06 сентября 2012
6466

2. Кто формулирует идеи и создает новые продукты и смыслы?

Идеи и предложения существуют
в форме "невыраженных" знаний[1]


Учит ли нас история? Если да,
то чему? Если нет, то почему?[2]

А. Торкунов, ректор МГИМО(У)


Второе десятилетие XXI века стало демонстрацией глубинных политических и социальных изменений, которое претерпело современное общество под воздействием информационной революции. Как говорит интернет-гуру Бертран-де ля Шапель, - "коренная трансформация политической сферы, как национальной, так и международной, под воздействием всемирной сети"[3].

Действительно, не только научно-технические, экономические и технологические, но и социальные, а также политические трансформации стали к этому времени очевидны. Они выдвинули в первый ряд создателей и двигателей развития новые социальные группы, объединенные под названием "креативный класс"[4].

События декабря 2011 - марта 2012 года вывели в политическую повестку дня проблему "креативного класса" как двигателя социальных изменений в стране. Как я и предсказывал летом 2011 года[5], дело, однако, в том, что изначально лидеры оппозиции попытались под этим термином навязать представление о том, что элитная прослойка интеллигенции и есть креативный класс. Что, конечно же, неверно. Ядро креативного класса формируют ученые, преподаватели, деятели культуры, которые и являются генераторами идей. В России это почти 30 млн человек, а не представители их элитных слоев, - несколько десятков тысяч человек, претендующих на представительство всего креативного класса, который, кстати, в условиях России в основном состоит из бюджетников. Как заметил политолог С. Маркедонов, "начиная с первых декабрьских акций, оппозиционное движение обозначило свою претензию на элитарность. "Креативный класс", "рассерженные горожане", "успешные люди" в противовес "запутинцам" и "анчоусам" - вот та модель мира, которую "продвинутые люди" стали нести в массы. И все это под аккомпанемент стебных роликов про девочку Свету из Иваново и разговоры о "купленных" и сплошь зависимых бюджетниках. Казалось бы, для расширения социальной базы движения от подобного мировосприятия (как минимум, его публичной трансляции) надо было бы избавиться. Но мессианство "креативной оппозиции" усиливалось, а связи с регионами не налаживались - даже с "продвинутыми единомышленниками", не говоря о "бюджетной России". Однако особо заметным стало неумение формулировать четкие политические лозунги и программы"[6].

Что же касается элитной группы, прежде всего, состоящей из деятелей культуры, то именно эти люди ответственны за деградацию креативного класса в последние десятилетия. Точнее, те из них, кто оказывал поддержку либерально-демократической традиции и оказывает ее сегодня. Именно они отказывали России не только в национальной самоидентификации, но и откровенно игнорировали потребности науки, культуры и образования в угоду "рыночным принципам". Соглашусь с утверждением И. Прохоровой, которая сказала весной 2012 года, что "культурное сословие оказалось в долгу у общества"[7].

Похоже, что ситуация в среднесрочной перспективе может измениться. Наряду с установкой В.В. Путина об увеличении средней по стране зарплаты к концу 2014 года в 1,5 раза планируется опережающий рост зарплаты преподавателей и работников здравоохранения - до двух раз в среднем по стране и региону[8].

Объективно содействовать развитию креативного класса, отечественной науки и культуры может вступление России в ВТО. Но и здесь, как отмечают эксперты, "Следует понимать, что присоединение к ВТО не превратит Россию автоматически в высокотехнологичную державу. ВТО регламентирует правила торговли, в которых технологическая компонента является лишь одним из элементов. В ВТО сейчас входит 153 страны. Большинство из них - развивающиеся. Они являются членами ГАТТ/ВТО многие десятилетия. И лишь немногие из них смогли сделать технологический рывок.

Если Россия ставит перед собой задачу развития собственного сектора высоких технологий, то они должны разрабатываться в самой стране. Это требует развития науки, образования, возможностей для использования научных достижений в промышленности и иных мер"[9].

Ответ на вопрос о том, кто генерирует идеи, отличается от ответа на вопрос о том, кто их формулирует на общественно-политическом уровне. Ответ на первый вопрос ясен: идеи генерируют творческие (креативные) социальные группы, иногда называемые креативным классом. Этот класс в развитых странах составляет, по оценкам экспертов, 10-15% населения. Этот же класс является сегодня в развитых странах главным создателем идей, инноваций и обеспечивает до 75% прироста ВВП.

Креативный класс составляет часть всего общества. Он не определяется только доходами, уровнем образования или только психологическими, лидерскими, творческими качествами. Его представители есть и среди богатых, и нищих, и бедных, но самая большая определяющая доля его среди представителей среднего класса. Можно даже сказать, что средний класс является основой для формирования творческих социальных групп.

Соответственно, чем больше доля среднего класса в социальной структуре общества, тем выше доля креативных слоев. Если планируется до 2020 года увеличить эту долю с 27 до 40%, то можно сказать и рост креативного класса. В свою очередь общепризнано, что к среднему классу относятся те, кто по уровню доходов, образования и самоидентификации соответствуют этому параметру. Для нынешней России характерно, что средний класс, а тем более креативные социальные слои, составляют неоправданно низкую долю в социальной структуре общества. Соответственно их влияние на политическую, экономическую и культурную жизнь страны значительно ниже, чем в развитых странах[10]. Это явилось следствием хронической недооценки в последние десятилетия роли национальных культурных и научных школ. Как признал, например, старейший литовский дирижер С. Сондецкис, "Нигде в мире не было и нет такой системы музыкального образования, какая была в СССР. Жаль, что в России ее меняют.., даже совсем отказываются"[11].



Задача политического руководства - систематизировать, обобщать и продвигать эти идеи и знания, сделать их механизмом управления обществом и экономикой в виде обобщенной идеологии и вытекающей из нее стратегии развития[12]. Но политическое руководство не может и не должно заменять собой общество и креативный класс. В противном случае, оно превращается в самодовольный бюрократический механизм, требующий слепого подчинения и исполнительской дисциплины. Надо признать, что иногда складывается именно такое впечатление: принимаемые решения - запоздалые и не всегда адекватные, - характеризуются нередко мнимой простотой и отсутствием креативности. Да и исполнение этих решений оставляет желать лучшего. Даже по признанию президента Д. Медведева, сделанного в марте 2010 года, только чуть более 50% поручений выполняются в срок.

Происходит это потому, что политический лидер, "начальник" (как иногда в аппарате называют высших руководителей) должен быть и идеологическим лидером, стоять на вершине идеологической пирамиды управления обществом. В этом случае его "сигналы" проходят напрямую к исполнителям, минуя неизбежную бюрократическую нормативную процедуру, т.е. процесс реализации решений редко ускоряется. Так, существующая ныне процедура принятия и исполнения решений занимает в лучшем случае 9-10 месяцев (оформление поручения президента/премьера - согласование в аппарате правительства и администрации - согласование в департаментах отдельных ведомств и т.д.), а в отношении регионов - лет.

Парадоксально, но факт: сегодня в России нет не только признанной общенациональной идеологии и признаваемой системы ценностей, но и органа, который бы отвечал за ее формулирование. Отчасти за нормативное оформление идеологии отвечает Совет безопасности, точнее - его аппарат, который подготовил Стратегию национальной безопасности России до 2020 года; отчасти - департамент Министерства экономического развития, который подготовил Концепцию социально-экономического развития до 2020 года; отчасти - МИД, который подготовил Концепцию внешней политики России (подчеркнуто деидеологизированную). Но единого органа в государстве или в администрации президента РФ нет. Единственная идеологическая структура - Комиссия по противодействию фальсификации истории в ущерб интересам Российской Федерации.

Эта Комиссия была создана в мае 2009 года как общественный орган при президенте РФ, перед которым стояла идеологическая, но в целом частная задача - противодействовать кампании, развязанной в некоторых странах (преимущественно странах Балтии, Польше, Чехии и ряда других), по искажению истории периода 1938-1945 годов. Прежде всего роли Советского Союза и советского руководства в этот период.

Но уже с самого начала роботы Комиссии стало ясно, что, во-первых, за историческими спорами стоят вполне конкретные идеологические и политические цели, прежде всего пересмотр итогов Второй мировой войны. Можно даже было выделить еще более частные идеологические задачи[13]:

- сконцентрировать внимание общественности на "пакте Молотова-Риббентропа", превратить это событие в главное условие для начала нацистской агрессии в Европе;

- уравнять фашистский режим Гитлера и авторитарный режим Сталина;

- принизить роль СССР, возложив на него ответственность за войну и тем самым лишив его прав держав-победителей;

- перенести недостатки сталинского режима на нынешний политический режим в России, объединив их в единое представление о тоталитаризме;

- в целом ослабить тот громадный политико-культурный потенциал, который достался в результате победы СССР нашей нынешней России как правопреемнице.

Но, кроме идеологических, развязанная против России кампания имела и вполне прагматические - политические и даже экономические цели. Ослабление идеологического капитала России может привести к тому, что под сомнение будут поставлены политические результаты Второй мировой войны, и ту роль, которую играет Россия в Совете Безопасности ООН.

Комиссия сыграла, безусловно, положительную роль. За 2009-2010 годы ей удалось серьезно активизировать интеллектуальный и медийный потенциал России на защиту не только исторической справедливости, но и отбить идеологические атаки, которые планировались в августе 2009 года в связи с юбилеем советско-германского договора и в сентябре - в связи с годовщиной советско-финской войны. Но, главное, Комиссия показала, что у власти есть ресурсы для противодействия, а также то, что когда существует политическая воля, эти ресурсы могут быть использованы вполне эффективно. Не случайно и то, что она нашла серьезную поддержку в общественном мнении России уже через полгода. Так, по соцопросам, проведенным Министерством культуры, ее деятельность оценили положительно в той или иной степени почти 70% населения[14].



Таким образом, Комиссия продемонстрировала способность государства отстаивать и формулировать свои исторические ценности и идеологические задачи, с одной стороны, и то, что в этой области существует огромное поле возможностей. Аналогичный результат, кстати, продемонстрировали и другие инициативы власти, прежде всего, поездка В. Путина в Катынь в апреле 2010 года, а также работа российско-польской Комиссии по сложным вопросам.

Но, в целом, ясно ощущается недостаток присутствия государства и власти в идеологии. Периодически, с идеологическими сигналами выступают Д. Медведев, В. Путин, В. Сурков, но, надо признать, что это частные сигналы, которые не сводятся в единую систему взглядов, т.е. идеологию, даже не претендуют на неё.

Отсутствие системы в идеологической работе власти ведет к тому, что такие "сигналы" не только часто не слышат, но и общественное мнение их перестает воспринимать. Это происходит, на мой взгляд, по двум основным причинам. Во-первых, бессистемные, частные идеологические сигналы неизбежно вскоре "забываются", вытесняются реальными или медийными событиями уже через несколько дней.

Во-вторых, сказывается отсутствие единого идеологического центра, который бы координировал, планировал, мониторил и реализовывал бы эти идеологические установки не только на перспективу нескольких месяцев, но и на несколько лет, а в идеале - десятилетий. Более того, отсутствие такого центра ведет к противоречиям, в том числе идеологическим, принципиальным, не только внутри элиты, но и самой власти. Полярные утверждения Б. Грызлова и С. Миронова по принципиальным вопросам известны, но элита, внимательно наблюдающая за идеологическими нюансами, видит и другие противоречия принципиального порядка и по принципиальным вопросам, которые выходят за рамки общеполитической дискуссии.

Вот почему, на мой взгляд, назрел вопрос о создании структуры, координирующей идеологическую активность государства. Такая функция всегда являлась важнейшей для политического руководства любой страны, но в России, где существует множество всяких органов власти и управления, эту функцию реализовывать некому. Речь не идет, конечно же, о создании еще одной пресс-службы, которая сегодня выполняет тактические задачи, но именно структуры, отвечающей за идеологию, т.е. формулирование целей, долгосрочное планирование и координацию идеологических ресурсов государства.

В качестве "поставщика идей" выступают творческие социальные группы нации - креативный класс, - которые канализируют эти идеи через разнообразные институты Гражданского общества - политические партии, экспертные сообщества, СМИ и т.д. Отсюда следует неизбежный вывод: чем сильнее креативный класс и институты Гражданского общества, тем качественнее идеи. На этом вопросе необходимо остановиться подробнее.

Креативные группы и личности имеются в любой социальной группе - и среди богатых, и среднего класса, и среди государственных служащих и даже маргинальных слоев населения. Но их наивысшая "плотность" наблюдается среди лиц творческих профессий - прежде всего ученых, профессорско-преподавательского состава, деятелей культуры, средств массовой информации, - которые обладают не только профессиональными знаниями и навыками, но и набором психологических и психических качеств. Абсолютное большинство их представителей относится к среднему классу (около 20% населения) и к бедным слоям населения (около 40%). Эта активная часть общества материально и идеологически практически исключена из процесса творчества, ее численность среди лиц творческих профессий уменьшается (ученых, например, за последние 20 лет - более чем на 60%). Вернуть ее к творческой активности, которая является в XXI основным ресурсом экономического и социального развития, можно идеологическими мерами, т.е. идеология может стать средством мобилизации творческого ресурса нации.

Конечно, и среди правящей элиты, даже бюрократии, есть креативные личности. Все зависит от их психологических и психических особенностей, которые проявляются в т.ч. в идеологии в разные периоды времени. С идеологическими концепциями, например, регулярно выступает Ю. Лужков[15], В. Якунин, С. Иванов и другие высокопоставленные чиновники, фиксирующие свои идеологические позиции. В том числе и по принципиальным вопросам. Так, в 2009-2010 годах, Ю. Лужков неоднократно проводил тезис о том, что "экономические теории монетаризма стали идеологической базой спекулятивного капитализма", т.е. в основе нынешней общественно-экономической формации лежит идеология.

Огромное значение для развития страны, формирования ее идеологии и стратегии имеют социально-гуманитарные науки. Именно они формируют не только философскую и эмпирическую основу для любых общественно-политических и идеологических концепций, ту "среду", в которой они могут развиваться, но и профессиональные подходы, квалифицированную экспертизу. К сожалению, в последние десятилетия эта основа сознательно разрушается. Причем не только из-за последствий социально-экономического кризиса и влияния извне, но, прежде всего, из-за игнорирования значения социально-гуманитарных знаний вообще и идеологии, в частности.

Примечательно, что даже поворот властной элиты к науке, произошедший в последние годы, не повлиял на эту область в положительном плане. Можно только приветствовать то внимание власти к достижениям научно-технической революции, новым технологиям и их носителям, но этот процесс протекает при полном игнорировании значения социально-гуманитарных знаний. Это проявляется и в развале соответствующих институтов РАН, и в политике Минобра, который признает только естественно-научные науки, и, к сожалению, отношения президента РФ и председателя правительства. По их инициативе, например, среди исследовательских университетов и направлений деятельности не просто доминируют, но абсолютно присутствуют только естественно-научные центры.

Это, конечно же, в корне неверно, ибо элита не способна предложить профессионально подготовленные идеи и концепции общественно-политического и экономического развития без национальных социогуманитарных исследований.

Наконец, следующая проблема, - профессиональная социогуманитарная подготовка элиты и принимаемых его решений. У этой проблемы есть два аспекта. Во-первых, слабая гуманитарная подготовка элиты, которая в основном сформирована из хозяйственников и силовиков, а не идеологов. Как правило, с соответствующим образованием и знаниями. Это привело к тому, что в последние десятилетия появилось множество "специалистов" - обществоведов, "политологов" и профессиональных комментаторов, не имеющих даже не очень хорошего, но вообще гуманитарного образования. Поэтому качество такой элиты сегодня крайне низкое. Как и принимаемые ею решения.

Во-вторых, в России сегодня отсутствуют идеологические органы. И не только в администрации президента или аппарате правительства, но и в СМИ, министерствах и ведомствах. Это - прямое последствие проводившейся со времен А. Яковлева "деидеологизации". Соответственно некому предлагать для руководства и идеологические рекомендации, заниматься целеполаганием, стратегическим планированием, координацией идеологических ресурсов и т.д. Эти функции возлагаются на соответствующие информационные управления и пресс-службы, т.е. структуры, занимающиеся не идеологией, а продвижением готовых идей в СМИ. Тогда, кто же готовит идеи? Кто их отбирает, систематизирует, предлагает руководству страны?

Поступающие в Кремль, Белый дом, ведомства инициативы и идеи, тем не менее, кому-то надо обобщать, систематизировать и готовить проекты решений на уровне лиц, принимающих такие решения. Прежде, при ЦК КПСС, это были Идеологические отделы ЦК и группы консультантов, а теперь не ясно кто этим занимается, да и есть ли вообще такой функциональный орган?

Пока что в этой идеологической области, как ни странно, активно ведут себя неолибералы, прежде всего макроэкономисты, которые в действительности и формулируют идеологию развития страны.


________________

[1] Управление идеями: как организовать процесс. URL: www.management.com.ua/ strategy

[2] Торкунов А. Письмена истории в реалиях современности // Российская газета. 2009. 16 февраля.

[3] Зиновьева Е. Информационное общество: 2015 - лекция Бертрана-де ля Шапеля / Эл. СМИ. МГИМО(У). 17 мая 2011 г. URL: http://www.mgimo.ru

[4] См. подробнее: Подберезкин А.И. Национальный человеческий капитал. Т. 3. М.: МГИМО(У), 2011.

[5] См. подробнее: Подберезкин А.И. Креативный класс и идеология русского социализма. Т. 3. Национальный человеческий капитал. М.: МГИМО(У), 2011.

[6] Маркедонов С. Новое качество протеста // Известия. 2012. 16 марта. С. 8.

[7] Самарина А. Культурное сословие оказалось в долгу у общества // Независимая газета. 2012. 15 марта. С. 3.

[8] Куликов С. Власти начали гонку зарплат, в которой проиграет частный сектор // Независимая газета. 2012. 19 марта. С. 4.

[9] Евсеев В.А. ВТО и высокие технологии // Независимая газета. НГ-наука. 2012. 19 марта. С. 10.

[10] Материалы Комиссии при президенте Российской Федерации по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России. М.: Кремль, 2010. 19 января.

[11] Сондецкис С. Такой системы образования, как в СССР, не было нигде // Известия. 2012. 14 марта. С. 11.

[12] При этом нужно помнить, что такая идеология применима как для "столичной", так и "провинциальной" элиты "ведь в России сосуществуют две социокультурные цивилизации". См., подробнее: Овсянников А.А. "Социология столичности: смыслы и стратегии // Вестник МГИМО(У). 2009. N 5 (8). С. 110-115.

[13] Материалы Комиссии при президенте Российской Федерации по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России. М.: Кремль, 2010. 19 января.

[14] Материалы Комиссии при президенте Российской Федерации по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России. М.: Кремль, 2010. 19 января.

[15] См., например: Лужков Ю. Транскапитализм и Россия. М.: Московские учебники и картография, 2009. С. 72; Капитализм и Россия. Выпадение из будущего? М.: Московские учебники и картография, 2009. С. 136.

Фотографии

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован