05 сентября 2012
6231

8. Национальная идея и стратегический прогноз для России

Россию воспринимают с уважением, считаются с ней только тогда,
когда она сильна и твердо стоит на ногах[1]

В. Путин

... современный мир снова можно охарактеризовать
как весьма неустойчивую систему...[2]

А. Торкунов, ректор МГИМО(У)



В эпоху "фазового перехода" для России необходимо исходить из наихудшего сценария, а именно: из всех возможных вариантов развития России выпадет наихудший, наименее выгодный. Поэтому она должна быть готова ко всем и рассчитывать прежде всего на свои силы. Силы нации и ее НЧП. Выборы 2011-2012 годов показали, что перед новым президентом стоит задача консолидации нации на основе осознания необходимости перемен. Согласен с В. Соловьевым, полагающим, что реформы должны делаться властью быстрее, чем того требует оппозиция[3]. Инициатива должна быть за властью. Как во времена П. Столыпина.

Неудачи в стратегических прогнозах и планировании России в 2010-2011 годы объясняются прежде всего тем, что в их основе не было стратегической общенациональной идеи, способной объединить нацию и стать целью, достижение которой стало бы смыслом всех усилий.

Только такая, я бы сказал эгоистическая, даже культурно-националистическая идея способна объединить нацию и сформулировать долгосрочную, а, главное, осязаемую, вполне конкретную цель.

Абстрактные цели, регулярно заявляемые за последние 20-25 лет от М. Горбачева до Д. Медведева, не имеют ничего общего с национальной идеей. "Демократизация" - лозунг, который 25 лет выступает такой абстрактной целью, мало кого привлекает. Как, впрочем, и все остальные лозунги последних десятилетий, которые даже на короткий период не способны были объединить нацию. Может быть, за исключением идеи "стабильности", которая является продолжением старой, устоявшейся ценности "лишь бы не было войны".

Но и либеральные идеи и смыслы, обращенные к западным ценностям, не имеют сколько-нибудь долгосрочной перспективы потому, что они не опираются на национальные интересы и ценности. Так, объединение Германии (которое было для немцев национальной идеей), какое-то время было обязано позиции России, но довольно быстро забылось "Пророссийская эйфория" осталась далеко позади[4].

Как справедливо считает С. Глазьев, "Идеология придает смысл экономическому поведению и предопределяет формирование государственной политики. Понять причины катастрофических последствий проводившейся в России политики невозможно без прояснения смысла и выявления истоков направлявшей ее идеологии рыночного фундаментализма. А также причин, мотивов и обстоятельств выбора этой идеологии. Она носит наукообразный характер с претензией на истинность в последней инстанции, опираясь на неоклассическую экономическую теорию. Критический анализ последней является необходимой составляющей раскрытия смысла идеологии реализованной в России либеральной реформы и причин ее плачевных результатов.

Как было показано выше, выбор стратегии перехода к рынку в конце 1991 года был фактически навязан России в форме шоковой терапии, представляющей собой радикальный вариант крайне либерального подхода к вопросам экономической политики, основанного на идеологии рыночного фундаментализма. Этот выбор был сделан вопреки мнению научной общественности страны, сопротивлению парламента и отторжению государственного аппарата"[5].

Понятно, что анализ фундаментальных факторов развития России изначально предполагает признание приоритета именно этих действительно фундаментальных факторов, а лишь затем - того, что называется "фундаментальными факторами" в экономике. В этой связи нужны ответы на самые принципиальные вопросы, которые велись и ведутся в России многими философами, политическими и публицистами.

В рамках активно навязываемой идеологии либеральной демократии, "национальная идея России" формулируется очень просто: необходимо отказаться от имперского наследия, национального величия, суверенитета, во-первых, и стать либерально-демократическим государством, во-вторых[6].

Есть и другие точки зрения, разделяемые в том числе и представителями части правящей элиты. Так, С. Сулакшин, например, приводит следующую таблицу, в которой в хронологическом порядке приводится "перечень значимых и знаковых попыток определения национальной идеи в истории российской мысли, выбранное из многих десятков работ"[7].



Таким образом, без учета действительно фундаментальных факторов (а не только макроэкономических трендов) невозможно, как это пытаются сегодня делать, построить не только долгосрочных сценариев, но и сделать сколько-нибудь качественного стратегического прогноза для России. Так, например, если мы исходим из указанных выше действительно фундаментальных факторов, то такой прогноз должен иметь следующий логический ряд:



Между тем такой подход А. Белоусова позволяет, по его мнению, сформировать четыре базовых сценария, в зависимости от включения перечисленных факторов. Первый "базовый сценарий" - "Сверх-индустриальная модернизация":

- развертывание долгосрочных проектов, реализующих энергетический, научно-исследовательский, транспортный (транзитный) и сельскохозяйственный потенциал российской экономики;

- модернизация перерабатывающих производств, в т.ч. на основе иностранных инвестиций и "технологического трансферта", обеспечивающая рост их конкурентоспособности на внутренних рынках;

- формирование массового среднего класса, предъявляющего спрос на жилье, услуги образования и здравоохранения;

- формирование "рублевой зоны", интегрирующей экономики России, Украины, Казахстана, Белоруссии и других сопредельных стран "ближнего зарубежья".

Этот "базовый сценарий" по сути аналогичен программам модернизации, появившемся через несколько лет. Его главный недостаток, как и всей "модернизационной идей", заключается в том, что он не учитывает российской специфики: он как бы "не видит" нацию вообще, "не замечает" государства, игнорирует роль НЧК и креативного класса. Его универсализм применим к любому государству, превращая модернизацию в "сверхидею", самостоятельную цель, тогда как сама по себе модернизация - всего лишь постоянный процесс (затухающий или активизируемый в зависимости от воли элиты).

Все перечисленные процессы в рамках "сверхиндустриализации" - имеют действительно актуальный, но частный характер. Если же речь вести о действительной сверхиндустриализации, то надо, на мой взгляд, четко определить другие приоритеты, которые выглядят следующим образом:

- опережающее развитие НЧК, прежде всего, всеобщее высшее образование, идеальный доступ к достижениям культуры, развитие отечественной науки, НИОКР и технологий, свободный доступ к информационным ресурсам и т.д.;

- сознательное развитие творческого потенциала нации, поддержка позитивных изменений в социальной структуре общества, активизации деятельности институтов гражданского общества, прежде всего местного самоуправления;

- усиление роли государства и правящей элиты на переходном периоде (15-20 лет), которые должны взять на себя политическую ответственность за модернизацию;

- сознательные усилия государства и общества на повышение идеологической роли России в мире как культурного и духовного лидера.

Следующий "базовый сценарий", предлагавшийся А. Белоусовым, назван "Бросок в глобализацию". Он включает:

- развертывание долгосрочных проектов, реализующих сравнительные преимущества российской экономики;

- форсированное открытие внутренних рынков, сопряженное с ростом импорта готовых товаров и свертыванием недостаточно конкурентоспособных перерабатывающих производств;

- сохранение высокой экономической дифференциации населения, препятствующей формированию массового среднего класса и модернизации социальной инфраструктуры;

- формирование "рублевой зоны" и усиление интеграционных процессов на основе реализации крупномасштабных проектов в сфере энергетики и транспорта.

Сценарий - "бросок в глобализацию" - по сути повтор либеральной попытки начала 90-х годов. Он не только не способен обеспечить сколько-нибудь достоверный стратегический прогноз (который будет целиком зависеть от мировой конъюнктуры), но и, тем более, позитивного результата: Россия превратится сначала в придаток экономики развитых государств, затем - "поделится" суверенитетом, а потом - окончательно исчезнет как нация и государство. В лучшем случае она останется "периферийной" провинцией Евросоюза или - что вероятнее - Китая.

Третий "базовый сценарий" - "Экономический изоляционизм" = предусматривал стратегию "опоры на собственные силы". Он включает в себя:

- отказ от ускоренной интеграции в мировую экономику, позволяющей реализовать сравнительные преимущества российской экономики;

- ставка на модернизацию перерабатывающих производств в рамках "опоры на собственные силы" - на основе рационального импортозамещения и привлечения иностранных инвестиций при сдерживании открытия внутренних рынков;

- выравнивание экономической дифференциации населения в рамках проведения активной социальной политики и развертывание модернизации социальной сферы;

- вероятное усиление дезинтеграционных процессов на постсоветском пространстве вследствие пассивности России в реализации международных энергетических и транспортных проектов.

Этот сценарий - слишком гипотетичен, чтобы его серьезно обсуждать. Сегодня, даже в той отрасли, где Россия считается "безнадежно" отставшей, российской продукцией (в т.ч. в ЮВА) ежемесячно пользуется, по оценке Г. Красникова, более 28 млн человек, а производство отечественных микрочипов происходит в кооперации с 42 странами[8].

Наконец, "четвертый сценарий" - "Энергетический аутизм", также несет на себе явно гипотетический оттенок. Он предусматривает:

- отказ от реализации долгосрочных проектов, реализующих сравнительные преимущества экономики;

- консервация экспортно-сырьевой модели развития при сужении ее потенциала в связи с замедлением роста экспорта углеводородов, открытием внутренних рынков готовых товаров, снижением ценовой конкурентоспособности перерабатывающих производств;

- усиление экономической дифференциации населения, отказ от модернизации социальной инфраструктуры;

- усиление дезинтеграционных процессов на постсоветском пространстве, отказ от формирования "рублевой зоны".

Недостатки - также очевидны. Серьезных дискуссий и решений нет.

Стратегический прогноз для России во многом зависит от общемировых тенденций. Только зная реальное или вероятное направление движения развития мирового общества, его основные закономерности, можно и нужно определять национальные приоритеты политического и экономического развития страны. Так, очевидно, что растущее производство, особенно в США, Китае и Индии, потребует значительного увеличения добычи углеводородного сырья. Собственно этим сегодня, прежде всего, объясняется быстрый рост цен, сказывающийся, в т.ч., и на российской экономике[9].

Примечательно, что появившиеся в 2005 году и после многочисленные прогнозы не проясняли ситуации. Приведем пример[10]: "Если правительство не справится с накопившимися в экономике проблемами, то Россию ждут три экономических кризиса подряд - в 2008, 2012 и 2017 годах. Такой пессимистичный прогноз в конце 2005 года обнародовал Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП). Впрочем, другие исследовательские организации, наоборот, считают, что "через 20 лет Россия достигнет уровня благосостояния, сравнимого с ведущими странами мира".

2008-2011 годы показали, что принципиально выбор так и не был сделан. Мы по-прежнему развиваемся по сценарию распродажи ресурсов, не понимая, что временная финансовая стабилизация ничего не дает для развития. А мощь современного государства определяется, прежде всего, качеством и структурой его экономического потенциала, что измеряется уровнем наукоемкости и конкурентоспособности. И по одному, и по другому показателю страна не развивается, а значит - относительно других стран - слабеет. На этот вывод не повлияло даже принятие в марте 2008 года Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации, подготовленной Минэкономразвития[11], где в целом адекватно была проведена как оценка вызовов предстоящего долгосрочного периода (Раздел 1.2), так и целевых ориентиров (Раздел 1.3). В частности, к четырем важнейшим вызовам было отнесено:

- усиление глобальной конкуренции;

- новая волна технологических изменений;

- возрастание роли человеческого капитала;

- исчерпание источников экспортно-сырьевого развития.

Сложнее оказалось с определением стратегической цели и формированием "образа будущего". Как указывается в документе[12], "Стратегической целью является достижение уровня экономического и социального развития, соответствующего статусу России как ведущей мировой державы XXI века, с привлекательным образом жизни, занимающей передовые позиции в глобальной экономической конкуренции и надежно обеспечивающей национальную безопасность и реализацию конституционных прав граждан. В 2015-2020 годах Россия должна войти в пятерку стран-лидеров по объему ВВП" (подч. - А.П.). Сразу же уточню: если этот уровень объема ВВП страны, то это означает, что 140 миллионная Россия должна сравняться с 50-и миллионной Великобританией.

На мой взгляд, эта цель заведомо понижает планку наших возможностей "Достижение этой цели означает формирование качественно нового "образа будущего" России к концу следующего десятилетия", - признается в Концепции. Далее в документе раскрывается содержание этого понятия, которое требует хотя бы коротких комментариев. Первый критерий - "Выход России на стандарты благосостояния развитых стран", когда обобщающий показатель уровня жизни, ВВП на душу населения по паритету покупательной способности, увеличится с 13,7 тысяч долларов США в 2006 году (42% от среднего уровня ОЭСР) до 30 тысяч долларов в 2020 году (70%) и около 50 тысяч долларов в 2030 году. Средняя ожидаемая продолжительности жизни, - в тот же период, - возрастет до 75 лет".

Таким образом, Концепция прогнозирует в долгосрочной перспективе (до 2030 года) отставание России, ведь к тому времени, по оценкам некоторых экспертов, душевой доход в развитых странах может увеличиться на 70-80%, т.е. достигнет уровня 70-75 тыс. долл. на человека.

Иначе говоря, прогноз изначально (даже при оптимистичном сценарии) закладывает в основу долгосрочной стратегии развития нации отставание. Между тем, как, на мой взгляд, можно и нужно изначально закладывать в прогнозе опережающие темпы развития, не экстраполируя сегодняшнюю ситуацию, а формируя сознательно новую будущую реальность. Действительно, если в Китае на протяжении нескольких десятилетий темпы роста ВВП превышают 10% в год, то почему нам нужно экстраполировать наши темпы роста в 6-7%? Уверен, что, учитывая недозагруженность нашей обрабатывающей промышленности (по ряду отраслей до 70%), а также сверхбыстрые возможные темпы роста новых отраслей - до 40% ежегодно, а тем более принципиально новые отрасли, которые появятся до 2030 года, мы можем "поставить планку" роста ВВП в 15-18%. Если, конечно, захотим это сделать. В этом случае душевой доход может быть запланирован до 50 тыс. долл. к 2020 году и 70-75 тыс. долл. - к 2030.

Следующая цель - Высокое качество и комфортные условия жизни населения. В Концепции конкретизируется: "Будет обеспечена всеобщая доступность услуг образования и здравоохранения, соответствующих уровню наиболее развитых стран, средний уровень обеспеченности жильем составит к 2020 году 30-35 кв.м. на человека (или около 100 кв.м. на среднестатистическую семью)".

Трудно согласиться и с этим положением. Во-первых, потому, что "доступность образования" - неконкретный тезис. Речь должна идти о всеобщем высшем образовании для всех граждан (как в Японии) или о сохранении самой высокой в процентном отношении доли лиц с высшим образованием (как в США).

Крайне неудовлетворительна и другая цель - 30-35 кв.м. на человека жилья к 2020 году. Сегодня норма строительства в развитых странах составляет 1 кв.м. на человека в год или 140 млн кв. м. в год на Россию. Но в стране в большинстве регионов строится 0,3-0,4 кв.м. Это означает, что мы должны выйти на уровень развитых стран по вводу площадей сегодня, сейчас. Учитывая наше отставание последних 2-х десятилетий, эта норма должна составлять 1,2-1,4 кв.м. на человека в год. Только тогда, при решении этой задачи, мы сможем рассчитывать на выход на мировой уровень по этому показателю к 2030 году.

Следующее условия и задачи также не выдерживают критики. Они скорее представляют собой декларацию о самых общих намерениях, и не конкретный прогноз и программу действий. Цитирую по тексту Концепции:

"- Благоприятная среда обитания человека. Доля населения, проживающего в местах с неблагоприятной экологической обстановкой снизится с 43% в 2007 году до 14% в 2020 году;

- Изменение социальной структуры общества в пользу среднего класса, снижение экономической дифференциации населения и резкое сокращение бедности.

- Инновационное лидерство России в мире на основе передовых научно-исследовательских разработок, высоких технологий и образовательных услуг. Россия должна занять значимое место на рынках высокотехнологичных товаров (не менее 10 процентов) и интеллектуальных услуг по 4-6 и более крупным позициям. Будут сформированы условия для массового появления новых компаний во всех секторах экономики и в первую очередь в секторах "экономики знаний";

- Лидерство России в поставках энергоресурсов на мировые рынки, в том числе за счет географической и продуктовой диверсификации поставок, превращения России в логистический узел глобальной энергетической инфраструктуры и ключевого участника выработки правил функционирования глобальных энергетических рынков.

- Создание разветвленной транспортной сети, обеспечивающей высокую территориальную мобильность населения и глобальную конкурентоспособность России на рынках транспортных услуг.

- Лидерство России в интеграционных процессах на евразийском пространстве, превращение в один из глобальных центров мирохозяйственных связей, в том числе в качестве мирового финансового центра.

- Новая модель пространственного развития России на основе формирования новых территориальных центров роста и уменьшения масштабов регионального неравенства.

- Гарантированная реализация конституционных прав граждан, включая развитую систему демократических институтов, наличие эффективных механизмов правоприменения и системы обеспечения национальной безопасности"[13].

Таким образом, вышеперечисленные задачи, которые должны были бы выглядеть как концепция и долгосрочный план развития, таковыми не являются:

- они не ставят адекватной заявленной цели применительно к конкретным задачам, заведомо занижая уровень задач, программируя по сути отставание России до 2030 года и - что важно - далее;

- они не конкретны, не обязательны и не подкреплены аргументами. Эти задачи по сути дела представляют собой декларацию о намерениях, причем не подкрепленную общественной экспертизой;

- эти задачи, основанные на долгосрочном прогнозе, на самом деле не подкреплены ни прогнозом мирового развития, ни волей правящего класса;

- наконец, эта концепция не является следствием политико-идеологических установок элиты, сконцентрированных в ее воле. Она - простая экстраполяция сегодняшних констатаций.

Не случайно в период кризиса 2008-2010 годов эта Концепция легко "забилась", хотя попытки ее реанимации периодически и предпринимались. Она не была стратегией, обязательной к выполнению, но так и осталась одной из экспертных деклараций.

Не случайно и то, что подобный аморфный стратегический прогноз стал банальностью, которая в 2008-2010 годах повторялась многократно на самых разных уровнях, не будучи, как правило, подкрепленной реальными механизмами реализации, либо конкретными плановыми корректировками. Процитирую еще раз эту абстрактную, правильную, неконкретную и ... ни к чему не обязывающую банальность: "Системное достижение поставленной цели состоит в переходе российской экономики от экспортно-сырьевого к инновационному социально-ориентированному типу развития. Это позволит резко расширить конкурентный потенциал российской экономики за счет наращивания ее сравнительных преимуществ в науке, образовании и высоких технологиях и, на этой основе, задействовать новые источники экономического роста и повышения благосостояния. Формирование инновационной экономики означает превращение интеллекта, творческого потенциала человека в ведущий фактор экономического роста и национальной конкурентоспособности, наряду со значительным повышением эффективности использования природных ресурсов и производственного капитала (подч. - А.П.) Источником высоких доходов становится не только возможность получения ренты от использования природных ресурсов и мировой конъюнктуры, но и производство новых идей, технологий и социальных инноваций"[14].

Это очень симптоматичное, характерное для Концепции, признание: производство новых идей и технологий уже признается, но ставится как второстепенная (после природной ренты) возможность развития. Между тем именно развитие НЧК, включая идеи и технологии, уже стало главным условием развития экономики и общества.

Слабеет она и по другим показателям, среди которых наиболее трагичные - демографический, уровень здоровья населения, заболевания СПИДом, наркоманией, число погибших в авариях.

Привычно представление об огромном научном и образовательном потенциале России. По количеству ученых (но не по результатам их работы) он действительно большой и сопоставим с уровнем других государств. Но, во-первых, он уже значительно (в несколько раз!), уступает советскому, а, во-вторых, он, очевидно, не успевает за современными стандартами. Просто его отставание не так заметно.

Поэтому складывается устойчивое впечатление, что человечество уверенно идет в одном направлении, а именно - в направлении развития экономики знаний, а Россия - в другом. И с этим принципиальным выводом пока что трудно спорить.

Огромная роль здесь принадлежит качеству правящего класса, точнее - качеству принимаемых решений. Увидеть главную цель, отмобилизовать ресурсы нации на ее достижение, добиться ее реализации - все эти свойства, похоже, отсутствуют у современной политической элиты России. Цель - не сформулирована, ресурсы - не выделены, исполнение - очевидно неэффективное.

Роль правящей элиты в период модернизации резко повышается в связи с тем, что большинство граждан (при отсутствии идеологической мобилизации) не заинтересовано в модернизации, а тот относительно узкий социальный слой "модернизаторов", называемый "креативным классом", - дистанцирован как от собственности, так и принимаемых решений. В этой связи резко усиливается роль той части национальной элиты, которая непосредственно связана с контролем над институтами государства. Но не только роль, но и политическая ответственность. "Широкое внедрение инноваций невыгодно тем, кто хочет сохранить свои рабочие места. Следовательно, они всеми силами будут противиться модернизации, говорит профессор социологии Университета Пенсильвании Рэндалл Коллинз. "Доля людей, активных в плане инноваций, составляет всего 6%. Подавляющее большинство - консерваторы", - подсчитал ректор ГУ-ВШЭ Ярослав Кузьминов. К примеру, бизнесу проще сделать ставку на дешевую рабочую силу, нежели вкладываться в технологическое развитие.

В связи с этим эксперты спорят, какая социальная группа должна форсировать прогресс, чтобы в обществе не наступила "ломка". Профессор факультета политологии МГИМО Оксана Гаман-Голутвина считает, что это должны быть госструктуры. Тем более, что власти готовы софинансировать инновационные проекты и облегчать налоговое бремя для заинтересованных. Михаил Ремизов согласен: "Для развития модернизации очень важен импульс сверху. Если вспомнить историю (к примеру, Петровскую эпоху или Францию времен Кольбера), то именно государство форсировало развитие, когда понимало, что дальнейшее бездействие может привести к краху"[15].

Решить эту проблему можно только идеологическими мерами посредством мобилизации активной части общества, прежде всего креативного класса, к задачам мобилизации. В определенном смысле это означает повторить опыт первых пятилеток в СССР, который, на самом деле, не является исключительно советским опытом: в русской традиции было немало примеров национальной мобилизации (поход Минина и Пожарского, например).

Поэтому вопрос о том, куда идет Россия и человечество, это, прежде всего, вопрос о том, куда ведут правящие круги этих стран человечество, а заодно и весь мир. И кто ведет.

Продолжение поступательного развития технологической цивилизации, игнорирующей человека, уже не просто исчерпало свои ресурсы. Оно ведет к биологической катастрофе. На повестке дня иной - социально ориентированный - алгоритм развития государств.


_______________

[1] Путин В. Россия и меняющийся мир // Московские новости. 2012. 27 февраля. С. 1.

[2] Торкунов А. Найти выход из тупика неэффективности / В кн.: Торкунов А.В. По дороге в будущее / под ред.-сост. А.В. Мальгин, А.Л. Чечевишников. М.: Аспект Пресс, 2010. С. 31.

[3] Новоселова Е. Бег с барьерами // Российская газета. 2012. 11 марта. С. 5.

[4] Григорьев Е. Берлин поздравляет и критикует // Независимая газета. 2012. 13 марта. С. 3.

[5] Глазьев С.Ю. Уроки очередной российской революции: крах либеральной утопии и шанс на "экономическое чудо" // Экономическая газета, 2011. С. 197.

[6] См., например, Васильев Л.С. В поисках консенсуса // Независимая газета. 2012. 14 марта. С. 5.

[7] Сулакшин С.С. Национальная идея как объект научного анализа // Мир и политика. 2010. N 7 (46). С. 23-24.

[8] On-line-интервью Г. Красникова. 2008. 28 августа. URL: http://www.sitronics.ru/press/sitronics/2206/

[9] На состоявшейся осенью 2005 года в Москве конференции "Россия через четверть века - стратегия развития" были представлены три опровергающих друг друга прогноза развития России в ближайшие десятилетия. Самый пессимистичный из них принадлежит гендиректора ЦМАКП Андрею Белоусову. По нему "уже в ближайшие десять лет России предстоит пройти через целый ряд локальных кризисов". По словам Белоусова, возникают новые риски и угрозы, связанные с перерастанием локальных кризисов в новый системный кризис, аналогичный тому, который Россия пережила в 1990-е годы. "Это может привести к нарастаю хаоса, потере управляемости и в конечном счете - распаду страны", - прогнозирует эксперт. Впрочем, распад грозит лишь в крайнем случае. Белоусов рассматривает четыре базовых сценария "сверхиндустриальная модернизация", "Бросок в глобализацию", "Экономический неоизоляционизм" и "Энергетический аутизм", названные в соответствии с тем, какая стратегия будет выбрана российским правительством и как сложатся внешние условия. В наилучшем варианте Россия к 2020 году интегрируется в мировое сообщество и одновременно модернизирует перерабатывающую промышленность, что позволит ей стать достаточно стабильной страной. Благосостояние населения (которое оценивается по величине ВВП на душу населения по паритету покупательной способности) приблизится к уровню современных Франции и Германии - 30 тыс. долл. Темпы роста ВВП при этом составят не более 6% в год. При худшем варианте Россия будет жить за счет экспорта энергоносителей, жестко защищая внутренний рынок от импорта. При этом темпы роста экономики уменьшатся до 2%, население сократится до 130-131 млн человек, общество резко расслоится, а ВВП на душу населения едва превысит 20 тыс. долл. В этом случае, по словам Белоусова, "Россия откажется на периферии мирового развития как стагнирующая страна, генератор неопределенности и кризисных процессов".


Впрочем, другие аналитики смотрят в будущее с куда большим оптимизмом. Президент "Леонтьевского центра" Сергей Васильев напомнил о прогнозе развития мировой экономики до 2025 года, обнародованном инвестиционным банком Goldman Sachs. Зарубежные аналитики исходят из того, что нефтяные цены в ближайшие четверть века останутся высокими из-за увеличивающего спроса со стороны активно развивающихся Индии и Китая. При таком сценарии Россия может увеличить ВВП на душу населения с нынешних 8 тыс. долл. до почти 23 тыс. долл. и станет "экономическим середняком" уровня Индонезии и Турции. В то же время показатели таких развитых стран, как Япония и Германия, останутся на неизменном уровне (около 30 тыс. долл. При этом произойдет смена лидера мировой экономики: Китай и Индия значительно обгонят по объемам ВВП ныне крупнейшую экономику мира - США, хотя в целом китайцы и индийцы будут жить сравнительно бедно: на каждого жителя этих стран придется соответственно 7,3 тыс. долл. и 16,3 тыс. долл. ВВП. Еще более оптимистичен замдиректора Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) Александр Дынкин. По прогнозу ИМЭМО, в 2011-2020 годах рост мировой экономики увеличится с 2,9% до 4,2%. При этом Россия по объему экономики поднимется с 10-го на 6-е место в мире, а Китай возглавит этот список, незначительно обогнав США. (Эксперты представили три опровергающие друг друга прогноза развития России в ближайшие десятилетия // Бизнес. 2005. 31 октября).

[10] Эксперты представили три опровергающие друг друга прогноза развития России в ближайшие десятилетия // Бизнес. 2005. 31 октября.

[11] Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации. М.: МЭР, 2008. Март.

[12] Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации. М.: МЭР, 2008. Март. С. 9-11.

[13] Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации. М.: МЭР, 2008. Март. С. 9-10.

[14] Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации. М.: МЭР, 2008. Март. С. 11.

[15] Литвинова А. Враги модернизации // РБК daily. 2010. 30 сентября. URL: http://www.rbcdaily.ru/ print.shtml

Фотографии

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован