08 ноября 1990
4605

3.27

На улице было много прохожих.
- Вы спешите? - спросил он. - Может быть, снова пойдем в Нескучный?
- Что вы, уже люди возвращаются со службы, а мне нужно поспеть к
приходу Петра Лаврентьевича.
Он подумал, что она пригласит его зайти, чтобы услышать рассказ
Соколова о заседании ученого совета. Но она молчала, и он почувствовал
подозрение, не опасается ли Соколов встречаться с ним.
Его обижало, что она спешила домой, но ведь это было совершенно
естественно.
Они проходили мимо сквера, неподалеку от улицы, ведущей к Донскому
монастырю.
Она внезапно остановилась и сказала:
- Давайте посидим минуту, а потом я сяду в троллейбус.
Они сидели молча, но он чувствовал ее волнение. Немного склонив голову,
она смотрела в глаза Штруму.
Они продолжали молчать. Губы ее были сжаты, но, казалось, он слышал ее
голос. Все было ясно, настолько ясно, словно бы они уже все сказали друг
другу. Да и что тут могли сделать слова.
Он понимал, что происходит что-то необычайно серьезное, что новая
печать ляжет на его жизнь, его ждет тяжелая смута. Он не хотел приносить
людям страданий, лучше бы никто никогда не узнал об их любви, может быть,
и они друг другу не скажут о ней. А может быть... Но происходившее сейчас,
свою печаль и радость, они не могли скрыть друг от друга, и это влекло за
собой неизбежные, переворачивающие изменения. Все происходящее зависело от
них, и в то же время казалось, - происходившее подобно року, они уже не
могли ему не подчиниться. Все, что возникало между ними, было правдой,
естественной, не зависящей от них, как не зависит от человека дневной
свет, и в то же время эта правда рождала неизбежную ложь, фальшь,
жестокость по отношению к самым близким людям. Только от них зависело
избежать этой лжи и жестокости, стоило отказаться от естественного и
ясного света.
Одно ему было очевидно, - в эти минуты он навсегда терял душевный
покой. Что уж там ни ждало его впереди, покоя в душе его не будет. Скроет
ли он чувство к женщине, сидящей рядом с ним, вырвется ли оно наружу и
станет его новой судьбой, - он уже не будет знать покоя. В постоянной ли
тоске по ней или в близости, соединенной с мучениями совести, - покоя ему
не будет.
А она все смотрела на него с каким-то невыносимым выражением счастья и
отчаяния.
Вот он не склонился, устоял в столкновении с огромной и безжалостной
силой, и как он слаб, беспомощен здесь, на этой скамейке.
- Виктор Павлович, - сказала она, - мне пора уже. Петр Лаврентьевич
ждет меня.
Она взяла его за руку и сказала:
- Мы с вами больше не увидимся. Я дала слово Петру Лаврентьевичу не
встречаться с вами.
Он почувствовал смятение, которое испытывают люди, умирая от сердечной
болезни, - сердце, чьи биения не зависели от воли человека,
останавливалось, и мироздание начинало шататься, опрокидывалось, земля и
воздух исчезали.
- Почему, Марья Ивановна? - спросил он.
- Петр Лаврентьевич взял с меня слово, что я перестану встречаться с
вами. Я дала ему слово. Это, наверное, ужасно, но он в таком состоянии, он
болен, я боюсь за его жизнь.
- Маша, - сказал он.
В ее голосе, в ее лице была непоколебимая сила, словно бы та, с которой
он столкнулся в последнее время,
- Маша, - снова сказал он.
- Боже мой, вы ведь понимаете, вы видите, я не скрываю, зачем обо всем
говорить. Я не могу, не могу. Петр Лаврентьевич столько перенес. Вы ведь
все сами знаете. Вспомните, какие страдания выпали Людмиле Николаевне. Это
ведь невозможно.
- Да-да, у нас нет права, - повторил он.
- Милый мой, хороший, бедный мой, свет мой, - сказала она.
Шляпа его упала на землю, вероятно, люди смотрели на них.
- Да-да, у нас нет права, - повторял он.
Он целовал ей руки, и когда он держал в руке ее холодные маленькие
пальцы, ему казалось, что непоколебимая сила ее решения не видеться с ним
соединена со слабостью, покорностью, беспомощностью...
Она поднялась со скамьи, пошла, не оглядываясь, а он сидел и думал, что
вот он впервые смотрел в глаза своему счастью, свету своей жизни, и все
это ушло от него. Ему казалось, что эта женщина, чьи пальцы он только что
целовал, могла бы заменить ему все, чего он хотел в жизни, о чем мечтал, -
и науку, и славу, и радость всенародного признания.
viperson.ru

http://lib.ru/PROZA/GROSSMAN/lifefate.txt
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован