07 февраля 2012
3777

20 лет подвигу Суламбека Осканова

Огромное небо...

7 февраля исполняется 20 лет со дня трагической гибели Суламбека Осканова, Героя России, генерал-майора авиации и достойного сына своего народа.

7 февраля 1992 года при выполнении учебно-боевого полета у его самолета отказал двигатель. В таком случае задача летчика использовать даже один шанс из тысячи для спасения боевой машины.

У Суламбека ранее в полетах случались нештатные ситуации. Однажды при заходе на посадку у его самолета не вышло шасси. С земли поступила команда катапультироваться, но Суламбек не послушал руководителя полетов, а пошел на новый круг, пытаясь при этом выпустить шасси. Только с третьего раза оно вышло и он сумел благополучно приземлиться.

...Самолет быстро терял высоту. Он мог спастись, но внизу находился населенный пункт, и если самолет рухнет на село, погибнут люди. Суламбек стал уводить быстро падающую машину от села... Он погиб во имя жизни сотен других мирных людей, даже не подозревавших, какая трагедия происходит у них над головами...

Всякий раз, работая над материалами о Суламбеке Сусаркуловиче, я ищу что-то новое, еще не озвученное. Общаясь с людьми близко его знавшими, слушая их, приходишь к мысли, что главное о Герое еще не сказано. Наверное это потому, что с годами слава его подвига сияет только еще ярче.

Висин-Гирей Танкиев, кандидат исторических наук, доцент, полковник запаса дружил с Суламбеком Оскановым много лет. Они вместе учились в Военно-политической академии. Три года жили в одной комнате. Недавно Висин-Гирей выпустил книгу о своем друге. Она называется "Миг генерала Осканова". Несмотря на постоянную занятость, Висин-Гирей нашел время для беседы со мной, за что я ему глубоко благодарен. Я не стал задавать ему никаких вопросов, а попросил просто поделиться воспоминаниями о Суламбеке Сусаркуловиче.

- Мы только после его трагической гибели начинаем понимать, какого замечательного человека потерял наш народ и страна. Мы с Суламбеком были знакомы с 1970 года, когда поступали в Военно-политическую академию им. В.И.Ленина. Четыре года мы учились вместе с ним. Я на военно-педагогическом факультете, а Суламбек на факультете замполитов. Из четырех лет учебы три года мы жили в одной комнате.

Я до мельчайших подробностей вспоминаю все дни, проведённые нами вместе. Накануне 20-летия со дня его трагической гибели мне хотелось бы рассказать читателям "Сердало" каким был в жизни Суламбек Сусаркулович. Прежде скажу, что в конце 2010 года в свет вышла моя книга, которую я посвятил памяти друга. В ней я попытался в доступной форме, последовательно изложить весь его жизненный путь, начиная с детства и заканчивая минутой его трагической гибели.

Мы знаем о том, что Суламбек родился в простой ингушской семье в селе Плиево. Проучившись несколько лет в сельской школе, он переехал к старшему брату Салману в Грозный. Там Суламбек продолжил учебу в ремесленном училище, которое окончил с отличием.

Он рассказывал мне, что с раннего детства мечтал стать летчиком, мечтал подняться в небо. Учась в училище, Суламбек посещал аэроклуб, и там совершил свои первые прыжки с парашютом. Он знал, что к поступающим в авиационные училища предъявляют высокие требования, и готовился к этим испытаниям серьезно и скрупулезно.

После окончания ремесленного училища он решает поступить в Качинское высшее военное авиационное училище летчиков. Успешно сдав экзамены, Суламбек становится курсантом этого прославленного авиационного училища. Кстати, здесь же учились многие сыновья известных деятелей того времени.

Суламбек с отличием окончил военное училище летчиков, и его, как лучшего по профессии, оставили при училище в качестве летчика-инструктора. Мы с вами понимаем, что летчиком-педагогом оставляют только того, кто обладает не только фундаментальными знаниями, но и талантом педагога. В Суламбеке сполна сочетались эти качества. Он проработал на этой должности несколько лет. Читая его служебную характеристику, общаясь с людьми, близко его знавшими, скажу, что сослуживцы Суламбека отмечали его высокую порядочность, принципиальность и требовательность, а самое главное - его человеческие качества. Его заботливое и внимательное, но в то же время справедливое и требовательное отношение к курсантам. Авиация не прощает ошибок. И Суламбек готовил своих подопечных именно так.

В 1970 году Суламбек написал командованию рапорт с просьбой разрешить ему поступить в Военно-политическую академию. Это было одно из элитных учебных заведений, учиться в котором было большой честью для любого офицера. Успешно сдав вступительные экзамены, Суламбек в течение всего срока учебы упорно овладевает знаниями командира, политработника и воспитателя. После завершения учебы, его, как лучшего выпускника, направляют для дальнейшего прохождения службы в группу советских войск в Германии, в истребительно-авиационный полк заместителем командира эскадрильи по политической части.

Надо отметить, в то время на службу за границу попадали далеко не все. Нужно было иметь не только высокую боевую и политическую подготовку, но и обладать высокими моральными качествами.

В Германии Суламбек прослужил несколько лет. Командиры и начальники в характеристиках, даваемых летчику Осканову, отмечают, в первую очередь, его трудолюбие, настойчивость и целеустремлённость, высокие профессиональные качества.

К этому времени Суламбек уже имел ряд наград и знаков отличия. Особенно он гордился тем, что первым его знаком отличия был знак мастера спорта по высшему пилотажу на реактивных самолетах. Этого высокого звания удостаиваются только самые подготовленные летчики, демонстрирующие свое мастерство и умение на парадах и авиационных шоу. Только единицы летчиков выполняют норматив фигур высшего пилотажа. Это элита авиации. Из всех его знаков отличия он с особой гордостью носил знак мастера спорта по высшему пилотажу на реактивных самолетах. Такие звания присваиваются немногим летчикам. Например, пилотам эскадрильи "Стрижи" или "Витязи," принимающим участие в военных парадах и авиационных шоу.

Исполняя свои должностные обязанности замполита, Суламбек ни на минуту не забывал о своей профессии летчика. Он добился разрешения на боевые вылеты, чтобы совершенствовать мастерство военного летчика.

В звании подполковника Суламбека направляют в Москву для дальнейшего прохождения службы на должность летчика-инспектора в Главный штаб ВВС СССР. Это была высокая и вместе с тем ответственная должность, потому что в задачу летчика-инспектора входила проверка профессиональной боевой подготовки высшего командного состава летных частей. И, конечно же, моральное право на проверку этих людей имел лишь человек, сам обладающий такими качествами. Он служит в Москве, его награждают первым орденом "За службу Родине в Вооруженных Силах СССР" 3-й степени. Казалось бы, у Суламбека складывается блестящая карьера. Москва, высокая полковничья должность, чего еще желать человеку? Но Суламбек мечтал о большем. Он пишет рапорт с просьбой направить его на службу в боевую часть. Его назначают заместителем командира авиационно-истребительного соединения в Южной группе войск в Венгрию. Его близкие, друзья и знакомые были удивлены поступком Суламбека. Предел мечтаний для многих офицеров - служба в главном штабе ВВС, квартира в Москве и рапорт о переводе в боевую часть.

В Венгрии проявляются его лучшие качества командира и воспитателя, летчика высокого класса. Командир соединения в служебной характеристике отмечает высокие морально-боевые качества Суламбека Осканова, умение руководить личным составом. В Венгрии Суламбек получает очередную награду "Орден Красной Звезды". Через некоторое время Суламбек Осканов получает новое назначение. Его переводят заместителем командира липецкого центра подготовки и переучивания летного состава ВВС СССР.

На новой должности Суламбек продолжает совершенствовать свои знания и навыки военного летчика, добивается очень высокого звания "Заслуженный cпециалист Вооруженных Сил СССР" присваиваемого президиумом верховного совета СССР. Это очень высокое звание и получить его - большая честь. Через некоторое время, учитывая все его профессиональные и моральные качества, Суламбека назначают командиром центра подготовки летного состава и присваивают звание генерал-майора авиации. Он первый вайнах, получивший это звание.

В звании генерала Суламбек пишет рапорт с просьбой разрешить ему учебу в Академии генерального штаба. Надо отметить, что эта академия во все времена была самым высоким и элитным военным учебным заведением для высшего командного состава ВС СССР. Туда принимали только генералов и полковников, занимавших должности не ниже командира соединения.

За период учебы в Академии генерального штаба проявились лучшие качества Суламбека Осканова. Он осваивает стратегию, тактику и оперативное искусство управления авиацией при боевых действиях, изучает многие дисциплины, которые нужны руководителю и командиру в оперативной работе. Учась, Суламбек занимается научной работой, собирает материал и после окончания с отличием Академии генерального штаба, вскоре первым среди ингушей пишет диссертацию на соискание ученой степени кандидата военных наук по проблематике использования авиации в современных боевых действиях. Эта его диссертация стала учебным пособием для многих будущих летчиков.

Суламбек добился многих успехов в своей службе, получил немало наград и отличительных знаков. Он был награжден венгерским орденом "Боевое братство", многими медалями и при этом оставался простым, скромным и доступным человеком.

Мы с ним несколько раз приезжали в Ингушетию. Это было тревожное время. Я всегда пытался при встречах с людьми пропустить его вперед, как генерала и старшего по званию, но Суламбек всегда просил меня как старшего пройти вперед и уступал мне почетное место, хотя я старше его всего на полтора года. В этом были воспитанность, благородство и глубокое знание ингушских обычаев Суламбеком Оскановым.

В нем были сконцентрированы лучшие качества нашего народа. Он был скромен в быту, никогда не кичился своими званиями и положением, был доступен и по первому зову был готов помочь человеку.

В чем был успех простого ингушского парня добившегося таких высот? Я долго об этом думал, по моему глубокому убеждению, в основе его успехов лежала его целеустремлённость, настойчивость и огромное трудолюбие. Благодаря этим качествам, он всегда добивался поставленной цели. Хотел стать летчиком - стал первым военным летчиком среди ингушей в новейшей истории. Решил поступить в академию - поступил и закончил её с отличием. Мы были в числе первых ингушей, закончивших эту академию. Решил стать мастером спорта по высшему пилотажу - добился и этого.

Мне часто задают один вопрос: почему он, летчик-ас, не воспользовался парашютом и не выпрыгнул из падающего самолета. Он говорил, что при нештатной ситуации летчик должен думать о сохранении боевой машины, если есть хоть малейший для этого шанс. Думается, что во время его последнего вылета, ночью, в сложных метеоусловиях, поняв, что самолет выходит из повиновения, он пытался спасти боевую машину и увести ее от населенного пункта, огни которого виднелись внизу.

У Суламбека остались супруга Раиса и трое детей. Жена летчика - это особая статья. Постоянная тревога за мужа. Суламбек налетал за время службы почти пять тысяч часов. Это трудно себе представить, но каждую секунду, каждую минуту его полета вместе с ним переживала его супруга.

На похороны Суламбека Осканова в Ингушетию приезжал бывший вице-президент РФ Александр Руцкой, который впоследствии написал статью в газете "Красная звезда" о Суламбеке Осканове и его семье, в которой отметил, что Раиса была преданным другом Суламбеку.

...Память о славном сыне нашего народа будет жить вечно. В нашей памяти, в книгах и статьях, в спортивных турнирах в его честь, в сердцах его друзей-товарищей и сослуживцев, и дай нам Всевышний Аллах хоть самую малость его лучших качеств, чтобы мы стали хоть немного на него похожими в делах и поступках...


Природа-мать!

Когда б таких людей

Ты иногда не посылала миру,

Заглохла б нива жизни...

Н.А. Некрасов



Написал эти слова, и перед мысленным взором появился образ одного из славных сынов ингушского народа. Слово "честь" для Суламбека Сусаркуловича Осканова имело особый смысл. Всю свою яркую, но, к глубокому сожалению, короткую жизнь, он высоко нес честь ингуша, честь офицера, честь генерала, честь человека.


"Миг генерала ОСКАНОВА"


Он, кадровый военный, генерал-майор авиации, был одним из очень немногих в Советской, а позже и в Российской армии, кто, приложив руку к козырьку головного убора, мог с чистой совестью сказать: "Честь имею!"

Люди в военной форме всегда пользовались уважением в нашем народе. И, в первую очередь, потому что такие понятия, как офицерская честь, доблесть, геройство, умение без страха смотреть в лицо смерти, были близки по духу нашим предкам.

Время неумолимо. Оно все дальше отдаляет нас от даты трагической гибели Суламбека Осканова - 7 февраля 1992 года. Ему было тогда 49 лет. Но боль утраты от этого не становится слабее.

В суете быстротекущей жизни мы крайне редко говорим о таких духовных качествах людей, как честь, достоинство, благородство, которыми обладают наши современники. Почему?

Может быть, людей с такими качествами стало меньше? А может, сами эти понятия устарели? Нет, конечно. Пока существует наша земля, пока живут на ней люди, мы будем говорить и писать о тех, кто обладает этими замечательными качествами.

Одним из таких людей был Суламбек Осканов - человек чести, достоинства и благородства, которые невозможно купить ни за какие деньги или приобрести учебой, образованием. Это о таких людях сказал поэт:


Они в горах живут высоко,

С времен пророка ли, Бог весть,

И выше всех вершин Востока

Считают собственную честь.

Расул Гамзатов


Суламбек Осканов был как бы символом новой Ингушетии, знаком того, что ее сыны и дочери способны достичь самых больших высот в различных областях человеческой деятельности, в том числе и в авиации, достойно служить своей Родине.

Я часто думаю, как щедро Всевышний одарил Суламбека своей благосклонностью. Он погиб, спасая от смерти простых людей. Профессионал высшего класса - военный летчик-снайпер, заслуженный специалист Вооруженных сил СССР, кандидат военных наук, мастер спорта по высшему пилотажу на реактивных самолетах, обладатель многих других титулов и наград, в критический момент увел самолет в сторону от жилых домов деревни Казельки, что в Липецкой области. Для него честь генерала была выше и дороже собственной жизни.

Убежден, в памяти потомков генерал-майор авиации Суламбек Осканов останется как образец служения Родине, верности воинскому долгу и военной присяге, как человек, который высоко пронес по жизни свою честь и честь своего народа.

Несмотря на прошедшие годы, меня никогда не покидает мысль о том, что скоро увижу этого удивительного человека, почувствую тепло его протянутой руки и крепкое мужское кавказское объятие.

Судьбе было угодно разлучить нас, но я вновь и вновь вспоминаю до мельчайших подробностей дни и годы, проведенные вместе. Моральный долг перед другом велит мне рассказать о том, каким в моей памяти остался Суламбек Осканов.

Прошу читателя судить меня не слишком строго. Эта книга не очерк, не повесть, не рассказ, а всего лишь краткие заметки - воспоминания и размышления автора, которые, быть может, как штрихи к портрету, в какой-то мере дополнят написанное о Герое России, генерал-майоре авиации Суламбеке Сусаркуловиче Осканове.

На локаторе точка

прервала свой бег...

7февраля 1992 года вечером Суламбеку предстоял плановый учебно-тренировочный полет на одном из лучших в мире истребителей МиГ-29.

Это был обычный полет, какие он до этого выполнял тысячи раз. Все как всегда. Суламбек принял доклад техника о готовности самолета к полету.

В гермошлеме, высотном костюме летчик, напоминающий космонавта, занял свое место в кабине. Спокойно окинул взглядом приборную панель. Почти автоматически запустил двигатель. Десятки тумблеров, лампочек, панелей мерцали как всегда. Ничто не предвещало беды.

У начальника центра боевой подготовки и переучивания летного состава Военно-воздушных сил СССР генерал-майора авиации Суламбека Осканова был позывной - 01-й.

Суламбек доложил на командно-диспетчерский пункт (КДП) о готовности к полету. Начальник КДП, приняв доклад, ответил: "Ноль первый, взлет разрешаю. Счастливого полета!"

Взревели мощные двигатели. Истребитель на миг как бы прижался к земле. В следующую секунду рванул с места. Короткий разбег - и машина взмыла в небо.

Суламбек любил этот момент. Тело летчика, привыкшее к перезагрузкам, получало дополнительную порцию адреналина. Он как бы сливался с самолетом и испытывал особое удовлетворение от того, как многотонная машина слушается тебя, подчиняясь всем твоим командам.

Сотни раз он проносился над аэродромом на малой высоте и над взлетной полосой легко и безукоризненно выполнял фигуры высшего пилотажа.

Все наблюдавшие полет с земли замирали от восхищения мастерством летчика-аса. Особенно Суламбек Осканов любил ночные полеты.

- Полет в ночном небе, - говорил он, - это чарующая картина любования Вселенной. Именно там понимаешь, что есть вечность и божественный мир.

Все было как всегда. Размеренно работали двигатели. В считанные минуты прилетел в зону, где предстояло выполнить учебно-боевое задание. Уничтожил условного противника. Доложил на командно-диспетчерский пункт о том, что задание выполнил и возвращается на аэродром.

Получив добро возвращаться на "точку", начал набор высоты до 3 тысяч 400 метров.

В этот момент связь с 01-м бортом внезапно оборвалась. Отметка от самолета исчезла с экранов радиолокаторов. Шла тридцатая минута полета. На неоднократные запросы диспетчера летчик не отвечал. В 18 часов 30 минут дежурный по КДП доложил заместителю начальника центра о том, что во время полета оборвалась связь с самолетом Суламбека Осканова и на позывные летчик не отвечает.

Через десять минут заместитель начальника Центра по тревоге собрал командный состав на совещание.

Минуты ожидания тянулись тягостно. Когда по расчетному времени должно было закончиться топливо в баках самолета С. Осканова, а летчик на связь не вышел, тревога усилилась. Но оставалась еще надежда на то, что летчик в критической ситуации катапультировался. Но почему он тогда молчит?

Никто из сослуживцев не мог допустить и мысли о том, что такой воздушный ас, как Суламбек Осканов, может совершить ошибку. Когда стало ясно, что могло произойти непоправимое, заместитель начальника центра по телефону спецсвязи доложил о случившемся дежурному по центральному командному пункту Военно-воздушных сил. Тот, в свою очередь, доложил главкому ВВС.

Из Москвы поступила команда - поднять вертолеты поисково-спасательной службы (ПСС) и организовать поиск летчика и самолета. Поднятые по тревоге вертолеты через час вылетели по предполагаемому маршруту полета генерала Осканова.

Только к утру командир одного из вертолета ПСС доложил на КДП о том, что на окраине с. Казельки Добринского района, в 61 километре от Липецка обнаружено место падения самолета.

Произошло самое страшное и непоправимое, что может случиться с летчиком. Он погиб...

Позже в информационном сборнике по летным происшествиям и предпосылкам к ним за I квартал 1992 года будет отмечено:

"Это случилось 7 февраля 1992 года на самолете МиГ-29, который пилотировал начальник центра боевого применения и переучивания летного состава генерал-майор авиации Суламбек Осканов. Летчик выполнял ночной полет на воздушный бой в облаках.

В процессе наведения на воздушную цель произошел отказ в системе управления, выразившийся в потере усилий на педалях от загрузочного механизма из-за разрушения качалки. Отказ привел к возникновению скольжения самолета и последующему его вращению. Действия летчика по распознанию отказа и парированию вращения были затруднены сложными условиями полета (ночью в облаках) и наличием значительной боковой перегрузки. Самолет с углом пикирования 65 градусов на скорости 900 км/ч столкнулся с землей. Летчик средствами спасения не воспользовался".

Эти скупые строки официального сообщения не позволяют в полной мере представить действия Суламбека в последние минуты его жизни.

Позже начальник службы безопасности полетов авиации СНГ генерал-полковник Евгений Русанов, прибывший в составе специальной комиссии для расследования катастрофы, заявит, что, судя по показаниям "черного ящика", машина и после прекращения связи еще две с половиной минуты находилась в воздухе.

Пилот пытался совладать с вышедшим из повиновения истребителем. Но это ему не удавалось.

Записи приборов показали, что боевая машина кувыркалась с крыла на крыло, и все попытки даже такого аса, как Суламбек Осканов, были бессильны. Приборы подтвердили: в эти трагические мгновения пилот был еще жив и до последнего вздоха боролся за машину, заодно уводя ее подальше от населенного пункта. Громадный опыт и высочайшая квалификация Осканова, снискавшего славу не только смелого, решительного, безукоризненно грамотного пилота, десятки раз с честью выходившего из сложнейших ситуаций, не совершившего за свою долгую летную жизнь ни одной ошибки, напрочь отвергают любой намек на какую-либо оплошность. Ее просто не могло быть у Суламбека! Это исключается. Это было роковое стечение обстоятельств.

М. Ханиев - Газета "Сердало" (Продолжение следует)

http://www.galga.ru/news/2012-02-02-1584#ixzz1r3dRptAw
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован