20 января 2008
1165

9. Водопроводные работы

Садик был не велик, дом не высок, хоть и о двух этажах. И именно из-за этого скромного владения, да еще собственного авто о генерале Саблине и супруге его, Наде Кривицкой, в нищих эмигрантских кругах ходили нелепые слухи. Хоть и любили эмигранты Надины песни. Чаще всего пела она им про Россию, которую занесло снегом. Пела завораживающе, начинала куплет суровой деревенской бабой-колдуньей, а продолжала, забираясь постепенно вверх, шалавой, городской девкой, сверлящей уши высоким с дрожью, почти металлическим голосом. Ее песни проникали, как говорили эмигранты, в самую душеньку, надрывая ее забубенной тоской по оставленной когда-то родине. Вот за песни Надюше и платят. Слухи же - от зависти, не более того, так казалось Дитмару. Впрочем, он и сам тайно вроде бы завидовал Саблину. Конечно, не его благосостоянию. Саблин - славный боевой офицер, герой двух войн, молодой, быстрый и стройный, а я, что я, в полудреме думал Дитмар, тыловая крыса, чуть нюхнувшая пороху на юге России в двадцатом. Штабной генерал. Впрочем, чепуха, я - просто старый пень. Какое мне дело. Глаза кота, вот оно главное.

Зажмурившись, Дитмар сидел в деревянном кресле за чайным столом, накрытом по русскому обычаю в саду саблинского дома. А Вера Ивановна и Кривицкая играли в крокет, болтая о своем, дамском. Надя то и дело поглядывала на расшалившегося мужа. Он развлекал жмурками внука Дитмаров Мишу. Вчера приехали из провинции дочь Татьяна с мужем, они отправились по своим делам, а Мишу подкинули старикам.

За воротами профырчал и утих автомобильный мотор, в калитку стучали.

- Коля! Коленька! - позвала Кривицкая. - Иди, посмотри, кто там! Коля!

Саблин снял с глаз повязку. В переулке возле грузовичка его поджидал человек лет тридцати пяти в берете и комбинезоне, типичный французский мастеровой.

- Я же просил, - тихо сказал Саблин по-русски. - Без звонка не появляться!

- Чрезвычайные обстоятельства. Нужно поговорить.

- Здесь нельзя. У меня гости. Как я объясню, что трачу время, болтая
у калитки с каким-то пролетарием?

- Где гости?

- В саду.

- Ну, так проводите меня на кухню. Как водопроводчика. Я там раскручу что-нибудь, и мы поговорим.

Саблин медлил, пожимал плечами.

- Черт с вами, - наконец сказал он. - Берите инструменты, а я пойду, предупрежу. Вы - следом.

- Наденька, это водопроводчик, - объяснил Саблин, возвратившись в сад. Кривицкая на мгновение замерла в недоумении. Потом, будто что-то вспомнив, повернулась к Вере Ивановне:

- А-а-а, забыла совершенно. Мы его ждем. А почему он не телефонировал?

- Говорит, что у нас не работает линия.

- Эти французы - страшные вруны. Просто лень было. Ведь с Аркадием Сергеевичем мы утром разговаривали? Правда, Аркадий Сергеевич?

Тот не ответил, дремал.

- Вы нас простите, Бога ради, Вера Ивановна. Коленька, ты проводи его на кухню. Покажи ему, что неисправно. Извините нас, день воскресный, прислуга гуляет, придется нам Колю ненадолго отпустить.

Водопроводчик прошел мимо, бросив любопытный взгляд на спящего Дитмара.

- Здравствуйте, господа. Простите, что нарушил ваш отдых, - произнес он на чистейшем французском.

- Идемте, идемте, - торопил его Саблин.



На кухне он раскрутил выпуск под раковиной и торкал в отверстие проволокой.

- Плохо работаете, Николай Владимирович! - ворчал он. - Центр вами недоволен. Там подумывают, не расстаться ли с вами.

- Как центру будет угодно, Андрей. Вряд ли кто-то меня заменит.

- Да? Вы так думаете? - усмехнулся тот. - Незаменимых людей не бывает. Я к вам из-за чего пожаловал? А вот из-за чего: другой наш источник выяснил, что ваш гость собирается послать своего личного представителя в Москву. Если уже не послал. А вы про сие молчите. От вас ни звука.

- Я ничего об этом не знаю, - растерялся Саблин.

- Вот и узнавайте.

- А что же сообщил этот ваш источник?

- Именно - почти ничего. Посланца зовут или кличут лейтенант Жорж. Или просто - Жорж. Когда он двинется, зачем он двинется, как и где будет пересекать границу - не известно. Вот вам и предстоит все это узнать. Глав-ное - поскорее. Иначе мы его упустим... Все. Идите к гостям, а я тут все скручу, да и поеду.

Саблин направился к двери.

- Постойте, - сказал Андрей. - Чуть не забыл.

Он протянул Саблину конверт.

- Ваш гонорар. Слегка, в свете последних событий, урезанный.

Саблин в сердцах сунул конверт в карман.

- А хороший у вас дом, хороший. Говорят, вы и новое авто приобрели? Кстати, хозяин, заплатили бы за работу? А?

Саблин гневно зыркнул и удалился. Андрей закрутил гайку под раковиной, собрал инструменты и вымыл руки. Оглянулся в поисках полотенца. Вытер их первой попавшейся тряпкой. Приподнял крышку кастрюли, вытащил кусок вареного мяса и отправил в рот.



В переулке напротив дома Саблина сидел на тумбе и набивал табаком трубку оборванец с костылем. Облезлая шляпа надвинута на глаза. Не узнать было капитана Сурина, не узнать. Ловко он костюмировался. Впрочем, костыль и недельная щетина были настоящими. Как раз через дорогу от него, чуть наискосок, стоял фургон водопроводчика. Номер телефона и название фирмы, намалеванные на тенте, Сурин видел отчетливо. А вот и сам водопроводчик, да и Саблин с ним. Вместе они шли к воротам. Сурин поднялся, сунул трубку в карман и захромал им навстречу.

- Я надеюсь на вас, Николай Владимирович, - сказал Саблину водопроводчик по-русски.

- Андрей, я постараюсь, - так же по-русски ответил Саблин. - Но вы же понимаете

Сурин уже был рядом с ними и ясно слышал эти фразы.

- Подайте, господа, инвалиду войны на пропитание, - заныл он по-французски.

- И пропой души, - отозвался водопроводчик по-русски. - Бог подаст.

Саблин скользнул темным глазом и сунул оборванцу монету. "Не узнал", - отметил Сурин и что-то невнятное пробормотал, то ли поблагодарил, то ли послал проклятье. Водопроводчик вскочил в кабину, затрещал мотор, грузовичок отъехал.



В будке уличного телефона капитан Сурин назвал телефонистке номер. Тот самый, что был на тенте грузовичка. Ему ответила женщина.

- Мадам, не могли бы вы мне помочь? Я ищу моего друга, он бывший русский офицер, и мне сказали, что он служит у вас.

- У нас нет ни одного русского, мсье. Это ошибка.

Сурин ухмыльнулся и повесил трубку.



На стенах гостиной в доме Саблина и Надежды Кривицкой висели портреты с автографами. Шаляпин, Дягилев, Нижинский, Зайцев, барон Врангель.
И даже дарственный портрет императора Николая с росчерком: "Несравненному русскому соловью Надежде Кривицкой". А вот генерал Дитмар, снятый крупно, и его автограф. Засунув руки в карманы, Саблин яростно мерил комнату шагами. Туда и сюда, туда и сюда. Распахнул дверь спальни. Кривицкая в длинной ночной рубахе сидела на кровати. Рюмка в руке, бутылка на столике рядом.

- Зачем ты меня втравила в это говно?! - выкрикнул он. - Зачем?

Подскочил к ней, смотрел сверху вниз. Взгляд его был как всегда темен, она никогда не понимала, всерьез он или придуривается.

- Опять! Не скули, Коля! - приказала на всякий случай. - Мы на войне!

Он повалил ее на кровать и тряс за плечи.

- Вот и воюй! Сама, сама, сама! Охота петь Кагановичу, сама воюй!

Кривицкая хватала его за руки, отбивалась. Отпустил. Уселся рядом, тяжело дыша:

- Дождешься, задушу!

Взял бутылку, отхлебнул из горлышка.

- Трупы за нами. Трупы.

- А ты, Коля, все еще сильный. Это хорошо. Не кисни. На войне всегда случаются трупы. Вспомни Крым. Сколько было трупов.

- Не поминай войну. На войне все в открытую. Каждый знает, что может умереть в любую секунду. А здесь мы с тобой - крысы.

- Такая же война.

- Нет. На войне известно, откуда пуля прилетит. А здесь жди и от тех, и от других.

- Вот именно. Ты должен найти этого Жоржа. Ставь им условия. Найдешь, пусть сразу переправляют нас в Россию.

- Черта с два. Ты еще не поняла, что они - жулики? Сколько раз нам обещали Россию? И где мы? Может, в Москве?

- Коля! Умоляю! - Она осторожно погладила мужа по голове. - Перестань скулить! Ты генерал! Думай! Думай! Давай решим, что это в последний раз. А потом - или я Сталину буду петь, или - пропади все пропадом, смываемся на край света

Сидели мо
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован