03 сентября 2012
10084

4. Интеграция на евразийском пространстве[1]

... наш пятый приоритет - укрепление позиций России
в мире, и прежде всего через новую интеграцию
на евразийском пространстве[2]

В. Путин

... Россия подтверждает курс на политику доминирования.
Украине предлагается включиться в интеграционные процессы в СНГ[3]

В. Чумак, директор Института публичной политики (Украина)



Региональная и международная интеграции - два объективных процесса, набирающих силу в XXI веке. В этом смысле идея европейской и евразийской интеграции - лишь частные проявления региональной интеграции, отражающие объективную реальность. Можно согласиться с И. Юргенсом, полагающим, что "после того, как двухполюсный мир развалился, а однополярность показала свою очевидную нежизнеспособность, происходит серьезная переоценка деятельности региональных объединений, проработка создания временных союзов для решения отдельных проблем; все чаще применяются методы государственно-частного партнерства для решения задач, находившихся в исключительной компетенции государственных и межгосударственных объединений. Ранее существовавших в распоряжении государств инструментов регулирования просто не хватает для решения таких проблем, как трансграничная преступность, энергетическая безопасность или экономическая рецессия, спровоцированная неконтролируемыми финансовыми потоками"[4].

Но у евразийской интеграции есть несколько существенных особенностей, которые делают идею этой региональной интеграции значительно более актуальной, чем всех остальных:

- евразийская идея значительно "старше" - философски и политически, - чем остальные региональные интеграции;

- она в основном может быть реализована на едином прежде культурном языковом религиозном и экономическом пространстве, которое унаследовано от бывшего СССР и имперской России;

- она - геополитически и инфраструктурно - во многом существует уже в реалии.

Самые первые экономические и социальные результаты доказывают выгоду для всех участников от евразийской интеграции. Причем, в перспективе не только экономическую, но и политическую, военную и социальную. Идея евразийства стала в 2011-2012 годы ведущей политико-философской концепцией, которая стремительно набирала силу, распространяя ее на новые области сотрудничества и вовлекая новые государства. Причем не только Россию, Казахстан, Белоруссию и постсоветские страны, но и "дальнее зарубежье" - страны Европы, Азии и даже Америки. Характеризуя эту идею в апреле 2012 года, В. Путин дал ей весьма примечательную оценку: "Это традиция нашей политической мысли. "Евразийство" в России укоренилось давно, а сейчас приобретает совершенно новое звучание, особенно в связи с интенсификацией интеграционных процессов на постсоветском пространстве. И более того, из области политической философии это уже фактически перекочевало в политическую плоскость, в повестку дня текущей работы. Почему? Потому что, скажем, и на межпарламентском уровне это крайне важно, имея в виду, что нужно принимать конкретные законы, связанные с регулированием экономики в государствах Таможенного союза и нашего общего экономического пространства. Вот это без парламента сделать невозможно, но парламент существует не в безвоздушном пространстве, он основан на деятельности тех или иных политических сил, представленных в более широком формате в виде партий. Поэтому, безусловно, это, без всяких сомнений, востребовано. Это первое. Я имею в виду то, что уже состоялось и развивается в качестве ядра интеграционного, но в это ядро пока не входят все наши ближайшие соседи, а экономическая логика так или иначе будет подталкивать всех наших ближайших партнёров к участию в этих интеграционных процессах.

Вторая задача на уровне партий, общественных движений - пропагандировать эти идеи и доносить их до широких масс трудящихся, как раньше говорили, до широкой общественности наших стран-партнёров, для того чтобы эти идеи укоренялись в сознании всех граждан наших ближайших соседей и партнёров. Это чрезвычайно важная задача. Более того, мне кажется, что её нужно поставить просто на серьёзную системную основу. Мы знаем: несмотря на то, что экономическая логика подталкивает к такой совместной работе, в некоторых странах люди как следует не вовлечены, не погружены в материал. А это чрезвычайно важно. И с уровня исполнительной власти это сделать трудно, гораздо легче донести до сердец наших ближайших соседей и партнёров те или иные идеи, если они идут от представителя широкой общественности, либо уважаемых в нашей стране, в данном случае в России, общественных организаций, таких в том числе, как партии. Мне кажется, это вообще нужно поставить на такую серьёзную системную основу"[5].

Уже для всех стало очевидным, что перед постсоветскими государствами стоят общие проблемы. И не только политические или экономические, но и военные и социальные. Так, если говорить о социальной политике в странах СНГ, то можно констатировать, что только в трех странах минимальная зарплата соответствует прожиточному уровню. Это Казахстан, Белоруссия и Россия, хотя с 2004 года по 2012 год она и выросла от 3 до 12 раз[6].



Выступая на международной конференции "Евразийский экономический союз: пути к новым горизонтам интеграции" 23 марта 2012 года, я следующим образом изложил свое понимание концепции интеграции[7].

Прежде всего о приоритете этой проблемы для России, который я отношу к высшему национальному приоритету. Важно, что осенняя (2011 г.) инициатива В. Путина, Н. Назарбаева и А. Лукашенко о евразийской интеграции вызвала огромный интерес на всем пространстве СНГ и имела стратегическое значение. Дальнейшие конкретные шаги, похоже, подтвердили серьезность их намерений. Но пока что только в области экономической интеграции, оставив (хочется верить, что на время) "за скобками" политико-идеологическую сферу. На мой взгляд, эта идея, например, могла бы стать стержнем избирательной кампании В. Путина, но, к сожалению, не стала. Напомню, что в 1996 году идея союзного государства России и Белоруссии была самым сильным и, может быть, единственным позитивным ходом во всей предвыборной кампании Б. Ельцына. Похоже, что в России пока еще не осознают важности создания политического течения, может быть, даже моды на евразийство, сознательно ограничиваясь экономикой.

Между тем без внятной идеологии современного евразийства, которой пока что нет, без вытекающей из нее политической доктрины и соответствующей стратегии, наконец, без политической структуры и институтов гражданского общества идея евразийской экономической интеграции столкнется в будущем с серьезными трудностями. В пользу этого говорит весь мировой исторический опыт. Так, известно, что многие проблемы в отношениях между СССР-Россией и Румынией, а также - уже сегодня - Молдавией, Украиной, Приднестровьем и Румынией является следствием того, что, "в отличие от славянских стран, в Румынии не существовало политического течения, ориентировавшегося на Россию"[8].

У евразийской идеи, выдвинутой лидерами трех государств, есть и недостаток: сознательное подчеркивание значения экономической интеграции (хотя и с оговоркой "необходимости создания наднациональных институтов") неизбежно отодвигает на второй план идеологическую проработку и проблему общественно-политической интеграции прежде всего общества и элит постсоветских государств. Без такой интеграции, повторяю, экономическая интеграция будет иметь только ограниченный экономический масштаб. Она также будет зависеть от конъюнктурных и внешних факторов, а ее реализация будет продвигаться значительно медленнее, чем она того заслуживает. На это обстоятельство обратили внимание, например, многие выступавшие на конференции РИСИ 21 февраля 2012 года. Примечательно, что основные докладчики (новый президент Приднестровской Республики Е. Шевчук, главный редактор журнала "Проблемы национальной стратегии" А. Куртов, представитель Белоруссии Л. Криштанович и др.) справедливо подчеркивали необходимость именно идеологической проработки этого вопроса.

Подтверждением является и тот факт, что когда по инициативе С. Нарышкина и ряда руководителей Государственной Думы (Д. Поллыева, Ю. Шувалова и др.) в конце апреля 2012 года в Москве состоялся международный круглый стол, посвященный парламентским аспектам евразийства, обнаружилась не только явная заинтересованность участников в реализации этой идеи, но и весьма разные подходы к ней различных представителей парламентов стран-участниц СНГ. Даже представители Казахстана и Таджикистана очертили "пределы" евразийской интеграции рамками наднациональных суверенитетов.

Моя точка зрения остается прежней и я ее озвучил, будучи сопредседателем одной из двух секций, - без преодоления эгоизма национальных элит интеграция будет оставаться тем процессом, "который изначально отстает от дезинтеграции постсоветского пространства. Мое видение концепции евразийской интеграции я изложил следующим образом: "В мире сегодня определяют будущее следующие тенденции:

1. Рост конфликтности, конкуренции между государствами, даже противостояния.

2. Слабеющая эффективность существующих международных институтов и механизмов, которые уже не справляются с новыми вызовами.

3. Набирающая силу регионализация - Евросоюз, ШОС, БРИКС и т.д.

4. Вероятность нового глобального кризиса, который вытекает из понимания, что прежние социальные, политические, экономические модели устарели, а новые пока не созданы.

Эти тенденции объективно содействуют созданию качественно новых условий для евразийской интеграции, которая в конечном счете, предполагает два крупных принципиальных этапа:

- во-первых, интеграцию на евразийском пространстве;

- а во-вторых, расширение интеграции от Атлантики до Владивостока.

Каковы главные задачи?

На мой взгляд, главное - создание общественно-политической базы для евразийской интеграции предполагает формирование экономической, политической и военной - общественной и информационной базы интеграции. Без такой базы продвижение интеграционных процессов будет серьезно затруднено, если вообще возможно. Только экономическая интеграция, в ее "чистом виде", - неосуществима, хотя по понятным причинам она должна быть главным приоритетом.

В этом смысле пятидесятилетний опыт Евросоюза очень важен, но не бесспорен для практики евразийской интеграции. С одной стороны, институты Евросоюза, последовательность их развития, трудности очень полезны как общая модель, в т.ч. перехода от "союза отраслей промышленности" фактически к конфедерации.

С другой стороны, у евразийских государств существуют более "льготные" условия для реализации интеграционного проекта. Вот лишь некоторые из них:

- общее до недавнего прошлого экономическое пространство, фактически единая инфраструктура (автомобильный и ж/д транспорт, линии связи и электропередач и т.д.);

- общее (хотя и слабеющее) культурное, образовательное и гуманитарное пространство;

- взаимопроникновение элит, в т.ч. и на уровне личных связей, хотя надо отдавать себе отчет, что грядет смена поколений, которая уже началась, и через 5-10 лет новые элиты будут принципиально отличаться от предыдущих;

- существующие уже институты интеграции - Межпарламентская Ассамблея (МПА), СНГ, ОДКБ, ЕврАзЭС, Таможенный союз, Единое экономическое пространство и т.д. Следующий этап - до 1 января 2015 г. - Евразийский экономический союз.

Интеграция на уровне общественно-политическом и гуманитарном становится главной задачей при том понимании, что именно общественная и информационная "интеграционная политика" может преодолеть эгоизм национальных элит. Этот эгоизм развалил СССР и будет главным препятствием для евразийской интеграции. Сегодня нужен конкретный план, "дорожная карта" создания мощной общественно-политической силы, способной реализовать идею интеграции. Уже сегодня проявились многие общественные инициативы. Так, к маю 2012 года в Минюст было подано четыре заявки на создание евразийских партий, а в апреле был завершен полугодовой процесс создания "Конфедерации общественных сил за евразийскую интеграцию" [20 апреля 2012 года, МГИМО(У), Москва].

Следующий этап - консолидация всех общественных сил, сопровождающаяся:

- консолидацией СМИ, поддерживающих интеграцию;

- активизацией межпарламентского сотрудничества и созданием прототипа Евразийского парламента, переход от МА СНГ к конфедеративному парламенту. Инициатива С. Нарышкина по созданию рабочей группы по подготовке к созданию Евразийского парламента, - конкретная и необходимая инициатива;

- созданием совместных экспертно-аналитических центров, как например, в Москве;

- консолидацией институтов образования, культур, искусства и науки, созданием единых органов и информационных площадок, наравне с Университетами ШОС и СНГ;

- созданием Евразийского университета;

- подготовкой "евразийских" учебников, пособий и курсов, в т.ч. русского языка;

- развитием военно-политического и военно-технического сотрудничества на евразийском пространстве, прежде всего, в области НИОКР, созданием и стандартизацией вооружений и военной техники;

- созданием единой зоны ПВО и ПРО, подготовкой к реализации совместной доктрины ВКО;

- созданием евразийских молодежных, женских, профсоюзных "платформ" сотрудничества, имеющих уже характер конфедеративных структур.

Надо понимать, что позиции элит в отношении интеграции имеют ключевое значение. Толчок дал Н. Назарбаев ещё в начале 90-х годов, но эта инициатива долго не получала поддержку. Влиятельные силы внутри национальных элит не поддерживали, не поддерживают и не будут поддерживать евразийскую инициативу. Соответственно, политически необходимо поддерживать тех лидеров и те силы в элитах, которые выступают за евразийскую интеграцию.

Важно, чтобы параметры, места и структуры интеграции, которые готовятся сегодня, имели разноплановый характер"[9].

Идеология опережающего развития - модернизации и инноваций - становится ключом и к практической реализации евразийской идеологии. Выбор между "идеологией заимствования" и "идеологией развития НЧП, его институтов" стоит не только перед российской элитой, но и перед элитами всех постсоветских государств. Какой путь - заимствования или развития национального человеческого потенциала они выберут - во многом будет предопределять не только безопасность, но и успех евразийской идеи. В. Путин впервые, пожалуй, в статье, посвященной развитию оборонного потенциала, ясно сформулировал проблему опасности политики внешнего заимствования: "Фактически отечественные оборонные центры..., - сказал он, - за последние 30 лет пропустили несколько циклов модернизации"[10].

Другая проблема - возможный кризис 2015-2017 годов и период смены в это время элит на всем постсоветском пространстве. Новые лидеры будут уже не связаны с единой историей СССР, его культурой, языком и общими представлениями о будущем. Немаловажно, что исчезнут и личные связи. В республиках Центральной Азии, да и других государствах, например, доминирует вектор развития идеологии титульной нации, который формируется на базе синтеза традиционной системы ценностей и системы ценностей развитых стран. Это, безусловно, ведет к появлению элит, которые изначально будут не заинтересованы по политико-идеологическим мотивам в интеграции.

Не только в республиках ЦА, но и других постсоветских государствах, просматривается перспектива острой борьбы за власть, в результате которой с высокой степенью вероятности могут придти новые элиты, не связанные культурно-исторически, технологически и даже личными связями с Россией. В результате возможна переориентация этих элит на Китай, на исламский мир, но, прежде всего, на западные развитые государства.

Россия вплоть до сегодняшнего времени так и, не смогла предложить проект привлекательного образа общего будущего для постсоветских государств. Это означает, что происходит процесс сокращения "ностальгического ресурса", который стремительно уменьшится до 2020 года. Повторю, - на фоне вероятного кризиса и смены поколения правящих элит. Кроме того, можно констатировать, что все элиты и режимы бывших советских республик находятся на пороге резких внутриполитических изменений. Поэтому крайне актуальная проблема - формирование общего политико-идеологического вектора развития для большинства постсоветских государств[11]. Для целого ряда государств, на мой взгляд, это единственный разумный вариант, но отнюдь не неизбежный.

Учитывая, что в современном мире главным ресурсом развития является национальный человеческий потенциал, прежде всего творческие возможности человека, в евразийской политике необходимо сделать акцент именно на гуманитарной составляющей. Поэтому, мне представляется, главным приоритетом должно стать развитие институтов национального человеческого потенциала (НЧП) на базе евразийской экономической и политической интеграции, прежде всего, институтов гражданского общества, способных аккумулировать и стимулировать идею общего евразийского НЧП. Речь идет, например, о:

- институтах образования, науки и технологий, где сохранился еще мощный советский "остаток", но, главное - понять, что необходимая всем модернизация возможна исключительно на базе быстрого роста национальных научно-технологических, образовательных и культурных школ;

- институтах культуры и искусства, прежде всего массового, а также творческих возможностей "креативного класса" - главной движущей силы современности;

- развитии и создании единых общественных и политических институтов на евразийском пространстве. Речь идет не только об общественных организациях, но и создании общих политических и идеологических организаций в таких областях, как

- средства массовой информации и коммуникации. Сегодня таких СМИ практически нет, как уже нет и единого информационного пространства;

- политической евразийской партии, способной в будущем победить на парламентских выборах;

- создании системы НКО, лоббирующих евразийскую идею и активно влияющих на национальные элиты.

Восстановление единого пространства в 2011-2012 годах стало, безусловно, приоритетом в политике России. В отчете правительства за 2011 год в апреле 2012 года В. Путин изложил концепцию такой интеграции на среднесрочную перспективу: "... снятие барьеров на границе уже в пошлом году позволили увеличить взаимный оборот России, Белоруссии и Казахстана сразу на 37%. С нынешнего года мы работаем в более тесном интеграционном формате в рамках единого экономического пространства со свободным передвижением товаров, капитала, рабочей силы. Кстати, в январе-феврале текущего года взаимный товарооборот стран "тройки" увеличился ещё на 13%.

Мы совместно с белорусскими и казахстанскими партнёрами передали важнейшие полномочия в сфере макроэкономики, таможенной деятельности, техрегламентов наднациональному органу - Евразийской экономической комиссии, по сути это придаёт интеграционным процессам необратимый характер.

И здесь я бы хотел особо подчеркнуть: создание Таможенного союза и единого экономического пространства, на мой взгляд, по моему убеждению, является важнейшим геополитическим и интеграционным событием на постсоветском пространстве со времён крушения Советского Союза.

Наш следующий шаг - запуск с 2015 года проекта Евразийского экономического союза. Рассчитываем, что к России, Белоруссии, Казахстану присоединятся и другие партнёры, заинтересованные в более продвинутом сотрудничестве.

Привлекательность идеи новой интеграции на евразийском пространстве неуклонно растёт, жизненные реалии, накопленный 20-летний опыт расставляют всё по своим местам. Стало очевидно: в одиночку с сегодняшними вызовами глобальной турбулентности не справиться. Не случайно, в отношениях партнёров по СНГ стало гораздо более здравого смысла и заинтересованности в коллективной работе.

Например, больше десятилетия без особых результатов шли многословные дискуссии о зоне свободной торговли на пространствах СНГ. В прошлом году договор о зоне свободной торговли был по-деловому, профессионально обсуждён, оперативно согласован и подписан. Я признателен российскому парламенту, который первым ратифицировал этот стратегический документ"[12].


_______________________

[1] Данный раздел подготовлен в соавторстве с аспиранткой МГИМО(У) Подберезкиной О.А.

[2] Путин В.В. Выступление в Государственной Думе с отчетом о деятельности Правительства Российской Федерации за 2011 год / Сайт Председателя Правительства РФ В. Путина / 11 апреля 2012 г. URL: http://premier.gov.ru/events/news/18671/

[3] Нарышкин навел мосты между Москвой и Киевом // Независимая газета. 2012. 21 февраля. С. 6.

[4] Юргенс И. Новые полюсы силы и статус-кво // Независимая газета. 2012. 18 апреля. С. 4.

[5] В. Путин поддержал идею Юрия Шувалова сделать евразийство системной основой и Евразийского союза. 26 апреля 2012 г. URL: http://eurasian-integration.org

[6] Грицюк М. Кошелек или жизнь // Российская газета. 2012. 19 апреля. С. 1.

[7] Подберезкин А.И. Выступление на международной конференции "Евразийский экономический союз: пути к новым горизонтам сотрудничества. 23 марта 2012 г. URL: http://eurasian-integration.org

[8] Восточная политика Румынии в прошлом и настоящем (конец XIX - начало XXI вв.): сб. докладов международной научной конференции / под ред. В.Б. Каширина. М.: РИСИ, 2011. С. 22

[9] Подберезкин А.И. Тезисы выступления на международном круглом столе "Российская Государственная Дума: становление парламентаризма на евразийском пространстве" / Эл. СМИ "Наследие". 28 апреля 2012 г. Дом приемов Правительства РФ г. Москва, ул. Воздвиженка, д. 16. URL: http://www.nasled.ru

[10] Путин В.В. Быть сильными: гарантии национальной безопасности для России // Российская газета. 2012. 20 февраля. С. 1.

[11] Чернявский С.И. О работе с политическими элитами Центрально-Азиатских государств. ИМИ МГИМО(У). 2012. Февраль. С. 4.

[12] Путин В.В. Выступление в Государственной Думе с отчетом о деятельности Правительства Российской Федерации за 2011 год / Сайт Председателя Правительства РФ В. Путина / 11 апреля 2012 г. URL: http://premier.gov.ru/events/news/18671/

Фотографии

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован