимые факты, спорить с ним трудно. Он пишет: "если оставаться верными тем принципам, опираясь на которые мы, антикоммунисты, разоблачали преступления ленинцев и Сталина, если руководствоваться христианской идеей само ценности каждой человеческой личности, исходить из убеждения, что человек не может быть средством, а только целью, то необходимо признать, что ненавистный нам коммунистический режим был более гуманным строем, чем тот, который при нашей помощи был создан на его обломках Наша последняя демократическая революция в гуманитарном смысле не удалась, была бесчеловечной".

Ципко напоминает, что "коммунисты осуществили культурную революцию, дали миллионам детей право на бесплатное образование, на духовное здоровье, принесли общественный порядок и личную безопасность. Новая же революция носит антинародный характер. Она сознательно разрушает социальные завоевания прошлого, включая право на труд и обеспеченную старость, а также, систему здравоохранения, всеобщего бесплатного, в том числе и высшего образования, и обрекая миллионы детей большинства на духовную маргинализацию, а население страны, переживающего сегодня социально-демографическую катастрофу - на вымирание". Говоря о наших потерях в духовной области, он считает: "Разрушая советскую систему, антикоммунисты, как оказалось, сокрушали духовное здоровье населения, одну из очень развитых культур современной цивилизации".

Там, у Ципко, много и других справедливых и откровенных, хотя и запоздавших оценок и признаний. Вот к чему привела в конечном итоге бездумная, не достаточно проработанная и реально авантюристическая деятельность указанных реформаторов, включая внутрисистемных диссидентов и хваленый ИМЭМО. Доподлинно не знаю, но почему-то думаю, что сегодня иные из них раскаялись, осознав, наконец, что их подставили и попросту говоря, использовали, но поезд, как говорится, уже ушел

Может кто-то скажет что насчет раскаяния это сказано слишком. Не знаю. Но вот слова профессора Зиновьева, объявленного в свое время чуть ли ни "ведущим диссидентом", если не врагом: -"Катастройка", как я ее назвал, сразу стала объектом моих исследований. То, что я писал о советском строе - истина. Но если бы я знал, что мои книги будут использованы против моей страны, что в результате будет не разгром просто коммунизма, а разгром России - я бы такие книги писать не стал. Теперь у меня есть чувство вины перед страной. Я дал десятки интервью, написал много книг о "горбачевизме" и "ельцинизме". И стал врагом для Горбачева, Ельцина и их соратников.

Что ж, возвращаясь к Ципко, он высказался и сделал это вполне откровенно, хоть и с опозданием. Ну, а что Примаков? Интересно услышать его оценки в плане сопоставления "потеряли-получили", которые в известном смысле и явились бы интегральной оценкой деятельности ИМЭМО по "расшатыванию". Но он в этом отношении предпочитает отмалчиваться. Впрочем, говоря так, имею в виду не столько персонально Примакова, сколько всю категорию "внутрисистемных диссидентов", о которых упомянул выше Сидоренко. Тех что "расшатывали", но не готовили новой базы.

Ну, а как, к примеру, Яковлев? Да, никак (как писал выше, "бабушка здорова"). Здесь, похоже, ждать и вовсе нечего. Как с гуся вода. Вопроса можно было и не задавать, тем более учитывая, что они позднее с Ельциным "обратно" помирились и, завравшись, стали вроде сиамских близнецов: один "не съел", другой "не лег". Ну, это бы еще бог с ним, главное же в том, как близки, несмотря на внешние различия, по уровню мышления Возможно, кто-то скажет, автора "занесло", мол он не совсем прав. В интервью газете АиФ (N4, 2004г.) печально известный горбачевский идеолог Яковлев все-таки проговорился, не знаю даже, заметил ли сам. В ответ на вопрос корреспондента: "Александр Николаевич, вы ошибались в оценках происходящих в стране процессов?" сказал: "Да, в период Горбачева и раннего Ельцина были розовые сны. Казалось как: если мы перестанем тратить деньги на "мировую революцию", на поддержку зарубежных компартий и "прогрессивных режимов" в Африке, если сократим бремя военных расходов и прекратим транжирить бюджет России на подкормку союзных республик, то народ станет свободным, богатым и счастливым. Не получилось".

Вам это не напоминает слов, которые привел в своем последнем, "извинительном" обращении в качестве Президента к гражданам России Ельцин? Тогда он сказал: "Я прошу прощения за то, что не оправдал некоторых надежд тех людей, которые верили, что мы одним рывком, одним махом сможем перепрыгнуть из серого, застойного, тоталитарного прошлого в светлое, богатое, цивилизованное будущее. Я сам в это верил. Казалось, одним рывком - и все одолеем. Одним рывком не получилось. Многие люди в это сложное время испытали потрясение". (Господи прости, какой же дремучий был у нас "лидер", да еще и других пытался мерить по своему уровню - ЛС). Ну, а что касается позиции Яковлева насчет "подкормки союзных республик", то это и вовсе звучит как (иного слова не подберу) провокация. Ясно, что лидеры этих республик, почуяв неладное, начали "шарахаться", причем вовсе не от России, а от таких руководителей, как Горбачев, Яковлев и Ельцин; здесь и суть центробежных тенденций.

www.nasledie.ru

viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован