06 сентября 2012
18225

3. Поиск новых критериев развития

... увеличение производительности полезного труда
зависит, прежде всего, от повышения ловкости и
умения рабочего, а затем от улучшения машин и
инструментов, с помощью которых он работал[1]

А. Корицикий


Национальное богатство, как известно, состоит из трех основных частей - материальная (машины, оборудование, инфраструктура и др.), природные ресурсы и национальный человеческий капитал, составляющий по общему признанию до 80% национального богатства развитых стран. Соответственно, модель модернизации, предполагающая модернизацию оборудования и техники, а также иные инновации затрагивает незначительную часть (менее 20%) национального богатства страны. При этом собственно на машины, оборудования и технологии приходятся (в зависимости от наличия у страны природных ресурсов) от 10 до 15%. Схематично значение национального человеческого капитала в структуре национального богатства выглядит следующим образом



Соответственно, если мы хотим модернизировать в широком смысле этого слова страну, ее экономику и социальную сферу, то мы должны понимать, что особая роль в такой модернизации принадлежит человеческому капиталу, всех составляющих его элементов.

                                                          Россия в мире[2]


Другая идеологическая проблема - привыкание к новым критериям, оценкам социально-экономического развития, где рост ВВП не является главным показателем. С экономической точки зрения, Россия объективно находилась к 2006 году на стадии восстановления индустриально-промышленного потенциала, где-то на уровне РСФСР 1990 года, когда информационное общество еще только начинало формироваться. На том уровне, где передовые страны находились в конце 80-х годов. Поэтому ВВП был основным критерием. Но уже в 2007 году, а тем более в 2010-2015 годах, критерии уже стали другие. Мы все еще меряем аршинами, а не метрами. Мы оказались отброшены в своих оценках экономики на 15 лет не только теоретически, но и идеологически. Так, например, по оценке депутата Госдумы Г. Гудкова, в балансе российских предприятий интеллектуальная собственность составляет 1-2%, в то время как в Европе и США - от 50 до 80%[3].

Конечно, величина и темпы роста ВВП имеют огромное значение. Особенно в сравнении с длительным периодом, когда они катастрофически падали. Россия в 2000-2007 годы давала устойчиво 6-7% роста ВВП и приближается к 7% по темпам роста промышленной продукции, что особенно радовало в сравнении с ведущими странами мира[4] и темпами падения в период 1990-2000 годов.



Но, вместе с тем, эти оптимистические показатели, во-первых, сразу "теряются" в периоды кризиса и спада, когда их ценность стремительно девальвируется. Так, кризис 2008-2010 годов во многом обесценил темпы роста предыдущих лет.

Во-вторых, количественный рост ВВП не так уж и значителен в мировом сопоставлении (особенно, если у быстроразвивающихся стран не было обвала в кризисные годы). Что видно из ниже приведенных сопоставлений, даже без учета динамики в развитии Китая и Индии[5].



Гораздо более информационна и современна отраслевая структура ВВП, из которой видно, что на образование и здравоохранение приходится более 13% ВВП (а в Швеции даже 6,8%) развитых стран по сравнению с 10% ВВП России. При этом доли строительства и транспорта примерно сопоставимы, а вот доли промышленности составляют 20 и менее процентов (по сравнению с 31,6% российской, которая, напомню, значительно отстает от уровня РСФСР 1990 года[6].



Гораздо более важное значение имеют те показатели ВВП, которые непосредственно связаны с человеком, т.е. определяющих национальный человеческий капитал: ВВП на душу населения и основные показатели уровня жизни населения[7].


Стоит добавить, что энергетическая мощь России, о которой сегодня много говорят, сильно преувеличена. Россия отнюдь не лидер в добыче углеводородов на душу населения. Она лишь покрывает потребности своей относительно слабой экономики. Из развитых стран в группу лидеров (более 10 т топлива в нефтяном эквиваленте на душу) входят Норвегия, Австралия и Канада. Россия же вместе с Венесуэлой, Казахстаном, Габоном и Данией попадает в группу стран, производящих от 5 до 10 т топлива на душу населения в тоннах нефтяного эквивалента.

Отметим, что такие известные нефтеэкспортеры, как Иран, Ирак, Азербайджан, Мексика, производят менее 5 т топлива на душу населения. Уровень 5 т - это средний объем потребления топлива в развитых странах Европы и в Японии (США и Канада потребляют даже по 8 т на человека). Другими словами, нынешний уровень производства в России был бы едва достаточен для покрытия внутренних потребностей, если бы она была развитой страной[8].

Доля электронной промышленности в ВВП страны после 1990 года снизилась с двух процентов до 0,12%, количество предприятий - с 400 до 257, объем научно-исследовательских работ - в восемь раз. При учете инфляционного фактора финансирование НИОКР в радиоэлектронном комплексе по федеральным целевым программам за 2002-2004 г.г. сократилось на два процента - с 553,9 млн до 542,4 млн рублей[9].

Конечно, нельзя недооценивать результатов последних лет. По оценкам Д. Медведева, в 2007 году экономика России вышла на максимальный уровень РСФСР 1990 года, а по размеру ВВП, рассчитанному по паритету покупательной способности, как он полагает, мы можем выйти за два ближайших года на шестое место в мире. Если брать, однако, размер российского ВВП на душу населения, то он составляет сегодня, по разным данным, 11-12 тыс. долл. В то время как в Западной Европе - от 21 до 40 тыс. долл., а в США - 35-40 тыс. долл. И по этому показателю нам еще очень далеко до лидеров[10]. Но это в том случае, если прибегать только к старым критериям роста.

                                   Место России по ВВП среди других стран[11]


Внешне все выглядит не так уж и плохо, но Россия по-прежнему развивается по алгоритму индустриально-сырьевого государства. Как и РСФСР в 80-е годы. Даже хуже по некоторым параметрам. Некоторые элементы нового общества, появившиеся в последние годы, соседствуют как с доминирующими элементами индустриально-коммунистического, так и анархо-рыночного сырьевого общества.

Если добыча топливно-энергетических полезных ископаемых по сравнению с 1991 годом действительно выросла на 16,5%, то производство машин и оборудования упало более чем вдвое. Собственно экстенсивный рост ТЭКа при его низкой эффективности мало о чем говорит. Эксперты, например, считают, что топливно-энергетические потери достигают 100 млрд долл. в год (что равно примерно российскому федеральному бюджету). Энергоемкость ВВП России в 3-4 раза выше, чем в развитых странах[12].



Таким образом, рост ВВП за счет ТЭКа во многом обесценивается неэффективными расходами энергоресурсов, т.е. этот рост вполне условный.
Более точные показатели, на мой взгляд, - производство и экспорт наукоемкой продукции. Если доля России в мировом ВВП - порядка 2,5%, то в экспорте наукоемкой продукции - около 0,3%, т.е. в 8 раз меньше!

При этом удельный вес России в мировой торговле машиностроительной продукцией колеблется вокруг 0,5%. По экспорту технологий и наукоемких товаров мы в разы уступаем не только США, Южной Корее или Китаю, но теперь уже и Таиланду с Филиппинами. Доля оборудования, которое используется более 20 лет перевалила за 50% (в 1990 году - 15%). Россия вплотную приблизилась к утрате собственной технологической базы, как в машиностроении, так и в индустрии народного потребления. По расчетам РАН, в перспективе страна будет приобретать за рубежом до 60% технологий[13].

Очевидно, что наряду с макроэкономическими необходимо вводить новые, соответствующие 2010-2015 годам критерии, которые более объективно покажут реальное место России в мире. Чтобы не оказаться в положении СССР, когда могущество измерялось объемами производства цемента, нужно идеологически изменить установку на более современные критерии развития, отражающие прежде всего качество человеческого потенциала.

Отдельный разговор об иностранных инвестициях, которые занимают первостепенное внимание отечественных либералов. Правда заключается в том, что иностранные инвестиции практически отсутствуют в отрасли, где применяются инновационные технологии и методы управления, либо не создают на территории РФ предприятия-лидеры в отраслях новой экономики[14]. Они создаются лишь для поддержки ускоряющегося импорта в РФ готовой высокотехнологичной продукции, пищевую и легкую промышленность, разработку ресурсов и их первичный передел, а также в те отрасли, где российский рынок еще не окреп, нет российских производителей либо их очень мало и они в зачаточном состоянии, или был разрушен в начале 90-х, - тем самым создается благодатная почва для аномальной российской высокой инфляции.



А это означает, как минимум, что финансирование развития НЧП - задача государства и общества, что привлечение отечественных инвестиций в эти области, их доля в объеме инвестиций должны стать приоритетами государственной политики.

Денежно-кредитная политика, инфляция и конкуренция в экономике РФ характеризуется в настоящее время следующими так называемыми "дефектами свободного рынка":

1. Инфляция издержек. Это в первую очередь недостаточное инвестирование в средства производства. Промышленность РФ сейчас находится в плачевном состоянии, об этом говорит изношенность наших заводов, оборудования и кратный рост зарплаты (с 2005 по 2008 гг. примерно в 3,5 раза) при небольшом увеличении производительности труда (за тот же период рост в 1,2 раза). Наши заводы не выдерживают конкуренции с аналоговыми мировыми, потому что себестоимость однотипной продукции у нас намного выше, а качество соответственно ниже. Богатое промышленное наследие СССР давно морально и физически устарело, что приводит к дополнительным издержкам, т.к. обслуживание старого оборудования всегда выше, чем нового. Но самая главная проблема в том, что устаревшие технологии, применяемые более 60% наших производств, увеличивают издержки, что за собой влечет рост цен. Пример: себестоимость тонны цемента в РФ в среднем составляет 1500 руб., в Китае 700-800 руб., рыночная стоимость цемента в РФ сейчас от 2800-3500 руб., в Китае от 1500-2100 руб. А в до кризисном 2008 г. стоимость тонны в РФ взлетала аж до 7800 руб., из этого следует, что мотивации к инвестициям в производство у наших предприятий нет, они и так получают очень высокую маржу.

2. Монополизация и картелирование рынков. Основное правило свободной рыночной экономики в том, что издержки со временем должны уменьшаться, вследствие развития рынка и НТП (научно-технический прогресс). Но это правило не действует в монополизированных экономиках, где цены устанавливаются не спросом и предложением, а созданием дефицита и ограничением производства, т.е. у нас в РФ сложился устойчивый рынок предложения, где покупатель, как говорят, "все равно купит". Это касается всех сфер российской экономики, как первичного и вторичного сектора, так и сферы услуг и банковской деятельности. Это выражается в банковской сфере, где квазигосударственная первая шестерка банков контролирует более 80% процентов денежного предложения. А в цементной промышленности, которую мы уже затронули, более 35% производства и сбыта контролирует компания "Евроцемент", теперь понятно, почему у наших предприятий нет желания инвестировать в создание новых высококонкурентных производств. Ярким примером монополизации и картелирования является строительная отрасль РФ, где сговор основных игроков виден невооруженным взглядом. Куда смотрит ФАС?

3. Регулирование отдельных видов цен. Этим в РФ занимается Федеральная служба по тарифам. За последние четыре года рост тарифов ЖКХ, электроэнергии, стоимости газа, железнодорожных перевозок опережал рост официальной инфляции. Рост тарифов в свою очередь приводит к росту цен на продукцию, в себестоимости которой заложены расходы на электроэнергию, газ и транспорт. То есть этот рост тарифов затрагивает почти все группы товаров и услуг, производимых в РФ.

4. Коррупция. Коррупционные издержки в некоторых видах производства и бизнеса составляют до 55%, система откатов вошла в обычную практику. К чему приводит необузданный аппетит государственных служащих - к росту цен и снижению качества, ведь бизнес без прибыли не имеет смысла. Я как-то раз хотел попробовать найти государственный заказ на капитальный ремонт жилого дома в Москве, нужных людей, которые поспособствуют победе на торгах, нашел очень быстро, они гарантировали победу за 15% отката. А реальная стоимость земли под застройку значительно отличается от номинальной, что и приводит к росту цен. В общем, поборы и дань, налагаемая на бизнес, учитывается не в бухгалтерии, а в росте цен.

5. Не демонетизация. Если рассматривать деньги как товар, то ограничение их эмиссии приводит к дефициту денег, и экономические агенты будут стремиться максимально и быстро заполучить этот товар, т.е. спрос на деньги увеличивается и соответственно увеличивается стоимость и цены, что приводит к росту ставок на депозиты, кредиты и разгон инфляции - это замкнутый круг. И сломать его способны денежные власти решительными действиями, которые заключаются в систематическом впрыске денежной массы реальным производителям, а также конечным потребителям, но до определенного уровня (главное - не перестараться). Что поможет перевооружить промышленность, диверсифицировать экономику, уйти от сырьевого развития, выйти на внешние рынки, повысить конкуренцию, увеличить платежеспособный спрос. При этом большую часть денег должны получить именно промышленники на условиях инвестиций в производство, что приведет к сокращению издержек и заметному снижению инфляции. Из вышесказанного следует, что эмиссия денежной массы и инфляция издержек зависят линейно при заданных условиях развития экономики. Примером такого развития является развитие экономики США в период с 1865 г. по 1879 г.[15].

6. Стерилизация рубля. Так называемые Золотовалютные резервы РФ привязаны к бивалютной корзине и состоят на 45% из евро и на 55% из долларов, а Резервный Фонд и Фонд будущих поколений состоят на 45% из евро, на 45% из долларов и на 10% из фунтов стерлингов. Что в этом такого, скажет экономист, это нормальная практика для ЦБ по всему миру, но я скажу: денежная эмиссия (денежная пирамида) в РФ строится на основе долларов США, евро, фунтов стерлингов, что делает нашу денежную эмиссию в зависимость от ФРС США, ЕЦБ и Банка Англии. Это значит, что не только Минфин РФ и ЦБ РФ управляет денежной эмиссией в РФ, но и МВФ, ФРС США, ЕЦБ, а их цели и мотивы не всегда совпадают с нашими, что приводит к инфляционным ожиданиям и недоверию национальной валюте. Валютный империализм, начатый США с начала ХХ в., достиг своего апогея с началом кризиса 2008 г. и соглашениям о валютных свопах между ФРС США и ЕЦБ, Банками Англии, Швейцарии, Японии, позволяющие ФРС де-факто осуществлять эмиссию фунта, евро, йены и франка (это решение временное и связанное с глобальным экономическим кризисом вступившее в силу в 2009 г. и продлено в настоящее время, однако это прецедент в мировой экономике). Укрепление рубля увеличивает внутренний спрос, тогда как ослабление его сокращает. Страна могла бы платить за импорт не только экспортной выручкой, но и национальной денежной эмиссией, тем самым сокращая внешние заимствования. В коммерческом плане это существенно снизило бы курсовые риски и издержки по хеджированию сделок, расширило возможности для экспорта капитала и создания сети маркетинга отечественных товаров за рубежом. Вероятно, это позволило бы перевезти на рублевую базу и часть биржевой торговли по основным товарам российского экспорта. Могло бы упростить администрирование внешнеэкономических операций. Активнее пошло бы "вымывание" иностранной валюты из внутреннего оборота. Снизились бы риски, связанные с возможными недружественными акциями иностранных государств в отношении наших зарубежных валютных активов. Стали бы ненужными столь масштабные резервы Центробанка в чужих валютах. Как справедливо заметил директор Центра стратегических исследований М. Бочаров, "в самых больших масштабах вывоз капитала у нас осуществляют не Абрамович или подобные ему миллиардеры и миллионеры, а Кудрин и Греф. Они главные организаторы утечки российских денег... государство изымает сегодня деньги из экономики страны и вкладывает их в экономику других стран, прежде всего США". Это подводит наш анализ к рассмотрению вопросов управления Резервным фондом страны и ЗВР ЦБ. Стабилизационный фонд создавался как часть бюджета с целью стабилизации государственных финансов, антиинфляционного связывания излишней денежной массы в стране и подстраховки на случай неблагоприятной конъюнктуры мировых цен на нефть. С 2004 г., когда был создан фонд, и до 1 января 2008 г. объем накоплений в нем вырос с 522 млрд до 3,4 трлн руб., и эти средства были вложены в государственные ценные бумаги иностранных государств и ряда корпораций Общее управление им осуществляет Минфин России. На самом деле такое массированное изъятие средств из государственного бюджета и национальной экономики не достигло не одной из поставленных целей. За годы функционирования Фонда мировые цены на нефть выросли почти в пять раз, а с начала мирового кризиса они упали чуть более чем в 2,5 раза и стабилизировались на уровне выше 50 долл. за баррель, а сейчас выше 90 долл. за баррель. Ложной оказалась и монетаристская посылка о влиянии роста денежной массы на уровень инфляции. Во-первых, инфляция в России в основном имеет немонетарный характер. Это - преимущественно инфляция издержек, связанная главным образом с отсутствием в стране необходимой рыночной конкуренцией и устойчивым завышением цен и тарифов на продукцию естественных монополий (что и показала проведенная ФАС проверка обоснованности уровня цен на нефтепродукты). Во-вторых, совершенно не очевидной на практике оказалась связь между динамикой денежного агрегата М2 и ростом цен, особенно, когда часть денежной массы канализируется на инвестиционные цели с последующим наращиванием товарного предложения. Естественно, что такая политика финансово-экономического блока правительства вызывает неприятие и критику, как в экспертных, так и в деловых кругах. "Почему, - вопрошает академик Н. Шмелев, - государственная политика, вопреки здравому смыслу, направлена на то, чтобы как можно скорее избавиться от денег?" Ведь, по расчетам администрации президента, даже если Стабфонд пустить на потребительские расходы, прирост инфляции составил бы не более 1-2 процентных пунктов. Если же направить эти средства на инвестиционные цели, инфляция могла бы снизиться на такую же величину при росте ВВП на 1-1,5% пункта. Большинство других стран - держателей аналогичных фондов, тратят значительную их часть на модернизацию национальной экономики, достигая здесь впечатляющих результатов (например, ОАЭ, Кувейт, Катар, Саудовская Аравия, Индонезия, Китай). И при этом не возникает никакой инфляции. У нас же Минфин выводит деньги из экономики еще до стадии их вложения в производство, хотя в случае ухудшения международной политической и экономической обстановки средства, размещенные за рубежом, могут быть вообще потеряны. С учетом этих доводов с 1 февраля 2008 г. Стабилизационный фонд был разделен на два: по прежнему "неприкосновенный" и с теми же функциями Резервный фонд (в размере 3,1 трлн руб.) и Фонд будущих поколений (в размере 0,6 трлн руб.), призванный питать российские институты развития, в частности Банк развития, Инвестиционный фонд, Российскую венчурную компанию и Российскую корпорацию нанотехнологий. Однако кубышку в 2009-2010 гг. пришлось открыть, так как правительство должно было поддержать не совсем обоснованные стратегии расширения российских корпораций, кредитуя их и банки на прямую, а также близость выборов заставило в том же до кризисном темпе наращивать социальные обязательства перед населением, что привело к дефициту бюджета, который планируется финансироваться внешними заимствованиями и средствами Стабфонда. В целях повышения отдачи разрешено вкладывать средства Резервного фонда не только в низкопроцентные государственные бонды, но также в ценные бумаги зарубежных государственных агентств развития и национальных банков (до 30% всех средств Фонда) и международных финансовых организаций (до 15%). Не исключено их размещение и на депозитах первоклассных мировых банков. Однако пропорции валютного размещения этих средств были сохранены, а изменения в адресах размещения могут потенциально увеличить доходность едва на полпроцента. Сходную стерилизационную роль в специфических условиях России объективно играют и сверхнормативные золотовалютные резервы (достигшие в середине 2008 г. почти 600 млрд долл. и уменьшившиеся буквально за 7 месяцев до 380 млрд долл., достигших в декабре 2010 г. 483 млрд долл. США), с той лишь разницей, что они омертвляют валютную выручку. Это равнозначно вывозу из страны товаров без получения за них материального эквивалента и беспроцентному кредитованию стран, чьи валюты формируют такие резервы. Одновременно на российский денежный рынок (при покупке валюты Центробанком) выводится та самая рублевая масса, с которой борется Минфин. Однако на этом противоречия между Ильинкой и Неглинкой заканчиваются, и валютная часть резервов страны по-прежнему на 94% размещается за рубежом с той же пониженной доходностью. Тем не менее, даже имея эти средства (равные 16-месячному импорту при норме 3-6 месяцев), Центробанк предпочитает не использовать их и тем сужает свои уставные функции до одного лишь управления курсом валюты, снимая с себя обязанность стимулировать экономический рост и служить для отечественной финансовой системы кредитором в последней инстанции. Конечно, как это иногда и делается, проще всего списать такие действия на падения профессионализма наших финансовых властей или на их амбиции самостийно управлять казенными деньгами (хотя Стабфонд и был частью бюджета, он не входил в роспись бюджетных расходов, утверждаемую Государственной Думой). Однако, думается, что причины здесь гораздо глубже. По подсчетам Ю. Любимцева, уровень стерилизации доходов федерального бюджета при всей активизации государственной экономической политике Кремля в 2006-2007 гг. вдвое превысил прирост ВВП, которого своим трудом достигла страна. "Очевидно, - заключает свой анализ Ю. Любимцев, - что осуществляемые государственными менеджерами "стерилизация" и "оптимизация" бюджетных расходов означают не что иное, как "стерилизацию" конкурентных преимуществ российской экономики, блокирование инновационного развития и оздоровление и даже выживание нынешних, а не мифических будущих поколений. Заметим, однако, что от догматического толкования основ монетаризма предостерегает ныне своих эпигонов и сам М. Фридман, заявивший в одном из своих интервью: "Подход к оценке предложения денег как к ведущей цели и принципу, регулирующему экономические решения, в полной мере не оправдался. Я не уверен, что сегодня столь же упорно отстаивал этот принцип, как делал это раньше".

7. Теневая, серая и черная экономика. Политика властей выстраивается так, что малому и среднему, а во многом и крупному бизнесу либо приходится уходить в тень, либо он сам это делает, чувствуя свою безнаказанность. Слабая культура ведения бизнеса, а также падение общего морально-нравственного и этического уровня общества приводит к тому, что получение доходов ставится во главу угла, при этом ни производителю, ни потребителю не важно, как это происходит. По разным подсчетам, объем теневой экономики в РФ составляет от 20 до 40%, при этом в некоторых регионах она составляет до 80%. Как в таких условиях можно проводить обдуманную антиинфляционную политику, если одна треть экономики не контролируется и не учитывается государством. Контрафактный товар можно встретить даже в федеральных торговых сетях. А неучтенная экономика это неучтенная денежная масса, которая стремится легализоваться в оффшорах и уходит от налогообложения, а также из экономики. Эту проблему мало кто из государственных мужей выносит на общественное обозрение, но забывать ее и не решать ее преступно.

8. Огромный вывоз капитала и офшоризация российской экономики. Говоря о том, что нельзя пускать иностранные компании на наш не окрепший рынок, многие специалисты науки и государственные деятели лукавят, ведь многие экспортно-ориентированные и наиболее прибыльные российские компании принадлежат иностранным оффшорным и полуоффшорным компаниям посредством сложных схем, более того, многие квазигосударственные компании (акционерные общества с государственным капиталом) проводят свои международные экспортные операции через трейдеров, также зарегистрированных в оффшорах. Вывоз капитала в огромных масштабах является еще одной проблемой российской экономики, которая перекладывается на наше население увеличением в 2011 г. налогов и сборов, а также других платежей, связанных с естественными и иными государственными монополиями.

Парадоксы проводившейся до последнего времени в России денежно-кредитной политики войдут в историю как самые нелепые курьезы. Как, к примеру, объяснить сложившуюся в российской экономике ситуацию, при которой чем больше валютные поступления от экспорта нефти, тем меньше денежных ресурсов в распоряжении российских предприятий? Чем больше приток иностранных инвестиций, тем меньше были возможности внутренних накоплений. Профицит бюджета сопровождался ростом государственного внутреннего долга и квазигосударственного внешнего долга, а нынешний дефицит бюджета только ускорит рост заимствований за рубежом.

Эти парадоксы денежной политики заключены в самой технологии планирования денежного предложения, навязанной МВФ с 1992 г. и продолжавшейся вплоть до последнего времени. Суть этой технологии сводится к ежегодному планированию прироста денежной массы исходя из целевых установок по ограничению инфляции, экзогенно задаваемого прироста ВВП и предположения о неизменной скорости обращения денег. Формально она исходит из хорошо известного тождества монетарной теории, согласно которому умножение количества денег на скорость их обращения эквивалентно произведению объема обращающихся на рынке товаров на их цены.

Хотя никаких сколько-нибудь обоснованных моделей, позволяющих рассчитать зависимость между приростом денежной массы и уровнем инфляции, ни Центральный банк, ни правительство не представляли, фактически они исходили из линейной зависимости между темпом прироста цен (инфляцией) и темпом прироста денежной массы, считая скорость их обращения и объем товарной массы неизменными. Это крайне упрощенная и далекая от экономической реальности с ее нелинейными и сложными обратными связями и неопределенностями логика бездоказательно предполагала фиксацию заниженного уровня монетизации российской экономики, при которых высокие двухзначные темпы инфляции не уменьшались.

Многочисленные эмпирические исследования, по данным разных стран, доказали отсутствие статистически значимой зависимости между инфляцией и уровнем монетизации экономики, так же, как и приростом денежной массы. С ремонетизацией российской экономики происходит нормализация денежного обращения (вытеснение суррогатов, дедолларизация, повышение доверия к рублю), снижается его скорость и соответственно уменьшается инфляция. Сведение всех факторов, генерирующих инфляцию, к приросту денежной массы - грубейшее упрощение, приводящее к хронической не до монетизации российской экономики, следствием которой становится искусственное снижение инвестиционных возможностей и сдерживание экономического роста. Норма накопления (отношение объема инвестиций к ВВП), упав более чем в двое в начале реформ, остается крайне низкой - около 20-22 % в период с 2001 по 2010 гг. Страны, которым пришлось осуществлять модернизацию и структурную перестройку своей экономики, а также экспортно-ориентированную индустриализацию, чтобы сделать ее конкурентоспособной, в течение долгих периодов демонстрировали высокий уровень инвестиций. В послевоенной Европе норма накопления вплоть до 1970-х гг. составила 25 %, а в Японии - 30%. А в Южной Корее была еще выше. В период индустриализации в СССР, а также в проводящем модернизацию экономики современном Китае норма накопления превышала одну треть, достигая порой 40% ВВП.

На поверхности явлений возрождение отечественной экономики на фоне уникальной энергоконъюнктуры мирового рынка создает благоприятные условия для развития банковского бизнеса в стране. Власть избавилась от вынужденных заимствований за рубежом, сбалансировала бюджет; укрепила курс национальной валюты, выталкивающей из обращения иностранную. Само банковское сообщество укрупняется и уже более чем на 2/3 состоит из кредитных учреждений с собственным капиталом свыше 5 млн евро; диверсифицируются инструменты, торгуемые на российском денежном рынке, но количество банков уменьшается и стабилизировалось вокруг 1000 единиц, что, по мнению некоторых специалистов, и в сравнение с другими странами недостаточно для РФ.

Однако верх берут пока субъективные факторы, в силу которых российские коммерческие банки далеко не в полной мере могут использовать эти возможности. По сути, они изолированы от внутренних источников капитализации, что тормозит рост их активов, а, следовательно, и долгосрочное инвестиционное кредитование. С 2001 по 2008 гг. сумма средств, находящихся в распоряжении правительства (расходы консолидированного бюджета 2008 г. - 13,99 трлн руб., 2001 г. - 1,87 трлн руб.), возросла в 7,5 раз, тогда как объем кредитного оборота - в 9,5 раза (2008 г. - 13,9 трлн руб., 2001 г. - 1,47 трлн руб., 2009 г. не берется в расчет, т.к. действия правительства по противодействию экономического спада связано с резким увеличением кредитов, как организациям и банкам, так и не резидентам и иностранным правительствам, государственная служба статистики предоставляет информацию по кредитам, включая кредиты, предоставленные иностранным государствам и поэтому сложно понять каков кредитный оборот резидентов РФ, кредитный оборот 2009 г. - 19,4 трлн руб.), что составляет 33,3% от ВВП (2008 г. - 41,7 трлн руб.), значительно ниже показателей развитых и многих развивающихся стран. По оценкам Ассоциации российских банков, в 2009 г. кредитом пользовались лишь 30% российских предприятий и 65% респондентов среди них считали нехватку финансовых средств первой по важности проблемой их функционирования, а также сохранение объема инвестиций в основной капитал в стране на уровне 40-50% от 1990 г.

Как представляется, главная причина - крайне низкая (порядка 20-22%) норма накопления в стране. Рестриктивную роль играет и политика экономического блока правительства и ЦБ, когда стерилизуется даже имеющая в стране ликвидность под тем же флагом борьбы с инфляцией. Из процессов капитализации выведены не только средства Резервного фонда и ЗВР, но и потенциальные источники инвестирования, снимаемые с рынка через государственный внутренний долг, нормы обязательного банковского резервирования, депозиты в ЦБ, средства на корсчетах и т.д. По сумме это эквивалентно примерно 20% агрегата М2. Ту же стерилизующую роль фактически играют раздутый профицит бюджета и остатки средств на счетах Казначейства до 2008 г., где денег было больше, чем у всех банков вместе взятых, что неэффективно, ибо оно только распределяет, а не приумножает капитал.

Тревожная ситуация в отечественной банковской системе. Для полноценного выполнения своих функций в денежном обороте и воспроизводственном процессе она должна опираться на адекватную базу ликвидности, иными словами, на накопление капитала в стране. В особенности это касается "длинных денег", то есть долгосрочных инвестиционных кредитов с конкурентоспособными ставками.

Сегодня в России банковские активы к ВВП (активы в 2009 г. - 29,43 трлн руб., ВВП 2009 г. - 39 трлн руб.) составляют всего 75,5% (в развитых странах - 250-400), а требования банков к небанковскому сектору - 32%), что выше 26 в среднем по миру, однако ниже 150% западных стран. Российские банки зарабатывают не на инвестициях, а на потребительском кредитовании или конверсионных операциях, по сути, повторяя ипотечный опыт США. Критерием для выдачи кредитов все чаще становится не надежность заемщика, а способность "выбить" из него уплату, и здесь возможен кризис, подобный американскому, пусть и в миниатюре. Системная нехватка ликвидности заставляет отечественный бизнес привлекать масштабные внешние займы, то есть решающая роль в кредитовании делового сектора России, как и на фондовом рынке, переходит к нерезидентам.

Всем известно, что такое инфляция и ее губительное воздействие на благосостояние населения. Но и ее отсутствие, по мнению многих экономистов еще более вредит экономике. Инфляция в пределах 1-3% благоприятно влияет на промышленное производство. Влияние инфляции на разные группы населения очень разительна. Если разбить все население страны на группы по доходам, то окажется, что сильнее всего бьет инфляция по тем, кто живет за чертой бедности, а менее всего самых богатых. Это связано с тем, что у домохозяйств с разными доходами разные корзины потребления. В практике российского подсчета индекса потребительских цен никогда не было ранжирования инфляции по группам населения, хотя в мировой практике это давно принято. Также российская служба статистики не показывает корзину товаров, по которой рассчитывают индекс потребительских цен, что на практике приводит к манипуляции и не прозрачности, а также к занижению уровня инфляции. Это отчетливо ощущало население в 2007-2010 гг., когда официальные данные инфляции, явно и не вооруженным взглядом, не совпадали с ростом цен потребительской корзины болыпинства населения страны. Удивляет тот факт, что в индексы расчетов не входит недвижимое имущество, что очень странно для нашей страны, так как подавляющее большинство население хотело бы или намеревается улучшить свои жилищные условия. Я провел небольшое исследование по данным официального сайта Федеральной службы государственной статистики, которое заключается в рассмотрении основных показателей статистики цен с 2005 года по начало 2009. Средняя цена 1 кв. м. жилья в РФ с начала 2005 г. (тупо конец 2008 изменилась с 21013,07 руб. до 54499,38 руб., что составляет 259,36%) за четыре года, т.е. в год рост составил 65%. Средние цены основных видов строительных материалов варьировалась с 7733,625 руб. в январе 2005 г. до 13764,12 руб., и составило в марте 2009 г. 14461,64 руб., рост за четыре года составил 177,98% и в год 45%. Рост индекса цен и тарифов на перевозку грузов железнодорожным транспортом составил 52% с 2005 по конец 2008 гг., что равно 13% в год. Индекс тарифов на перекачку грузов трубопроводным транспортом вырос на 151,7%, что за год составило 37,925%). А индекс тарифов на грузовые перевозки вырос на 80,6%), что в год составило 20,15%). Стоимость минимального набора продуктов питания в январе 2005 г. составила 1254,28 руб., а в декабре 2008 г. 2116,4 руб., что соответствует росту на 168,73% и в год на 42,2%. Сумма средних цен производителей сельскохозяйственной продукции в январе выросла с 13844,63 руб. до 19196,52 руб., что составило 138,66% и в год 34,67%). Из этих данных можно понять, что расчет конечного значения инфляции службой статистики производится не совсем корректно[16].

Из всего вышесказанного следует вывод, что нельзя проблему инфляции решать отдельно от проблем экономики. Если фундамент экономики слаб, а фундаментом может быть только реальный сектор экономики (первичный, вторичный), то никакие монетарные методы не смогут удержать инфляцию. Причина инфляции кроется в самой экономике, а не в денежном обращении. Также от правильной денежно-кредитной политики зависят цели успешного экономического развития на основе инноваций и создания международного финансового центра, которые ставятся перед российской экономикой не только первыми лицами государства, но и естественной необходимостью национальности экономической безопасности страны.

Итак, под человеческим капиталом в экономике понимается имеющий у человека запас знаний, здоровья, навыков, опыта, которые используются индивидом для получения дохода. Нужно отметить, что это не просто совокупность знаний, способностей, которыми обладает человек. Значит, под понятием "человеческий капитал" нужно видеть:

1. Приобретенный запас знаний, умений, навыков;

2. Что этот запас целесообразно использовать в той или иной сфере общественной деятельности, и это способствует росту производительности труда и производства;

3. Что использование данного запаса приводит к росту заработков (доходов) данного работника в будущем путём отказа от части текущего потребления;

4. Что увеличение доходов способствует заинтересованности работника, и это приводит к дальнейшему инвестированию в человеческий капитал;

5. Что человеческие способности, дарования, знания и т.д. являются неотъемлемой частью каждого человека;

6. Что мотивация является необходимым элементом для того, чтобы процесс воспроизводства (формирование, накопление, использование) человеческого капитала носил полностью завершенный характер.

Человеческий капитал, являясь частью совокупного капитала, представляет собой накопленные затраты на общее образование, специальную подготовку, здравоохранение, перемещение рабочей силы. Виды "человеческого капитала" экономисты классифицируют по видам затрат, инвестиций в "человеческий капитал". И. Ильинский выделяет вследствие этого следующие составляющие: капитал образования, капитал здоровья и капитал культуры[17]. Таким образом, по его мнению, формула человеческого капитала принимает следующий вид:



Капитал здоровья представляет собой инвестиции в человека, осуществляемые с целью формирования, поддержания и совершенствования его здоровья и работоспособности. Капитал здоровья является несущей конструкцией, основой для человеческого капитала вообще 2. Инвестиции в здоровье, его охрана, способствующие сокращению заболеваний и смертности, продлевают трудоспособную жизнь человека, следовательно, и время функционирования человеческого капитала. Состояние здоровья человека - это его естественный капитал, часть которого является наследственной. Другая часть является приобретённой в результате затрат самого человека и общества. В течение жизни человека происходит износ человеческого капитала. Инвестиции, связанные с охраной здоровья, способны замедлить данный процесс. Не всякие инвестиции в человека могут быть признаны вложениями в человеческий капитал, а лишь те, которые общественно целесообразны и экономически необходимы. Капитал здоровья является национальным достоянием.

Например, И. Ильинский в понятии "капитала здоровья" выделяет базовый и приобретенный капитал. Первый, по его мнению, определяется совокупностью физиологических свойств человека, получаемых наследственным путём. Эти свойства во много определены заранее, хотя при современной генной инженерии возможны довольно успешные корректировки[18].

Приобретенный капитал образуется в процессе формирования и потребления физических свойств человека, осуществляемом в производственной деятельности. В условиях инновационного производства от человека требуется высокая скорость обработки информации, выносливость, быстрота реакции, скорость принятия решений.

Различают два вида человеческого капитала: потребительский, создаваемый потоком услуг, потребляемых непосредственно (творческая и образовательная деятельность); производительный, потребление, которого содействует общественной полезности (создание средств производства, технологий, производственных услуг и продуктов).

Человеческий капитал классифицируется по формам, в которых он воплощен:

- живой капитал включает в себя знания, здоровье воплощённое в человеке;

- неживой капитал создаётся, когда знания воплощаются в физических, материальных формах;

- институциональный капитал представляет собой институты, содействующие эффективному использованию всех видов человеческого капитала.

Для характеристики качества человеческого капитала (уровня, качества, количества) используется система показателей. Это показатели - интегральные, частные, социальные (натуральные) и экономические (стоимостные).

Стоимость человеческого капитала экономисты определяют как на макро - так и на микроуровнях.

Микроуровень - это стоимость затрат фирмы по восстановлению человеческого капитала фирмы. А именно:

- повышение квалификации уже принятых работников;

- медицинское обследование;

- оплата больничных листов нетрудоспособности;

- затраты по охране труда;

- добровольное медицинское страхование, оплаченное фирмой;

- оплата медицинских и других социальных услуг за работника фирмы;

- благотворительная помощь социальным институтам и т.п. Мотивация фирм заключается в том, что доход, получаемый при этом, будет выше, чем произведённые затраты.

На макроуровне рассматриваются социальные трансферты, оказываемые населению, как в натуральной, так и в денежной форме, а также льготное налогообложение, которое является целевыми затратами государства. К таким затратам относятся и затраты домашних хозяйств на сохранение и восстановление человеческого капитала.

Экономисты дают и другое определение человеческому капиталу (Гальперин): величина человеческого капитала есть приведенная к данному моменту, посредством дисконтирования, сумма всех ожидаемых доходов от труда. То есть, Гальперин применяет экономическую оценку человеческого капитала, его способностей.

Накопление человеческого капитала состоит из определённых затрат человека (семьи, фирмы, государства) направленные:

- на поддержание здоровья;

- на получение общего или специального образования;

- на поиск работы;

- на профессиональную подготовку и переподготовку на производстве;

- на миграцию по зависимым и независимым от человека причинам;

- на рождение и воспитание детей;

- на поиск приемлемой информации о ценах и заработках и т.п.

Общепринято, что для расчета экономической эффективности вложений средств в человеческий капитал необходимо учитывать жизненно важные показатели, характеризующие социально-экономическую обстановку в стране (регионе). Таким показателем выступает ВВП для страны в целом или ВРП - для региона.

Экономисты при определении понятия "человеческий капитал" учитывают следующие особенности.

1. Человеческий капитал является главной ценностью современного общества, а также основополагающим фактором экономического роста.

2. Формирование человеческого капитала требует значительных затрат как от самого индивидуума так и от общества в целом.

3. Человеческий капитал может быть накоплен, а именно индивидуум может приобретать определённые навыки, способности, может улучшить своё здоровье.

4. Человеческий капитал на протяжении своей жизни не только приобретает знания, но и изнашивается, как физически, так и морально. Устаревают знания индивидуума, т.е. экономически изменяется стоимость человеческого капитала в процессе бытия, человеческий капитал амортизируется.

5. Инвестиции в человеческий капитал дают своему обладателю, как правило, в будущем более высокий доход. Для общества вложения дают более длительный (по времени) и интегральный (по характеру) экономический и социальный эффект.

6. Инвестиции в человеческий капитал носят довольно длительный характер. И если инвестиции в человеческий капитал образования имеют период 12-20 лет, то в капитал здоровья человек производит вложения в течение всего периода времени.

7. Человеческий капитал отличается от физического капитала по степени ликвидности. Человеческий капитал не отделим от его носителя - живой человеческой личности.

8. Прямые доходы, получаемые человеком, контролируются им самим независимо от источника инвестиций.

9. От решения человека, от его волеизъявления зависит функционирование человеческого капитала. Степень отдачи от применения человеческого капитала зависит от индивидуальных интересов человека, от его предпочтений, его материальной и моральной заинтересованности, мировоззрений, от общего уровня его культуры.

Человеческий капитал оценивается количественно: общее количество людей, количество активного населения, количество студентов и т.д. Качественные характеристики: мастерство, образование и также то, что влияет на работоспособность человека и способствует увеличению производительности труда.

Вывод: Человеческий капитал - капитал, представленный в индивидууме потенциальной способностью приносить доход, основанной на врожденных интеллектуальных способностях и таланте, а также знаний и практических навыков, полученных в процессе обучения, образования и практической деятельности человека.

Вместе с тем некоторые авторы справедливо расширяют понятие ЧК до более широкого круга составляющих, которые, на самом деле, как справедливо считает Андреев Ю.А. в своей статье "Человеческий капитал в инновационной экономике", становятся его аспектами, даже субъектами его управления.

В большей части источников по проблеме человеческого капитала авторы не делают разницы между понятиями "потенциала" и "капитала" (что неправильно), рассматривая и то и другое как комплекс способностей, повышающих ценность работника. Подробная классификация возможных видов человеческого капитала дана, например, в статье Смирнова В.Т. и Скобляковой И.В.[19]:

- капитал здоровья;

- трудовой капитал;

- интеллектуальный капитал. Понятие "интеллектуального капитала" и связанное с ним понятие "интеллектуальной собственности" неотделимы от новой экономики. Это самые существенные компоненты, которые в наибольшей мере идентифицируют новую экономику. На определенном, уже наступившем этапе технологического развития они проявляются с такой интенсивностью, которая позволяет говорить о коренном отличии новой экономики от экономики промышленной индустрии, опирающейся на природно-сырьевые ресурсы и труд так называемого промышленно-производственного персонала.

- организационно-предпринимательский капитал. Организационно-предпринимательский капитал - один из наиболее перспективных и важных видов человеческого капитала. Инвестиции в его развитие являются все более продуктивными

- культурно-нравственный капитал.

- социальный капитал. В западной литературе социальный капитал определяется как "характерные черты социальной жизни - взаимодействие, нормы и доверие, - которые позволяют участникам эффективнее действовать вместе для достижения общих целей"

Для обладания социальным капиталом человек должен быть связан с другими, и эти другие являются фактическим источником его преимущества.

- бренд-капитал. Отчуждаемым видом человеческого капитала можно считать клиентский или бренд-капитал.

- структурный капитал. Структурный капитал - это способность фирмы управлять своей организационной структурой, приспосабливаясь к меняющейся конъюнктуре рынка и одновременно изменяя ее в выгодном для фирмы направлении. Такой капитал тем больше, чем значительнее свободы сотрудников фирмы - носителей человеческого капитала. И тем ценнее, чем выше неопределенность и конкурентоспособность среды, в которой действует фирма.

- организационный капитал. Организационный капитал включает в себя:

- капитал инновации, к которому относят защищенные коммерческие права, интеллектуальную собственность и другие нематериальные активы и ценности, которые обеспечивают способность компании к обновлению;

- капитал процессов, который может быть представлен, например, системами производства, сбыта, послепродажного сервиса и др., в процессе деятельности которых формируется стоимость продукта.

Организационный капитал составляют знания, которыми владеет организация, а не ее отдельные работники.

Существуют опасения, что связывая инновационные пути развития с превращением человеческого потенциала в человеческий капитал в рамках наемного труда, можно приватизировать способности человека. Так, Р. Моисеев видит опасность в безграничном переводе всего богатства творческого потенциала человека в товарную форму. Он проводит аналогию с использованием природных ресурсов, приводящим к нанесению ущерба природе. "Превращение социальной составляющей человека в "Капитал" (хотя бы и "человеческий") противоречит этим требованиям Равенства, Братства, Свобод и Прав для Человека".

Р. Моисеев предлагает к обсуждению проблему допустимости распространения терминов, действующих в товарном обороте, на природные объекты и на человека. Происходит опасное сужение понятия. Человеческий капитал не должен подменять понятие "человека". Природный капитал не то же самое, что природа. В обоих случаях вне поля зрения и поля ответственности остается часть объекта, которая может бесконтрольно разрушаться.

На мой взгляд, эти опасения напрасны. Человеческий капитал всегда остается исключительной собственностью человека (если, конечно, его не использовать в "шаражках"). Более того, человеческий капитал вытесняет капитал финансовый, становится больше капиталом, чем деньги. Новая формула воспроизводства выглядит все чаще следующим образом:

     [20]

Новые критерии появляются в последние годы особенно часто. Среди них, например, особое внимание привлекает термин, "качество жизни", подробно описанный профессором МГИМО(У) Л. Капицей[21], "качество жизни" содержит относительно новую идею, которая значительно усложнилась за последние десятилетия. Впервые он был применен в США в 50-х годах прошлого столетия. В первоначальной редакции он означал "более высокий стандарт уровня жизни" в новом обществе потребления по сравнению с предыдущим периодом развития и включал в себя такие параметры, как: владение товарами длительного пользования, автомобилем и собственным домом. Несколько позднее были добавлены свободное время, сбережения на отдых и развлечения. Администрация Эйзенхауэра пошла еще дальше, включив образование, состояние здоровья и благополучие в термин "качество жизни".

В 1967 г., президент США Линдон Джонсон заявил, что задачи, которые его администрация ставит перед собой, должны оцениваться на базе критериев качества жизни, а не банковских операций, давая понять, таким образом, что качество жизни далеко не исчерпывается количеством потребительских товаров, имеющихся в распоряжении индивидуума или семьи. Таким образом, содержание термина "качество жизни" претерпело существенную эволюцию от улучшенного стандарта уровня жизни к более широкой категории, включающей в себя условия, которые оказывают воздействие на жизнь человека (природная окружающая среда, правовой и политический режим и т.д.). В этой новой редакции качество жизни есть результат взаимодействия различных процессов и факторов, оказывающих влияние на развитие, духовное и физическое состояние человека.

Вместе с тем нельзя отрицать очевидный факт, что в условиях рыночных отношений качество жизни и наличие денежных доходов и услуг взаимозависимы. Человеку в первую очередь необходимы средства, на которые он мог бы приобрести товары первой необходимости прежде, чем он позволит себе задуматься о качестве жизни. Для миллионов людей в мире, испытывающих хроническое недоедание и отсутствие крыши над головой, даже скромное увеличение дохода значительно улучшило бы качество их жизни.

Что же касается развитых стран, то публичные дебаты о качестве жизни все больше концентрируются на двух основных моментах: состоянии окружающей среды, последствиях гонки за экономическим рост и научное развитие. Среди населения развитых стран растет убеждение, что высокий уровень потребления и комфорта, т.е. материальный аспект качества жизни, достигнут огромной ценой: деградацией окружающей среды, истощением природных ресурсов, ростом экономического неравенства, духовным упадком.

Качество жизни определяется рядом факторов: социальных, культурных, экономических и экологических. Ухудшение одного из факторов составляет угрозу или негативно воздействует на благосостояние индивидуумов и общин. В этой связи большинство существующих методологий учитывают следующие факторы:

- физическое и материальное благосостояние;

- отношения с другими;

- участие в общественной жизни;

- личное развитие и достижения;

- свободное время;

- условия жизни (окружающая среда).

Показатели качества жизни различаются на субъективные (базирующиеся на мнение индивидуумов) и объективные (обозреваемые и измеряемые). Выбор индикаторов зависит от объекта и цели исследования.

Существует несколько измерителей качества жизни. Правительство во многих странах мира использует ВВП в качестве основного показателя прогресса. В последние годы, однако, эта практика стала подвергаться острой критике, прежде всего в связи с деградацией окружающей среды. Чаще всего критики обращают внимание на следующие существенные недостатки ВВП как меры качества жизни:

- ВВП является показателем рыночной деятельности и представляет собой просто сумму всех сделок по купле и продаже товаров и услуг, совершенных в стране в течение года.

- При подсчете ВВП никаких различий между сделками, с точки зрения их вклада в общественное благосостояние (позитивное или негативное), не делается. Каждая денежная операция просто добавляется к предыдущей операции и т.д.

- ВВП игнорирует производительную деятельность домашних хозяйств и добровольную (неоплачиваемую) работу на общество.

- ВВП фиксирует уменьшение природного капитала как прирост.

- Более того, ВВП не делает различий между издержками и преимуществами, и, как следствие, экономическая деятельность, например, загрязняющая окружающую среду, и та, которая связана с ее реабилитацией, учитываются как доход.

- Наконец, ВВП игнорирует неравенство доходов.

- Внешние займы регистрируются в ВВП как прирост.

- ВВП не учитывает потерю свободного времени в результате необходимости ездить на работу или работать сверхурочно, и т.д.

- Издержки общества, вызванные преступлениями, включая наркотики, автомобильными катастрофами, стихийными бедствиями и т.д., регистрируются ВВП как добавленная стоимость.

- ВВП концентрируется на потреблении и игнорирует значимость личных отношений в жизни каждого человека.

В силу вышеизложенных недостатков, ВВП, по мнению многих экспертов, не может служить адекватным показателем качества жизни.

Попытки разрешить проблему показателяВВП привели к созданию ряда других показателей, которые позволяют отразить как материальные, так и нематериальные аспекты жизни человека. Эти показатели различаются по масштабности и фокусу. Некоторые были созданы специально для отслеживания прогресса на локальном уровне, другие - для измерения качества жизни на национальном и международном уровнях. Среди последних следует отметить индикатор настоящего прогресса (GPI, Genuine Progress Indicator), индекс социального прогресса (Index of Social Progress), Фордхам индекс социального здоровья (Fordham Index of Social Health), индекс физического качества жизни (Physical Quality of Life Index), индекс человеческого развития ПРООН и др.

Процесс совершенствования измерителей качества жизни продолжается. Связано это с необходимостью доработки самой концепции качества жизни, особенно в свете фундаментальных изменений, вызванных технологическим прогрессом и глобализацией, и осмысления влияния, которые они оказывают на жизнь человека. В этой связи список факторов и условий, учитываемых при оценке качества жизни, постоянно расширяется.

Проблематичным является и сам расчет показателей качества жизни. Они существенно отличаются друг от друга по своей природе, что приводит к необходимости применения различных методов сбора и оценки данных. Споры не прекращаются среди экспертов и относительно важности того или иного фактора (или условия/процесса) в жизни человека. Все эти концептуальные и методологические слабости и недостатки показателей качества жизни делают их весьма уязвимыми и открытыми для политического и идеологического манипулирования.

Среди наиболее признанных в международных кругах индексов качества жизни является индекс настоящего прогресса (ИНП)[22]. При его подсчете используется бухгалтерский метод учета издержек и преимуществ (cost & benefit accounting method), т.е. те виды деятельности, которые способствуют улучшению качества жизни, суммируются, а те, которые наносят урон, вычитаются. Исходным показателем в расчете индикатора настоящего прогресса является личный доход или потребление с поправкой на неравенство доходов.



Как отмечалось выше, показатели, используемые при расчете индикатора настоящего прогресса, за исключением личных доходов, могут варьироваться в зависимости от специфических условий страны и цели исследования. Например, правительство Канады рекомендует следующий набор показателей для расчета индикатора настоящего прогресса на местах.

Индикаторы прогресса



При расчете индикатора настоящего прогресса США учитываются 26 показателей, включая внешние займы, домашний труд, потерю леса, сельскохозяйственных угодий, болот, свободного времени, биологические отходы и т.д.

Следует отметить, что разница между ВВП и ИНП США в пересчете на душу населения оказывается весьма существенной.



Более того, как видно из вышеприведенной таблицы, если в период между 1950 и 1980 годами качество жизни населения США улучшалось, то в 1990-е гг. произошло замедление прогресса, а в период с 2000 по 2004 г. наметилась тенденция к регрессу. Снижение качества жизни происходило главным образом за счет загрязнения атмосферы и воды, истощения природных ресурсов, потери свободного времени, расходов на переработку биологических отходов, роста скрытой безработицы, а также в результате роста цен на потребительские товары длительного пользования. Наряду с этим, выросли издержки, связанные с ростом преступлений и развала семьи. Таким образом, за указанный период (1950-2004 годы) ежегодные потери в качестве жизни американского общества, в пересчете на душу населения, увеличились почти в семь7 раз и составили в 2004 году 21 559,94 долл.

Наряду с индексом человеческого развития ПРООН, ООН, в частности, Конференция по торговле и развитию (ЮНКТАД), используют индекс физического качества жизни для отслеживания прогресса в качестве жизни в наименее развитых странах (Last Developed Countries). Метод расчета этого индекса идентичен тому, который используется при расчете индекса человеческого развития. Индекс физического качества жизни включает в себя три компонента: грамотность, младенческая смертность и ожидаемая продолжительность жизни с момента достижения годовалого возраста, - которые взвешиваются по единой шкале от 0 до 100.

Индексы качества жизни, несмотря на ряд недостатков, являются более точным инструментом для измерения прогресса и регресса человеческого общества. Они позволяют оценить эффективность государственных мер, направленных на улучшение благосостояния населения, выявить негативные тенденции и существующие резервы общества, которые могут быть использованы на улучшение качества жизни человека. Так, например, в ходе отработки данных для расчета индикатора настоящего прогресса Новой Шотландии (Канада) было вычислено, что:

- перевод 10% автомобильных перевозок грузов на железные дороги приведет к сокращению эмиссии выхлопных газов, оцениваемому в 11 млн кан. долл.;

- переход на телекоммуникационный метод труда даст экономию в 2200 долл. На одного работающего, благодаря сокращению времени, затрачиваемого на поездки на работу, расходов на бензин и оплату автостоянки, загрязнения воздуха и числа автомобильных катастроф.


________________

[1] Цит. по: Корицкий А.В. Введение в теорию человеческого капитала. Учебное пособие. СИБУПК, 1999.

[2] Россия и страны мира. 2008. Стат.сб. / М.: Росстат, 2008. С. 26.

[3] Опасности бесправия // Известия. 2010. 29 апреля. С. 4.

[4] Лучший ВВП на всю "восьмерку" // Газета. 2007. 15 августа. С. 11.

[5] Россия и страны мира. 2008. Стат.сб. / М.: Росстат, 2008. С. 80.

[6] Россия и страны мира. 2008. Стат.сб. / М.: Росстат, 2008. С. 80.

[7] Россия и страны мира. 2008. Стат.сб. / М.: Росстат, 2008. С. 95-98.

[8] Полтерович В. др. Механизмы "ресурсного проклятия" и экономическая политика / вопросы экономики. 2007. N 6. С. 6.

[9] Ваганов А. Инновационная матрица // Независимая газета. 2007. 24 января. С. 13.

[10] И.Склярова. Случилось чудо // Время новостей. 2007. 29 января. С. 2.

[11] Цит. по: Догнать и перегнать СССР // Независимая газета. 2007. 29 января. С. 6.

[12] Балдин В., Данилов Н.И. Паспорт - понятие универсальное // Независимая газета. 2007. 15 августа. С. 5.

[13] Мигунов Д. Диагноз - отсталость // Новые Известия. 2007. 27 июня. С. 3.

[14] Сторчак С. "Наши недостатки становятся нашими преимуществами" // ВВП. 2010. N 7 (57). С. 71.

[15] Примечательно послевоенное развитие экономики США (Гражданская война 1861-1865 гг.) с 1865 по 1879 гг. Это годы мощного подъема промышленности, железнодорожного и дорожного строительства, объема производства, валового национального продукта и реального дохода на душу населения. В период с 1865 по 1873 гг. количество национальных банков увеличилось с 1294 до 1968, а банков штатов с 349 до 1330. Объем денежной наличности в этот период вырос с 835 млн долл. в 1865 г. до 1,964 млрд долл. 135,2% или на 16,9% в год, а с 1873 по 1878 гг. объем банковских денег увеличился с 1,964 млрд долл. до 2,221 млрд долл., т.е. на 13,1%, или на 2,6 % в год. В период с 1869 по 1879 г. имел место рост ВВП США в текущих ценах на 3% в год, в неизменных ценах 6,8% в год, а ВВП на душу населения в неизменных ценах увеличивался на 4,5% в год. По оценкам Милтона Фридмана и Анны Шварц, в период с 1869 по 1879 г. общий уровень цен снижался на 3,8% в год, на самом деле цены падали с конца Гражданской войны по 1879 г. Хотя денежная масса росла за период цены снижались, это можно объяснить существенным сокращением издержек, как следствие внедрения разработок НТП, экономическим ростом и всеобщим повышением уровня жизни. А цифры следующего десятилетия, с 1879 по 1889 г., поразительно красноречивы, цены продолжали падать каждый год десятилетия на 1,0%, а заработанная плата выросла на 23%, без учета дефляции. По некоторым показателям, 1880 г. были самым продуктивным десятилетием в истории США, ВВП удвоился почти в два раза, рост инвестиций 500%, и все это в условиях общего падения уровня цен и увеличения денежной массы примерно на 10% в год.

[16] Все данные взяты с официального сайта Федеральной службы государственной статистики, Центральная база статистических данных [Электронный ресурс] - Режим доступа: http://wwvv.gks.ru/wps/vvcm/connect/rosstat/rosstatsite/main/database/cbsd/

[17] Ильинский И.В. Инвестиции в будущее: образование в инновационном воспроизводстве: монография. СПб.: СПбУЭФ, 1996. С. 163.

[18] Ильинский И.В. Инвестиции в будущее: образование в инновационном воспроизводстве: монография. СПб.: СПбУЭФ, 1996. С. 163.

[19] Классификация и виды человеческого капитала в инновационной экономике URL: http://creativeconomy.ru/library/prd165.php

[20] Моисеев Р.С. К вопросу о теориях "человеческого" и "природного" капиталов [Электронный ресурс] - Режим доступа: http://www.terrakamchatka.org/publications/article1.htm

[21] Капица Л.М. С. 189-194.

[22] Индекс настоящего прогресса был разработан в США в 1995 г. Его создатели - американские эксперты: Клифф Кобб, Крейг Риксфонд, Тед Холстед, Джонатан Роув. В 1998 г. индекс был принят к использованию правительством США и стал называться индексом настоящего прогресса США.

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован