01 июня 2009
6292

5.3. Ответственность за нарушение обязательств

Гражданско-правовая ответственность за нарушение обязательства представляет собой такую меру воздействия на лицо, нарушившее обязательство, которая выражается в возложении на это лицо дополнительных имущественных последствий, неблагоприятных для него. При этом нарушение обязательства может выступать либо в виде его неисполнения, либо в виде ненадлежащего исполнения.
Для решения вопроса о возложении на лицо, допустившее нарушение обязательства, принудительной обязанности возместить причиненные этим убытки, необходимо установить наличие ряда условий. Гражданское законодательство требует для этого установить: а) противоправность поведения должника; б) причинение имущественного вреда; в) наличие причинной связи между противоправным нарушением обязательства и наступившими неблагоприятными имущественными последствиями (убытками); г) вину должника в совершенном им правонарушении. Выяснение всех этих условий и составляет содержание вопроса об основании ответственности за нарушение обязательства.
Под противоправным нарушением обязательства понимается несоответствующее требованиям закона и обязательства действие или бездействие должника, например несоблюдение сроков поставки программных средств или умолчание о недостатках продаваемой программы. Под неблагоприятными имущественными последствиями (убытками) закон понимает расходы, произведенные кредитором, утрату или повреждение его имущества, а также неполученные им доходы, которые кредитор получил бы, если бы обязательство было исполнено должником надлежащим образом (ст. 219 ГК РСФСР).
Вопрос о причинности и обусловленности убытков, понесенных кредитором в результате нарушения обязательства, требует особого рассмотрения применительно к объектам вычислительной техники. В сложных объектах компьютерной техники причинность может носить не только детерминированный характер, но и вероятностный[1]. Это дает основание говорить о такой альтернативной субъективной предпосылке ответственности, как риск.
Вина, как условие наступления ответственности, выясняется только в связи с признанием противоправности поведения должника. Без противоправности нет и вины, поскольку она относится к определению последствий правонарушения. Именно выяснением вины должника суд или арбитраж завершает установление фактического состава его имущественной ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязательства. Вина рассматривается как субъективное отношение должника, допустившего противоправное нарушение обязательства, к своему неправомерному поведению и его последствиям.
Закон гласит, что возложение имущественной ответственности возможно лишь при наличии вины, кроме случаев, предусмотренных законом или договором (ст. 222 ГК РСФСР). Следовательно, в любом договоре по поводу объектов вычислительной техники возможен пункт, предусматривающий ответственность независимо от вины. Если стороны включают в договор такой пункт, то они принимают на себя риск безвиновной имущественной ответственности. Это второй вид риска в отличие от того, о котором говорилось выше.
Представляется правильным утверждение, что в условиях углубляющейся компьютеризации "увеличивается зазор неопределенности между понятиями "вина кредитора" и "вина должника". Это требует отказа от дихотомического подхода и введения риска как основании ответственности"[2]. И. 3. Карась предлагает ввести "зону обоюдного риска сторон"[3], куда включаются неустановленные причины, вина третьих лиц, действие непреодолимой силы.
Возможна еще и конструкция возложения ответственности по принципу источника повышенной опасности[4], но здесь возникают трудности с отграничением тех объектов компьютерной техники, которые следует рассматривать как источник повышенной опасности, от "неопасных" (очевидно, все они без исключения не могут быть источниками повышенной опасности). Думается, что неверно объединять одной категорией "риск" как принятие на себя убытков, могущих наступить в силу случайных обстоятельств, так и осознанное допущение отрицательных имущественных последствий (психическое отношение лица к своей или чужой деятельности, выражающейся в сознательном допущении отрицательных последствий). Н. И. Левковская, например, пишет об "ошибках ЭВМ", непредвиденных и независящих от воли операторов: "Их действие аналогично действию непреодолимой силы, а ЭВМ в этом плане можно сравнить с источником повышенной опасности"[5].
При альтернативной схеме субъективных предпосылок ответственности (вина - риск) важно установить, в каких случаях ответственность наступает за виновные действия, а в каких строится на началах риска. Так, если при передаче данных по каналам связи информация будет искажена независимо от воли сторон, а по объективным (физическим) причинам, тогда следует обращаться к принципу риска. То же самое будет и при ошибках в результате самопроизвольного сбоя машины. Если же ошибки возникли на этапе ввода операторами информации, вина устанавливается достаточно просто[6].

_______________________
[1] Подробно этот вопрос мы рассмотрим при обсуждении проблемы пятнадцатой. Приведенные там соображения относительно военных систем, справедливы и для гражданских вычислительных систем.
[2] Карась И. З. Указ. статья. С. 93.
[3] Там же.
[4] См. там же.
[5] Левковская Н. И. Гражданско-правовая ответственность вычислительных Центров в договорных обязательствах по обработке информации и проектированию АСУ//Автореф. канд. дисс. М., 1986. С. 18-19.
[6] См. подробнее: Терещенко Л. К. Проблема риска в деятельности вычислительных центров//Проблемы совершенствования советского законодательства. - Труды ВНИИСЗ. Вып. 21. М., 1981. С. 85-93.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован