16 января 2007
166

400 миллиардов бюджетных рублей можно сэкономить



В целом по России "северный завоз" для 10-12 миллионов ее граждан, проживающих вне "большой земли", оценивается в 7 млн. тонн нефтепродуктов и 23 млн. тонн угля, при этом цена топлива с учетом перевозки водным, автомобильным и даже воздушным транспортом достигает почти 8 тыс. рублей за 1 тонну условного топлива (это 2 тонны угля, 0,7 тонны мазута). То есть топливоснабжение своего Севера обходится России в 400 млрд. рублей ежегодно. Однако на российском Севере и в Сибири имеются собственные энергоресурсы, которыми пока пренебрегают. В "Материалах к энергетической стратегии Сибири", выпущенных в 1997 годы от имени президиума СО РАН, говорится: "использование в Сибири технологий нетрадиционной энергетики не может оказать решающего влияния на энергобаланс региона, однако при разумном использовании может оказать заметную помощь в энергообеспечении районов со слабой топливной базой, плохими транспортными условиями и при отсутствии развитых электрических сетей, то есть для решения проблем энергообеспечения децентрализованного потребителя".

Если в мире в целом на долю возобновляемых источников энергии приходится до 7% обеспечения всех энергетических потребителей, то в России в 2002 и 2003 годах с их использованием выработано соответственно 4,2 и 5,4 млрд. кВт-ч - это 0,5% и 0,6% электроэнергии от всех электростанций страны (для сопоставления: одна Иркутская ГЭС дает в год около 40 млрд.). Если ранжировать для России в целом разные виды возобновляемых источников по экономическому потенциалу, то его соотношение для малых рек, биомассы, геотермального тепла, солнечного излучения и ветра видится таким: 1:0,5:0,5:0,2:0,15. Для Восточной Сибири в целом убывающий ряд приоритетности разных ВИЭ, вероятно, таков: малые реки, солнце для производства тепла, топливная древесина, солнце для электроэнергии. А для Байкальской природной территории: солнечная энергия для производства тепла, малые реки, ветер, топливная древесина и солнечная энергия для электричества. Конечно, приведенная информация сделана на экспертном уровне, и оценки относятся к территориям, внутри которых в конкретных пунктах картина различна.

Избыточные инвестиции

Одним из примеров нерачительного подхода к местным источникам служат затраты на присоединение байкальского острова Ольхон к электрическим сетям Иркутскэнерго с подводным кабельным переходом весной 2006 года. По официальным данным, они составили 464 млн. рублей. Если принять удельную расчетную мощность 1 кВт на человека (это много больше существующих нормативов), при постоянном населении 1,5 тысячи человек и потреблении единственного на острове (и во всем районе) промышленного предприятия - Маломорского рыбозавода - до 600 кВт, - то удельные капиталовложения составят 219 тыс. руб./кВт. Но достаточно было бы установить на острове ветровые электростанции, и затраты на ветровые электрогенераторы составили бы никак не больше 50 тыс. руб./кВт и 309 тыс. руб. на человека. А если взять продолжительность использования установленной мощности 3000 часов в год, срок возврата капиталовложений 10 лет при нулевом банковском проценте, то часть себестоимости электроэнергии лишь для возврата капиталовложений составит 7,4 руб./кВт-ч (а есть еще затраты на само производство электроэнергии, на эксплуатацию и ремонты электросетевого хозяйства).

Это совершенно несопоставимо с сегодняшней платой сельских жителей (тарифом) 25,9 коп. /кВт-ч. При отпускной цене дизельного топлива 18 руб. за 1 литр и удельном его расходе 0,3 л на выработку 1 кВт-ч электроэнергии ее себестоимость с учетом эксплуатационных расходов получается до 6 руб./кВт-ч (насколько известно, в отдаленных районах это больше 9 руб./кВт-ч). Если принять продолжительность использования установленной мощности ветровых электрогенераторов 1500 часов в год, а вторую половину энергопотребления обеспечат дизели, то себестоимость электроэнергии ветродизельного комплекса (при нулевом банковском проценте на инвестиции в ветряки и сроке возврата капиталовложений 10 лет) не превысит 4,5 руб./кВт-ч. Ветровые электростанции могли бы покрывать основные потребности острова, и лишь при отсутствии ветра электричество шло бы с материка, а избыток выработки ветряков, наоборот, шел бы в энергосистему, прежде всего в свой, Ольхонский район (он в основном лежит на материке).

Мощность высоковольтной ЛЭП, пришедшей на Ольхон, существенно перекрывает сегодняшние нужды острова, а тариф на электроэнергию настолько низок, что ее расходуют и на отопление. Средний зимний расход электроэнергии на жилой дом достигает чуть ли не четырех киловатт, а летний - не больше 0,2 кВт - то есть на отопление идет больше 3 киловатт. А вот специальные эксперименты и наблюдения в отопительные сезоны 2004-2005 и 2005-2006 годов показали, что там вполне хватает 1 кВт.

Высокая себестоимость электроэнергии на острове Ольхон фактически означает дотационное энергоснабжение. Вместе с тем использование природных ресурсов превратило бы энергосистему острова из дотационной в прибыльную. На острове кроме ветров имеется и активное солнце. Интенсивность солнечного сияния - как на кавказских курортах: больше 1300 кВт-ч на 1 м2 при продолжительности солнечного сияния больше 2300 часов в год - так что солнечное теплоснабжение на Ольхоне явно целесообразно. И при этом сейчас на острове горячей воды нет ни в детских учреждениях, ни в больнице.

Имеющийся опыт надо использовать

Мировой опыт, в том числе опыт наиболее экономически развитых стран, с очевидностью показал, что при "стихийном", чисто рыночном развитии экономики энергетика как совокупность технологических звеньев и систем топливо-, тепло- и электроснабжения территориального и общенационального масштаба не может нормально функционировать и развиваться - здесь нужны элементы государственного, централизованного управления с учетом перспектив. Это в полной мере относится и к использованию возобновляемых энергоресурсов в условиях России. Ведь до сих пор отсутствует нормативно-правовая база для поддержки их использования. Больше десяти лет назад закон о возобновляемых источниках энергии прошел обе ступени российского парламента, но не был подписан президентом. Насколько известно, в первой версии проекта был очень ценный пункт: разрешение местным органам отчислять на развитие возобновляемых источников энергии средства, которые будут экономиться от снижения расходов на завоз топлива для автономных потребителей, а это огромные деньги - к примеру, в Иркутской области сотни миллионов рублей.

Но если заглянуть в отечественную историю использования возобновляемых источников энергии, то найдется чем гордиться. В начале XX века Российская империя была одной из ведущих стран в практике использования энергии ветра: в 1913 году на ее территории, по экспертным оценкам, действовало более 1 млн. ветряных мельниц. На рубеже XIX-XX веков на реке Бодайбо для энергоснабжения Ленских золотых приисков был сооружен первый в Сибири каскад ГЭС, суммарная мощность которого к 1913 году достигла 2,8 тысячи кВт при общей мощности гидроэлектростанций России в 16 тысяч. Не имея водохранилищ, этот каскад малых низкоплотинных ГЭС действовал круглый год. Параллельно с ГЭС, когда уменьшался сток, работала тепловая дровяная электростанция. Это была первая в России самая что ни на есть настоящая энергосистема, где станции работали на единую электросеть с генераторным напряжением 5 кВ и напряжением в сети 10 кВ. Нельзя сказать, что опыт царской России не пытались использовать в наших условиях. В 2000 году по заказу администрации Иркутской области институт Гидропром выполнил рекогносцировочные изыскания и провел технико-экономические расчеты (с участием ИСЭМ) для обоснования сооружения малых ГЭС на приустьевых участках верхних притоков Лены для энергоснабжения ряда поселков с населением от 30 до 150 человек, и себестоимость энергии получилась в пределах 0,5-1 руб. при капиталовложениях до 2 тысяч рублей за 1 кВт установленной мощности. Однако проект натолкнулся на противодействие местных властей. Сказался инерционный фактор, который практически всегда стоит на пути прогресса. Раз Москва (федеральный бюджет) берет на себя расходы по завозу дизельного топлива, то зачем экспериментировать самим.

***

Александр Алексеевич Кошелев кандидат технических наук, доцент, заведующий сектором природоохранного энергоснабжения зоны Байкала Института систем энергетики им. Л. А. Мелентьева СО РАН (ИСЭМ).

***




http://www.ras.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован