08 февраля 2007
5863

8 февраля - День российской науки

Власти и бизнесу наука не нужна

Кому-то такой заголовок может показаться парадоксальным. Однако в итоге беседы за "круглым столом", состоявшимся накануне в редакции "Горожанина", стало очевидно, что никакого казуса здесь нет.


В беседе приняли участие: профессор ТвГУ, доктор философских наук Вячеслав Войцехович и доцент ТвГУ, кандидат философских наук Владимир Гайдуков.

Корр.: В этот день не говорить о проблемах и достижениях науки просто нельзя. Можно забыть другую дату, но не эту. Народ хочет знать! Ему крайне важно, станут ли когда-нибудь наши товары лучше и дешевле импортных, достигнем ли мы европейского жилищно-коммунального комфорта, будут ли наши мужики жить не 59 лет (в среднем), а 70, как в других государствах. И так далее. Короче, что нового, наиболее интересного произошло у нас в области изобретений и открытий?
Войцехович: Во-первых, я хочу сказать, что великие открытия принадлежат всему человечеству. Законам Ньютона виза не понадобилась. Поэтому стоит для начала назвать важнейшие открытия 2006 года мирового масштаба. И первым я назвал бы напрямую связанное с путешествиями по Галактике решение гипотезы Пуанкаре, над которым более стал лет бились ученые. Это принадлежащее петербургскому математику Григорию Перельману открытие признано крупнейшим. Теперь я перечислю несколько других особенно важных открытий, принадлежащих зарубежной науке. Получены геномы неандертальца, и оказалось, что на 99,5 процента они совпадают с геномом современного человека, хотя разделяют нас сотни тысяч лет. Получены научные доказательства, что льды тают быстрее, чем думали, и температура за сто лет повышается не на один, а на 6,3 градуса. То есть к 2200 году Флорида, Бангладеш, Голландия уйдут под воду. Еще из ряда чудес. Открыта мантия-невидимка - оболочка для любого объекта, исчезающего из поля зрения. Военные этим очень озабочены. Из прошлого земли: обнаружена окаменелая трехметровая рыба, выходившая на сушу, - с жабрами, рыбьей чешуей, но также с локтями, запястьями и шеей. И, наконец, из астрономии. Как выясняется, Плутон не планета. Это первое. И еще. Наука вплотную подошла к открытию похожих на Землю планет, с водой и атмосферой, - спутников соседних звезд. Можно продолжить, но ограничусь этим.
Корр.: То есть в 2006 году в российской науке кроме Перельмана назвать больше некого?
В.В.: Да, вы правы. Такого уровня открытий у нас больше не было.
Корр.: Что это - оскудение интеллекта или есть другие причины?
В.В.: Главная причина - невостребованность. Власти наука не нужна. В числе национальных программ, как вам известно, наука у нас не значится.
Корр.: Не потому ли, что наука наша - бесплодная смоковница? Академий и академиков - пруд пруди, а производственное оборудование - Италия и Германия, мебель - от Испании до Китая, лекарства - от Индии до Франции, электробытовая техника - вообще ничего нашего. То есть стоит наука дорого, а в итоге один Перельман, да и то чистая теория. А государству нужен конечный результат, ощутимая польза.
В.В.: Кстати, Перельман. Вы, наверное, знаете, что он отказался от миллиона долларов премии. А что он при этом сказал? Он сказал: "Истина для меня важнее пользы".
В. Гайдуков: Вот поэтому наука России и не нужна. Давайте смотреть в корень. Наука, безусловно, должна приносить пользу нации и государству. Это аксиома. Но у разных государств свои приоритеты, свои социальные, культурные и хозяйственные задачи, свои нравственно-этические концепции, и для науки это как бы камертон, чтобы не творить вхолостую. Теперь о нас. Мы не знаем сегодня, что у нас за страна, не знаем и не понимаем нынешнюю Россию, хотя живем в ней. Позиция России неопределенна: мы обломок великой империи, и статус у нас обломочный. Спрашивается, куда и как двигаться? На ощупь, в темноте. Мы не может разобраться, кто для нас свой, кто чужой. И не надо сейчас форсировать Россию! Наука - это средство мобилизации. Ради чего? Против чего? Бизнес этой мобилизации сегодня боится как чумы. Дай сегодня волю придумывать и осуществлять - такого наизобретаем, что мало не покажется. И пока мы не разберемся в этом нашем российском вареве, наука России действительно противопоказана.
Корр.: Я бы предпочел спустить философию с неба на землю и приблизить разговор к жизни нашего региона. Один философ, ваш брат, утверждал: три вещи делают нацию великой и благоденствующей - плодородная почва, свобода передвижения людей и товаров и деятельная экономика. Последнее для нас сегодня особенно существенно. Десять лет долбим, что успехи экономики решает малый и средний бизнес, а когда тверской ученый Лев Ширко разработал и предложил свою программу поточного создания малых и средних предприятий-товаропроизводителей, его никто не захотел слушать. Ни в администрации губернатора, ни в тверском отделении правящей партии. Есть и другие светлые головы со своими полезными идеями, но они никому не нужны.
В.Г.: Это не совсем так. Профессору медакадемии Каргополову, который изобрел уникальный прибор быстрого анализа воды и вообще любой жидкости, помогали. Но от его изобретения была видимая польза! Компания, созданная на основе этого изобретения, давала бы до пяти миллиардов долларов годового оборота! К сожалению, довести дело до конца Каргополов не успел. Хотя говорили же ему: иди на конкурс, ты там всех китов уложишь! Беда нашей науки в том, что она очень трудно приспосабливается к рынку. Реалии сегодня таковы, что без заказчика, который бы захотел финансировать и реализовать изобретение, ничего не получится. Где его взять? Бизнесмену это не надо. Зачем это ему, когда деньги и без того текут рекой? Нефтяная скважина заросла - он ее просто бросит и перейдет на другую, хотя есть технологии, чтобы ее прочистить. И так во всем. Берем, что легко достается, качаем денежки без всяких изобретателей. К государственной политике это относится в полной мере. Хотя все чаще возникает вопрос: а как будем жить, когда поток нефтедолларов обмелеет?
Корр.: Кстати, президент уже не первый раз высказывается, что от накопительной и стабилизационной политики пора переходить к развитию. Но мы по привычке ждем, что трахнули по башке, сунули носом, назначили сроки. Нефти мы пока не добываем, но своего природного сырья навалом. Древесина прежде всего, которую мы переводит на кругляк. Хотя новый Лесной кодекс развязал руки регионам, назначив нового хозяина.
В.Г.: Вы ошибаетесь в отношении истинных хозяев леса. Лес и земля всегда были государственными ресурсами и так и будет. Кроме того, в лесу работает частный капитал, и он сам должен вкладывать и развиваться. Кое-что уже делается, но нам не хватает вот этого самого: надо, мужики, напрячься и сделать! Не хватает политической воли, оттуда, сверху. И не надо думать, что администрация региона ничего не предпринимает. Помощь на развитие градообразующих предприятий, перспективных отраслей оказывается не первый год. В кредитовании в частности. Что-то делается, область поддерживает инновационный процесс. Но ученые привыкли к опеке независимо от результата. Как было при развитом социализме. А на дворе рынок! И он диктует: если проект не обещает хотя бы одного миллиарда долларов годового оборота, тянуть его не имеет смысла.
Корр.: Однако это не исключает - наоборот, подталкивает к четкой системе управления наукой!
В.В.: Наша система не ищет изобретателей, не ищет тех "сумасшедших", которые могли бы родить новую полезную идею, и если что-то у нас иногда получается, то это случайность, редкое везение. Наши ученые - это одиночки, которые копаются у себя на кухне, у них своего угла нет!
Корр.: Так что же у нашего региона в перспективе?
В.Г.: Учитывая, что мы зажаты между Москвой и Петербургом, региону, чтобы не стать одним только географическим понятием, требуется супермобилизация и суперразвитие. Если мы такую амбицию прокачаем, то мы на коне. В противном случае возникает мегаполис Москва - Петербург, а Тверь исчезает. Все.
Корр.: Иначе говоря, апокалипсис. А если с долей оптимизма? Чтобы двигаться вперед, в чем суть проблемы?
В.В.: В том, что должно наступить понимание: главный ресурс России - знание, интеллект, а не нефть, газ или лес. Духовная культура создает материальную, а не наоборот. Кстати, уже известны технологии, которые могут заменить газ и нефть. Не нефть и не газ, а человеческий фактор делает государства ведущими. Если власть - воры, никакие высокие технологии не пойдут людям на пользу. А у нас к власти прорываются субъекты, для которых главное не люди, а деньги. При такой власти общество все больше скатывается к поклонению золотому тельцу. И если возвращаться к тому, с чего мы начали, то такой власти наука действительно не нужна.

08.02.2007 - 14:20 ` "Горожанин. Тверь"
http://www.tverinfo.ru/interview/8_fevralya__den_rossiiskoi_nauki.html
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован