Эксклюзив
Киселев Александр Георгиевич
23 апреля 2015
10747

22 апреля 2016 г. В.И. Ленину исполнилось 145 лет со дня рождения. Изменивший мир.

[1]

Владимир Ильич ЛЕНИН  (22.04.1870 - 21.01.1924 гг.) http://images.yandex.ru/yandsearch?text=

Имя Ленина неразрывно связано с революцией, с эпохой обновления, переустройства старой жизни. Еще вчера, считавшееся чуть ли не святым, имя Ленина сегодня полощется в котле грязи оппозиционерами, священниками, неучами и прочими лодырями, не удосужившимися объективно даже ознакомиться со значением великой исторической личности, Человека-Глыбы, Человка-Уникума, Человека XX века.

Великая Октябрьская социалистическая революция 1917 года, положившая начало воплощению идей равноправия и справедливости, оказала глубочайшее воздействие на ход мировой истории. Она открыла эпоху всеобщего революционного обновления мира — эпоху перехода от капитализма к социализму. С 1917 г. будущий Союз Советских Социалистических Республик шел в авангарде мирового революционного движения — первое в мире государство рабочих и крестьян, представляющее собой монолитное единство трудового народа, сплотившегося под ленинским знаменем. Поэтому неслучайно социологи современной России считают ее самым значимым событием XX века, а Ленина его главной персоной.

Хронологически весьма скромный, охватывающий несколько десятилетий, этот период является одним из самых значимых и необычных в нашей многовековой истории. В облике СССР, во всей жизни людей, его населяющих, произошли огромные перемены, наглядно отразившие победы советского народа в борьбе за созидание нового общества. СССР стал символом мира, дружбы, интернационализма.

Философ, социолог, писатель Александр Зиновьев говорил: «Октябрьская революция и коммунистический социальный строй в России появились вовсе не как некое уклонение от российской истории. Это было закономерное продолжение русской истории. Благодаря коммунистической революции сохранилось лучшее, что было создано в русской истории. Благодаря Октябрьской революции страна по-настоящему обрела независимость. Более того, впервые Россия начала великий исторический эксперимент, стала новатором исторического творчества. Впервые! А затем примеру России последовали другие. Вот что важно. В нынешней ситуации необходимо обратить внимание на то, что Октябрьская революция была подготовлена десятилетиями, если не столетиями русской истории. Подготовлен был человеческий материал, подготовлена была идейно интеллигенция. Великая, уникальная, можно сказать, в истории человечества была роль Ленина»[2].

Какое же мнение о революции 1917 г. бытует сегодня? Разумеется, оно весьма не однозначно. Так, согласно общественному мнению об Октябрьской революции, по данным Центра международных социологических исследований «ИСОМАР», в октябре 2010 г. большинство опрошенных  (63%) хорошо помнит о празднике Великой Октябрьской социалистической революции и ждет его приближения именно как праздника. В основном это люди зрелого, социально активного  возраста и часть молодежи патриотического настроения, в большей степени симпатизирующая КПРФ. Более трети респондентов, занятых проблемой выживания, и часть молодежи, представителей бизнес-класса, а также часть правящей элиты об этой дате не помнят или не думают.

Среди достижений, к которым привела Октябрьская революция, большинством опрошенных  назывались: 1. Создание мощного многонационального государства, известного как Советский Союз. 2. Ликвидация неграмотности в России и получение бесплатного образования, включая высшее. К другим достижениям более половины опрошенных также относят  качественное здравоохранение, бесплатные детские воспитательные учреждения, включая пионерские лагеря, бесплатный отдых и лечение в здравницах и пансионатах. Немаловажным достижением более 70% респондентов считают создание мощных Вооруженных Сил, расцвет науки и культуры, литературы и искусства, создание единой энергетической системы. Более 60% респондентов к числу достижений Октября  относят также широкую инициативу и самодеятельность масс в разных направлениях человеческой деятельности.

Отрицательными явлениями и последствиями Октябрьской революции более четверти опрошенных назвали различные репрессии, разрушение храмов и преследование верующих. Почти 35% респондентов отрицательным явлением назвали усиление роли  партийной и чиновничьей номенклатуры, ее ведущую роль в принятии важнейших политических решений, а также господство партийной идеологии во всех сферах жизни. Еще 6% опрошенных относят к отрицательным последствиям революции отставание в производстве товаров легкой промышленности и сельском хозяйстве. Несомненными лидерами Октябрьской революции названы Ленин и Сталин.

Все достижения Октября безусловно принадлежат прежде всего его основателю — вождю мирового пролетариата Владимиру Ильичу Ленину (Ульянову), который изменил мир, разрушив гигантскую империю и создав Советский Союз, изменил ход цивилизации в дальнейшем. Так, согласно результатам социологического исследования, проводившегося Фондом общественного мнения (ФОМ) в 2008 году, Ленина положительно оценивало 64%, и лишь 23% — отрицательно. Это был действительно великий человек. Эпохально великий. Гениальная личность. Поэтому для истинных коммунистом он был практически божеством. И не стоит сегодня пенять на советскую систему, при которой люди  жили фактически по совести, хотя излишняя партийная идеологизированность и привела систему к краху. Но дело не столько в системе, а в отдельных недостойных ее представителях, с которыми, впрочем, Ленин беспощадно боролся, за что и нажил себе опасных врагов, о которых в то время не только упоминать, но и думать ему было некогда.

Представляют интерес и исследования международной группы NA REX от 25 апреля 2012 г. 57% блогеров[3] считают, что Ленин оказал положительное влияние на развитие России. В частности Александр Маснякин высказал следующее мнение[4]: «Для того, чтобы определить, степень отрицательного или положительного в том, что в 1917 году к власти в России пришла партия большевиков (первоначально лишь формально) во главе с Лениным, надо предположить, что было бы если бы этого не случилось, а у власти в тогдашней России осталось бы действующее на тот момент правительство, кто затем мог бы занять это место, к чему это привело бы и так далее.

Главой государства тогда являлся Керенский, который фактически получил власть сразу после Февральской революции, а формально чуть позднее. Сейчас ни для кого не секрет, что он являлся масоном. То, что происходило в России в период его нахождения у руля власти, если выразить одним словом, называется хаосом. Это развал армии в военное время, это развал экономической системы и т.д. Не удивительно, что к октябрю 1917 года Керенский не обладал ни достаточной поддержкой народа, ни поддержкой армии. Понятно, что во избежание полного коллапса российской экономики и государственности вообще (шла война) эту власть необходимо было менять. Но так получилось, что в России тогда не нашлось ни одного дальновидного и авторитетного политика, способного консолидировать вокруг себя более или менее значительные силы, достаточные для прихода его к власти, а также предлагающего убедительную альтернативу той политики, которую проводил Керенский. Кроме Ленина. Да, Ленин оказался единственным подобным политиком. Он сумел консолидировать вокруг себя партию большевиков, сделав из нее монолит (его точка зрения в подавляющем большинстве случаев побеждала на обсуждениях), а также добиться завоевания ею значительной популярности в народе. Это все стало предпосылкой для захвата этой партией власти в стране.

В России на тот момент сложилась такая ситуация, что серьезной альтернативы у большевиков (и Ленина, как их лидера и вождя) не оказалось. Отсюда следует вывод (учитывая пагубность для России и ее народа той политики, которую проводил Керенский), что в той конкретной ситуации приход партии большевиков во главе с Лениным (с разработанной программой и планом действий) к власти в России в октябре 1917 года было оптимальным вариантом развития событий. Это сохранило России государственность и привело к тому, что через два десятилетия (хоть и под другим названием) Россия превратилась из крестьянской в грамотную и индустриальную державу.

Для мировой истории — это прежде всего прогресс в социальном законодательстве. Например, общеизвестно, что Советская Россия является родиной первого в мире трудового кодекса, то есть именно в России трудовое право стало существовать как отдельная отрасль права. До сих пор на Западе благодарны этой революции. До 1917 года в Европе был 12- и 14-часовой рабочий день. Сейчас работают на Западе даже меньше чем мы. У нас 8-часовой рабочий день, а во многих странах 7-часовой…».

Так что до сих пор историей не сделаны еще окончательные выводы о феномене Ленина. В его оправдание можно лишь отметить, что он действовал сообразно требованиям своего сурового времени. Эти выводы, может быть, справедливее будут выглядеть в сравнении еще через сто-двести лет. И, судя по всему, не будут выглядеть менее достойно, чем сейчас. Ведь даже Президент современной России, (совершенно альтернативной прошлой эпохе) не является сторонником перезахоронения Ленина из мавзолея и тем самым считает, что относиться к нему следует, по крайней мере, не  менее почтительно, чем к «мощам Киево-Печерской лавры». Не следует забывать и того, что мавзолей — это еще и один из важнейших архитектурных памятников мировой истории и культуры не только века, но и  всей отечественной истории. Народ подспудно, подсознательно понимает, что Ленин на Красной площади — это не бренное тело гражданина Ульянова, скончавшегося много лет назад. Это памятник. Это бесценная реликвия сложной, многострадальной, кровавой и славной истории нашей Родины. Романтика бойцов народного восстания, энтузиазм созидателей, самоотверженность защитников Родины, подвиги ученых и победы спортсменов... И еще бесчисленное множество славных дел, у истока которых стоял Ленин. Потрошить нашу историю, редактировать ее в угоду временщикам — вот чего хотят нынешние жиганы в белых воротничках.

Чудовищную инфляцию в разоренной войнами стране Ленин подавил за один год и сделал золотой червонец самой устойчивой валютой в мире. А нынешние 20 лет мудрят и ничего с ней поделать не могут. Ленин в кратчайший срок убрал миллионы беспризорников с улиц. Накормил их, пригрел, обучил и сделал из них нужных для страны людей. Сегодня вокзалы и подворотни кишат бездомными детьми, будущими и уже нынешними ворами и проститутками. А мы все жалуемся, что в стране не хватает работников. Ленин успел дать своим преемникам программу из трех пунктов: образование, индустриализация, коллективизация — и тогда Победа! Сегодня же мы мечемся в неопределенности. Ищем «национальную идею», не желаем признать, что такая идея уже господствует и правит людьми: «деньги превыше всего, все духовное — пустое». Ищем привлекательные цели. А кому это нужно? На уровне среднем, государственном, национальном эта постыдная возня нужна криминальной олигархии (по-простому — крупному ворью). Суета вокруг имени Ленина нужна им для шухера[5]. Для отвлечения общественного внимания в сторону от наглого масштабного воровства. Разграбления и передела остатков национального достояния.  Но звучат и интересы уровня глобального, мирового. Интересы геополитические. Гражданская свара в России нужна Мировому Хозяину для окончательного расчленения, ниспровержения самого непокорного народа.

Итак, в чем же роль Ленина в нашей истории на конкретных примерах и высказываниях в том числе и врагов Советской власти?

Одной из основных причин отрицательного отношения к Ленину некоторые считают его негативное отношение к церкви. Об этом в наше время написано немало книг. Но почему то авторы подобных критических исследований не задают себе вопрос: в конечном счете, к примеру, сегодня мало кого смущают личные качества Петра Великого и скольких невинных душ он загубил? Но все помнят, что в период его правления страна вышла на уровень европейской державы. Время конденсировало результат, лежащий ныне в оценке исторической личности императора. И неизменные цветы на его саркофаге в соборе Петропавловской крепости олицетворяют уважение и признательность наших далеких от самодержавия современников.

Так Ленин заложил основные гуманистические идеи с учений Иисуса Христа в том числе. Главный принцип коммунистического общества был заложен Иисусом и по этому принципу жили первые христиане общины. А Моральный Кодекс строителей коммунизма практически полностью основан на заповедях Божьих.

Не ошибается тот, кто ничего не делает. Ленин искренне полагал, что путь к светлому будущему пролегает через принуждение и железную дисциплину.  Как это не покажется странным, но в революции добро осуществляется силами зла. «Через насилие к созиданию!» — лозунг для построения новой жизни вполне приемлемый. Не Ленин и не большевики придумали лозунг: «Если враг не сдается, его уничтожают, или кто не с нами, тот против нас!» Он появился еще задолго до возникновения коммунистической партии, и автором его был Иисус, плотник из Назарета: «Кто не со Мною, тот против Меня…» (Лк., XI, 23), «Ибо кто не против, тот за вас» (Мк., IX, 40). Ленина сейчас модно обвинять в диктаторстве и тирании, дескать, он установил жесткие правила государственного управления, когда все вопросы решались не рыночно-базарными методами. Ответ на это дает известный политолог эпохи Возрождения Николо Макиавелли: «…за много времени ни один Диктатор не причинил Республике ничего, кроме блага[6]». То есть государственное управление без диктатуры невозможно.

С твердой уверенностью можно сказать, что человек, отвергающий принципы коммунизма, не понимает самой сущности христианства, а вернее, учения самого Иисуса. Ведь, если создание Советской России в масштабах нашей страны было явлением великодержавности, тогда саму Октябрьскую революцию с ее идеалами вполне можно считать вторым пришествием, а самого Ленина Тем, Кого так усердно и долго ждали и ждут христиане всего мира. Ленин и его партия большевиков не преследовали церковь и не устраивали кровавых на нее гонений и погромов, как это пытаются представить отдельные современные историки религии и безответственные, но отпетые литературные «попсовики». И без их саркастических намеков известно о тех записках и указаниях Ленина, отправленных им в годы Гражданской войны, с требованием принять самые жесткие меры, вплоть до расстрела, в отношении некоторых священнослужителей. Но давайте не забывать, что эти репрессивные меры были направлены на служителей культа не из-за их религиозных убеждений, а как на противников власти с оружием в руках или без оного, но активной пропагандой, пытавшихся свергнуть эту власть. Но Ленина тем не менее упрекают и обвиняют в несвойственной ему жестокости. В терпимости Ленина к своим идейным противникам можно убедиться, прочитав, например, полностью его статью «Социализм и религия». О каком жестоком отношении к служителям культа можно говорить, если священники могли вступить в большевистскую партию.

В чем же заключалась причина столь резкой неприязни церкви к новому социальному учению, сходного по многим параметрам с учением Иисуса? А в том, что Советская прогрессивная власть, посмела ограничить влияние церкви, отделить ее от государства и лишить всех привилегий, в одночасье превратив все духовенство в рядовых граждан страны. А как уже говорилось, простить можно даже смерть отца, но простить, когда отбирают барахло — невозможно! Кстати, присмотритесь к сегодняшним священнослужителям: ведь многие из них разодетые, ласнящиеся, в дорогих облачениях ездят на работу на дорогостоящих иномарках. Причем я не оговорился ездят не как на службу Богу, а как на коммерческую работу, поскольку кормятся они исключительно от мирян. Поэтому и не могла церковь простить Советской власти сей поступок. (Как же тогда понять, что любая власть от бога?). «Церковь не может заниматься политической борьбой…» — довольно категорично считал русский философ Н.А.Бердяев[7]. Когда в 1921—1922 гг. Поволжье было охвачено жесточайшим голодом (около 14 миллионов человек) в результате разразившейся там засухи, которая стала причиной неурожая, церковь отказалась отдать свои сокровища на закупку зерна. Тогда в ответ на эти действия Совет народных комиссаров во главе с В.И.Лениным был вынужден издать декрет о насильственном изъятии церковных ценностей и потратить их на продовольствие для голодающих. Патриарх Тихон вновь выступил против этого мероприятия Советской власти. Кстати, гражданин Белавин 15 июля 1923 года получил от Советской власти прощение и вновь стал патриархом.

Основная идеологическая установка социализма «кто не работает, тот не ест» не изобретение классиков марксизма. Данный лозунг являлся любимым изречением святого апостола Павла: «Ибо когда мы были у вас, то завещали вам сие: если кто не хочет трудиться, тот и не ешь. Но слышим, что некоторые у вас поступают бесчинно, ничего не делают, а суетятся. Таковых увещеваем и убеждаем Господом нашим Иисусом Христом, чтобы они, работая в безмолвии, ели свой хлеб». (2 Фес. III, 10).

Роль Ленина в спасении России от катастрофы, в которую страну загнала царствующая династия Романовых (Николай II), была огромна. Даже такой ярый противник Советской власти, как философ Н.А.Бердяев, которого В.И. Ленин, будучи Председателем Совнаркома, в 1922 выслал в составе группы неблагонадежных представителей буржуазной интеллигенции за границу, под грузом реальных доказательств признал удивительный факт того, что Россию от грядущей катастрофы спасли большевики, вождем которых был ненавистный ему Ленин.

В своей книге «Истоки и смысл русского коммунизма», которая была полностью закончена в середине 30-х годов прошлого столетия, Бердяев, в частности, по данному поводу написал: «Идеологически я отношусь отрицательно к советской власти. …Но в данную минуту это единственная власть, выполняющая хоть какую-нибудь защиту России от грозивших ей опасностей. Внезапное падение советской власти, без существования организованной силы, которая способна была бы прийти к власти не для контрреволюции, а для творческого развития, исходящего из социальных результатов революции, представляла бы даже опасность для России и грозила бы анархией. …Ленин был типически русский человек… В характере Ленина были типически русские черты и не специально интеллигенции, а русского народа: простота, цельность, грубоватость, нелюбовь к прикрасам и к риторике, практичность мысли, склонность к нигилизму на моральной основе. Ленин сделан из одного куска, он монолитен. Роль Ленина есть замечательная демонстрация личности в исторических событиях. Ленин потому мог стать вождем революции и реализовать свой давно выработанный план, что он не был типическим русским интеллигентом. В нем черты русского интеллигента сочетались с чертами русских людей, собиравших и строивших русское государство. …Ленин был революционер-максималист и государственный человек. Он соединял в себе предельный максимализм революционной идеи, тоталитарного революционного миросозерцания с гибкостью и оппортунизмом в средствах борьбы, в практической политике. Только такие люди успевают и побеждают. Он соединял в себе простоту, прямоту и нигилистический аскетизм с хитростью, почти коварством. В Ленине не было ничего от революционной богемы, которой он терпеть не мог... В своей личной жизни Ленин любил порядок и дисциплину, был хорошим семьянином, любил сидеть дома и работать, не любил бесконечных споров в кафе, к которым имела склонность русская радикальная интеллигенция. Он терпеть не мог революционной романтики и революционного фразерства. ….Он громил коммунистическое чванство и коммунистическое вранье. ….И он остановил хаотичный распад России, остановил деспотическим, тираническим путем. В этом есть черта сходства с Петром. …Ленин проповедовал жестокую политику, но лично он не был жестоким человеком. …Революционность Ленина имела моральный источник, он не мог вынести несправедливости, угнетения, эксплуатации. ….Ленин не был дурным человеком, в нем было много хорошего. Он был бескорыстным человеком, абсолютно преданным идее, он даже не был особенно честолюбивым и властолюбивым человеком, он мало думал о себе».

…Как это парадоксально ни звучит, — заключает исследователь В.Паутов, — но большевизм есть третье явление русской великодержавности, русского империализма — первым явлением было московское царство, вторым петровская империя. Большевизм — это сильное, централизованное государство[8]…

«В России, стране, где необходимость страдания проповедуется как универсальное средство «спасения души», я не встречал, не знаю человека, который с такою глубиной и силой, как Ленин, чувствовал бы ненависть, отвращение и презрение к несчастиям, горю, страданию людей. …Для меня исключительно велико в Ленине, именно это его чувство непримиримой, неугасаемой вражды к несчастиям людей, его яркая вера в то, что несчастие не есть неустранимая основа бытия, а — мерзость, которую люди должны и могут отмести прочь от себя. Я бы назвал эту основную черту его характера воинствующим оптимизмом материалиста. Именно она особенно привлекала душу мою к этому человеку — Человеку с большой буквы». Эти слова принадлежат А.М.Горькому, и взяты они из его статьи «В.И.Ленин». Как, однако, схожи характеристики Ленина, данные ему совершенно разными людьми: Горьким — пролетарским писателем и Бердяевым — столбовым дворянином.

«Вот теперь… заговорили о возможности сношения с другими планетами, но мало кто из нас надеется там побывать. Так и русская революция казалась нам такой же далекой. Предугадать, что революция не так далека, что нужно вести к ней теперь же, — это доступно лишь человеку колоссальной мудрости. И это в Ленине меня поражает больше всего», — данные слова принадлежат замечательному русскому поэту-символисту Валерию Брюсову, умершему в 1924 году[9].

В своем репортаже Уолтер Дюранти писал: «Я видел Ленина, когда он говорил со своими сторонниками. Небольшого роста, энергичный, плотный человек под ослепительным светом, встреченный бурными аплодисментами. Я обернулся, их лица сияли, как у людей, взирающих на божество. И Ленин был таковым, независимо от того, считали ли вы его заслуживающим проклятия антихристом или рождающимся раз в тысячелетие пророком. По этому вопросу можно спорить, но, если пять тысяч лиц (почти как в библии, когда Иисус пять тысяч человек накормил пятью хлебами и двумя рыбами (Лк., IX, 13—17; Мк., VI, 38—44) способны засветиться и засиять при виде его  тогда я заявляю, что он был необыкновенной личностью». Мемуарная литература изобилует подобными фактами… Игнацио Силоне, впервые увидевший Ленина на конгрессе Коминтерна в 1921 г., вспоминает, что «всякий раз, когда он входил в зал, атмосфера менялась, делалась наэлектризованной. Это был почти физически ощутимый феномен. Он заражал энтузиазмом так же, как верующий среди сгрудившихся подле алтаря в соборе св. Петра излучает священное горение, которое волнами расходится по храму»[10].

Коммунизм Ленина — это поступательно-эволюционное развитие человечества, направление движения которому задает революция. «Он — политик. Он в совершенстве обладал тою четко выработанной прямолинейностью взгляда, которая необходима рулевому столь огромного, тяжелого корабля, каким является свинцовая крестьянская Россия... Должность честных вождей народа нечеловечески трудна. Но ведь и сопротивление революции, возглавляемой Лениным, было организовано шире и мощнее»[11]. Говоря о роли Ленина Альфред Энштейн писал: «Я уважаю в Ленине человека, который с полным самоотвержением отдал все свои силы осуществлению социальной справедливости… Люди, подобные ему, являются хранителями и обновителями совести человечества[12]».

Но пока отношение к Ленину остается неоднозначным, и до сих пор в новых условиях государственности оппозиция раскалывается на два непримиримых лагеря. Так называемые «бе­лые», иначе говоря, некоммунистические патриоты, пожа­луй, лучше относятся даже к Сталину — признают его талант государственника, за два десятилетия превратившего Россию в современную, индустриальную державу и пресекшего аван­тюрные попытки троцкистов втянуть СССР в экспорт рево­люций, его заслуги в Великой Победе 1945 г. Упоминают и его терпимое отношение к Церкви, роспуск «Союза воин­ствующих безбожников» Е. Ярославского, восстановление Патриаршества, наконец, введение в годы войны в совет­скую идеологию образов русских славных князей — Александра Невско­го, Дмитрия Донского. Тем не менее, как только речь заходит о Ленине и самые здравомыслящие консерваторы начинают повто­рять излюбленную байку их врагов — либералов — о неких деньгах германского генштаба и о пломбированном вагоне... Выяснив роль революции и Ленина в истории, давайте вместе с профессором Р. Вахитовым попытаемся объективно разобраться во всех хитросплетениях и подходах к сути идеологии «русского Цезаря», «народного царя».

Очень странное согласие между либералом-западником и патриотом-антизападником. Одно это должно было бы заста­вить задуматься настоящего патриота: если бы Ленин был «своим» для наших «доморощенных европейцев», то нынеш­ние отпрыски сей «славной династии» не брызгали бы слю­ной при упоминании его имени... Однако они ненавидят Ле­нина не меньше, чем царя Ивана Грозного, собирателя русских зе­мель и беспощадного борца с тлетворным западным духом, который тогда воплощал собой на наших землях Новгород, не меньше, чем усмирителя Кавказа генерала Ермолова, не меньше, чем победителя германских захватчиков Георгия Жукова. Но самое глав­ное, с чем стоит согласиться: Ленин — один из влиятельнейших, могучих персонажей русской и российской истории.

Ленин олицетворяет начало ее нового этапа, который — нравится нам или нет — тоже имел место быть и, следовательно, тысячами связей увязан с другими этапами, и с прошлыми, и с будущими. И, чтобы сохранить завоевания Октября в тех наитруднейших условиях, Ленин вынужден был быть жестким руководителем. Патри­от же — это человек, любящий свое Отечество, землю отцов, и, следовательно, понимающий и хотя бы отчасти принимаю­щий весь его сложный, неоднозначный исторический путь Родины, без исключения и разделения этого пути на «любимые» и «не­любимые» участки, понимающий и хотя бы отчасти принима­ющий выбор, который сделали отцы и деды. А они в 1917 го­ду отказались от царской власти, от губернского деления России, от системы образования, при которой лишь несколько процентов населения могло получать полноценное образова­ние, от капиталистического производства и рынка, от засилья иностранных компаний и банков, от назойливой и бесстыд­ной рекламы, от бутафории выборов в буржуазную Думу — от многого из того, что вернулось к нам после горбачевско-ельцинской контрреволюции. Значит ли это, что патриот не со­мневается в правоте предыдущих поколений, что бы они ни говорили и ни делали? Разумеется, нет; находясь внутри какого-либо времени, трудно оценить истинное его значение, и поэтому и наши отцы ошибались, как сегодня во многом, вер­но, ошибаемся и мы (хотя при этом мне ближе точка зрения древних, которые отмечали, что по большому счету человечество вырождается и при внешнем прогрессе люди от поколения к поколению становятся слабее и хуже — и в смысле физическом, и в смысле нравственном, — в этом отношении миро­воззрение отцов в общих его чертах, образующих его пафос, должно оставаться образцом и для детей).

Но понять, почему они решили так или иначе, мы обязаны, в противном случае не можем претендовать на высокое звание сынов. Нельзя оставаться патриотом и при этом вычеркивать из истории лю­бимой тобою страны целый отрезок и объявлять все без ис­ключения дела и слова предыдущего поколения ненужными и вздорными. Строить на воздухе, отрицая и традицию, и исто­рию, по суждению своего собственного индивидуального ин­теллекта — это удел индивидуалиста-либерала и демократа, но не традиционалиста-консерватора и патриота. Несмотря на многие проведенные за границей годы, Ленин не стремился к комфорту, а довольствовался простыми Горками, да бывшим скромным имением князя Щербатова в нынешнем подмосковном Герцено в Кубинке. Тогда как сегодня небольшой кучке нечестно  нажившей себе небывалый капитал разрешено строить дворцы и замки преимущественно за границей и в любом их количестве. Поэтому такие «патриоты» думают прежде всего о своей недвижимости за бугром, поскольку здесь им уже делать нечего и остается только числиться россиянами с двойным/тройным гражданством. У них все предусмотрено наперед. А поскольку сегодня мы живем в эпоху денег как главной ценности, то эти патриоты-нувориши фактически управляют теперь нами. И таких «сынов отчизны» наш уважаемый Президент В. Путин пытается сделать истинными патриотами на фоне еще Ельциным данным права на вседозволенность…

Впрочем, есть, пожалуй, одно извиняющее обстоятельство для антиленинизма наших патриотов. Нема­лую роль тут сыграла сама советская пропаганда. Дело в том, что официальная идеология советского общества — так называемый «марксизм-ленинизм», который правильнее на­зывать «вульгарным марксизмом» — разительно от­личался от учения самого Маркса и был теорией сугубо западноцентричной. Достаточно вспомнить, что вся история человечества давалась в нем через схему пяти формаций, спи­санных с истории Запада. По вполне понятным причинам, Запад при этом оказывался и неизменным лидером, а дру­гим цивилизациям с их самобытной культурой и собственным (не во всем похожим на западный) историческим путем вообще не оставалось места. Им предуготовлялась раз­ве что насильственная модернизация — либо капиталистическая, либо социалистическая (в замечательной книге С.Г. Кара-Мурзы «Истмат и проблема Восток-Запад» показано, что наши сегодняшние «либералы» по сути — лишь наследники вульгарных марксистов, и в этом отношении они — большие догматики, чем их оппоненты — постсоветские коммунисты). И это вообще было одной из судьбоносных внутренних драм советского общества: по своим жизнеустройству, системе экзистенциальных ценностей, внешней политике, экономике оно являлось обществом однозначно антизападным. А вот идеология у него была самая что ни на есть прозападная, рисующая Россию как периферию мировой истории, как только лишь «слабое звено» в цепи капитализма, как страну «тысячелетнего рабства, изрядно отставшую от «просвещенной Европы». И, кто знает, может, этот болезненный надлом советской цивилизации, отсутствие лада между идеологией и практикой, социальной реальностью и стали одной из главных причин ее кризиса, который ее внешние враги и выражающая их интересы «пятая колонна» довели до геополитического краха...

В контексте такой западноцентричной идеологемы вполне логично было представлять создателя Страны Советов В.И. Ленина прежде всего как фигуру европейского значе­ния, как вождя мирового пролетариата, а вовсе не как деятеля русской и российской, евразийской истории, а саму эту историю — как прервавшуюся в 1917 году и никак не связывать Русь Советскую с предшествующими фазами развития России (в этом, между прочим, тоже наблюдается удивительное и подозрительное согласие между «красны­ми» и «белыми» ортодоксами. Вспомним, что эмигранты-антисоветчики тоже ведь любили поговорить о том, что с 1917 года России больше нет, а на ее месте расположилось невиданное в истории образование  — «Совдепия»).

Хотя действительность, конечно, намного сложнее, и такое видение Ленина — давайте, наконец, признаем это — во мно­гом упрощает и огрубляет его фигуру, точно так же, как и та­кое видение СССР не соответствует исторической истине.

Ленин, действительно, много лет прожил за границей, был членом и одним из лидеров международных революционных органи­заций, говорил, читал и писал на нескольких европейских языках, любил и почитал европейскую культуру, литературу, философию и считал, что нам стоит многому у Запада по­учиться. Более того, Ленин был и до конца жизни оставался интернационалистом и сторонником мировой революции, не терпел шовинизма, превознесения одного народа за счет уни­жения других и даже в годы империалистической войны же­лал своему Отечеству поражения, с тем, чтобы мировая война превратилась в Революцию. Но все же есть существенная раз­ница между Лениным ранним, создающим и крепящим пар­тию революционеров, и Лениным поздним, руководящим войной против иностранных интервентов и восстанавливаю­щим из руин страну, ее государственность, ее хозяйство. Не будет преувеличением сказать, что Ленин, въехав в Кремль и взяв в свои руки бразды правления Государством Российским, как некий прах, стряхнул с себя космополитизм и превратился в русского и российского, евразийского патри­ота, в отличие от некоторых других лидеров Революции — к примеру, Троцкого, которому не жалко было сделать «эту страну» экспериментальным полигоном для «прокатки» сце­нариев мировой революции. В Ленине в 1918 году просыпает­ся державник и государственник, имеющий талант и вкус к созданию большого политического пространства, к строительству новых форм социального общежития, к укреплению красной империи и борьбе с ее врагами. Ленин, может быть, даже вполне бессознательно, почувствовал себя наследником рус­ских царей и императоров, несущим ответственность за сохранность и благополучие земли российской.

Пожалуй, первыми из русских политических мыслителей обратили внимание на это «преображение Ленина» евразий­цы 20-х годов. П.Н. Савицкий, к примеру, писал в письме к Струве, что Ленин и большевики, по сути, выполнили все те задачи, которые ставили перед собой патриоты белых ар­мий. Они ведь взялись за оружие, думая, что к власти при­шли космополиты, которые разбазарят Россию, разменяют ее на звон «Марсельезы» мировой революции, а Ленин объеди­нил Империю, которую уже стали растаскивать «самостийни­ки» разных мастей, сделал Россию независимой от иностран­ного капитала, а значит, самостоятельной геополитической единицей, чего не было даже при Романовых. Общеизвестен окончательный вывод евразийцев: вожди большевистской Революции, в том числе и Ленин, стали жертвами очередной хитрости Исторического Разума, делающего, что он пожелает, невзирая на желания людей, которых он использует: мечтая о мировом революционном пожаре, большевики на деле воплотили в жизнь волю российской истории к новому объединению, к новому сильному государству, что Русь Советская есть наследница Орды и Московской Руси, ведших на этих же землях стойкую антизападную политику.

Можно добавить, что в пользу этого свидетельствуют не только дела Ленина, но и в определенной мере и его размыш­ления и сочинения. Перечитайте статьи Ленина 1918 года. Какая боль сквозит в его словах о Брестском мире: «Мы принуждены были подписать «Тильзитский мир». Не надо само­обманов. Надо иметь мужество глядеть прямо в лицо неприкрашенной горькой правде. Надо измерить целиком до дна всю ту пропасть поражения, расчленения, порабощения, уни­жения, в которую нас теперь толкнули», — пишет Ленин. Ка­залось бы, что ему — социал-демократу западной выучки — российские территории, собранные ненавистными русскими царями и императорами? Но дело как раз в том, что теперь в нем говорит уже не политэмигрант и гражданин Вселенной, завсегдатай лондонской библиотеки и парижских кафе, а Русский Цезарь, гигант мысли, диктатор Республики, которая завтра станет Империей (вслед за Цезарем — Лениным уже идет Август — Сталин). «Мы оборонцы с 25 октября 1917 г. Мы за «защиту отечества», но та отечественная война, к которой мы идем, является войной за социалистическое отечество», — пишет он в той же статье «Главная задача наших дней». И это не макиавеллистская хитрость, призванная удержать власть ценой изменения политических взглядов, отнюдь. Ленин ведь не становится патриотом в старом смысле слова, он говорит именно о социалистическом Отечестве. Он не отказывается вовсе от надежды на мировую революцию, а считает, что надо ждать, пока она не разразится, — это не значит равно­душно смотреть на крах и разор Отечества. Помимо револю­ции есть и другая, не менее высокая ценность — Родина, ее богатства, ее народы. И здесь вполне уместны эти пронзительные строки из Некрасова:

Ты и убогая, ты и обильная.

Ты и могучая, ты и бессильная

Матушка — Русь!

И, как бы развивая эту мысль, Ленин мечтает о богатой и сильной России, вопреки немецкому нашествию и скрежету зубовному западных держав. И как актуально звучат его сло­ва сегодня: «У нас есть материал и в природных богатствах, и в запасе человеческих сил, и в прекрасном размахе, кото­рый дала народному творчеству великая революция — чтобы создать действительно могучую и обильную Русь». Тут исток своеобычного, русского и, шире говоря, евразийского ком­мунизма, совмещающего идеи социальной справедливости и сильного государства, советизма и цезаризма, эсхатологию и материализм. Тут социал-демократ Владимир Ульянов пре­вращается в Ленина простонародного, русского и нерусско­го крестьянского сознания — народного Царя, которого до ужаса боятся иноземные «генералы» и злые и жадные «баре», «бояре» и «баи», но который запросто разговаривает и пьет чай с неумытыми ходоками из дальних деревень.

Тут мы ви­дим, наконец, что Ленин был не безгласной жертвой Исто­рического Разума. В определенный момент он понял тенденции и устремленность этого Разума, уловил их интуицией гениального политика и выдвинул идею, лозунг социалистиче­ского патриотизма, то есть перевел идеи патриотизма на язык социалистического и коммунистического дискурса. При этом он и снабдил эту идею сугубо практическими за­мечаниями — о союзе свободных народов, о недопустимости шовинизма и национализма, о федерализме как достаточно гибкой форме, подразумевающей и централизацию, и автономию, и — самое главное — о том, что такое «сообщество равных», истинный федерализм воз­можны лишь вне буржуазной системы ценностей. Так как именно для духа капитализма свойственно обособление, же­стокая конкуренция, эксплуатация человека человеком и на­ции нацией (собственно, национализм вовсе не противоречит капитализму, как хотелось бы показать некоторым демократам, наоборот, национализм подразумевается капитализ­мом, он есть перенос капиталистического лозунга: «человек человеку — волк» на уровень отношений между нациями).

Тем самым Ленин заложил основы для грядущей смычки, стратегического союза между «правыми» и «левыми», анти­буржуазными социалистами и консерваторами, союза во имя великой, могучей, обильной, многонациональной России. Это еще один урок Ленина, который начинает осознаваться только сейчас, почти через 100 лет после его смерти.

Только сейчас мы начинаем осознавать гуманность и справедливость Ленина, без которых он бы не смог создать такую могучую в будущем сверхдержаву как Союз Советских Социалистических Республик.

«Мы многое еще не сознаем, питомцы ленинской победы» — эти слова принадлежат Сергею Есенину, не сразу принявшему революцию. Скорее всего, он и сам не осознавал, что высказал ключевую мысль о Ленине. Мысль о том, что гений пролетарской революции неисчерпаем. Это следует хотя бы из того, что ленинизм — это сплав теории и практики социалистического строительства. Это вера Ленина в творческие силы масс, которая «давала ему возможность осмыслить стихию и направить ее движение в русло пролетарской революции». Сталин сумел увидеть и понять эту особенность Ленина. Джон Гелбрэйт говорил о Ленине: «Именно диалектичность его мышления делала из него гениального тактика и стратега революционной борьбы. Как стратег он не упускал из вида конечную задачу революции — социализм, как тактик сумел обеспечить реализацию этой стратегии в неимоверно сложных условиях, которые не снились ни одному политику в мире[13]».

«Партия и Ленин — близнецы-братья…» — крылатая фраза Маяковского. «Партия и сама история, — говорил А. Луначарский, — пробовали людей и отбрасывали малопригодных, оставляя только тех, которые были проверены самой жизнью. Так создавалась наша великая партийная пирамида. И как мог на вершине ее не оказаться один из величайших вождей, каких видело когда-нибудь человечество[14]».

 

[1] Соч.: Собр. соч., т. 1—20, М. — Л., 1920—1926; Соч., 2 изд., т. 1—30, М. — Л., 1925—1932; Соч., 3 изд., т. 1—30, М. — Л., 1925—1932; Соч., 4 изд., т. 1—45, М., 1941—67; Полн. собр. соч., 5 изд., т. 1—55, — М., 1958—65; Ленинские сборники, кн. 1—37, М. — Л., 1924—70.; Пазин М. Страсти по власти: от Ленина до Путина. — СПб.: Питер, 2012. — С. 35;  «Русский цезарь» — выступление известного публициста, профессора Рустема Вахитова; Коновченко С.В., Киселев А.Г. Информационная политика в России. — Москва, изд-во РАГС при Президенте РФ, 2004, 458 с.;  К 100-летию со дня рождения В. И. Ленина. Тезисы ЦК КПСС. — М., 1970; К 100-летию со дня рождения В. И. Ленина, Сб. документов и материалов. — М., 1970.  Ленин В.И. Биография, 5 изд., — М., 1972; Ленин В.И. Биографическая хроника, 1870 — 1924, т. 1—3.  — М., 1970—72; Воспоминания о В. И. Ленине, т. 1—5. — М., 1968—1969; Крупская Н.К. О Ленине. Сб. ст. и выступлений. 2 изд., — М., 1965; Лениниана, Библ. произведений В.И. Ленина и литературы о нем 1956—1967 гг., в 3-х томах, т. 1—2 — М., 1971—72; Ленин и теперь живее всех живых. Рекомендательный указатель мемуарной и биографической литературы о В.И. Ленине. — М., 1968; Воспоминания о В.И. Ленине. Аннотированный указатель книг и журнальных статей 1954—1961. — М., 1963; Ленин. Историко-биографический атлас. — М., 1970; Ленин. Собрание фотографий и кинокадров, т. 1—2. — М., 1970. — С. 72.; Административные реформы в России: история и современность / Под общ. ред. Р.Н. Байгузина. — М.: РОСПЭН, 2006. — 645 с.; История Отечества. 1150 лет российской государственности. — М.: ЭКСМО, 2012, 625 с.;  Дайнис В.О. История России и мирового сообщества. Хроника событий. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2004. — 832 с.

[2] Правда, 30—31 октября 2007 г.

[3] Какую роль сыграл Ленин в истории России: мнения блогеров. http://www.iarex.ru/news/25386.html

[4] Там же.

[5] Государь. Рассуждения о первой декаде Тита Ливия. Избр. главы. — С.-П.: Изд. «Азбука», 1997, кн. 1, гл. XXXIV. —  С. 157.

[6] Страсти по Ленину // Советская Россия, №145, 3 ноября 2005 г.

[7] Истоки и смысл русского коммунизма. — Париж: YMCA-PRESS, 1955. — С. 147.

[8] Паутов В. Это в Ленине меня поражает больше всего // Советская Россия. 22 апреля 2010 г.

[9] Крутиков Н.И. Живой Ленин. Воспоминания писателей о В.И.Ленине. — М., 1965. — С. 238.

[10] Роберт Такер. Сталин. Путь к власти 1879—1929. История и личность. — М.: Прогресс, 1991. — С. 62.

[11] Горький А.М. Собр. соч. в 16-ти томах. — М.: Изд. Правда, 1979, т. 16. , — С. 154, 156.

[12] А. Энштейн //Пропаганда. http://propaganda-journal.net/9549.html

[13] Джон Гэлбрейт. Развернуться лицом к Ленину http://www.sovross.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=599638

[14] А. Луначарский. http://www.artemkprf.ru/index.php/2208-razvernutsya-litsom-k-leninu

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован