Эксклюзив
30 июля 2012
9288

А.А.Кокошин. О системе `предъядерного сдерживания` в оборонной политике России

В России в последнее десятилетие ядерному оружию оправданно придавалась возрастающая оборонная и политическая роль...

Альтернативы ядерному сдерживанию в системе международных отношений нет, однако к нему нельзя относиться как к чему-то неизменному, данному. В этой сфере происходят динамичные изменения, которые необходимо не просто учитывать, но и осуществлять нам самим, опираясь на собственный и зарубежный опыт, на новейшие тенденции в развитии военного дела, в средствах ведения вооруженной борьбы.
Одной из важнейших тенденций 90-х годов, нашедших отражение в нынешней военной доктрине России, является фактически "понижение порога" при применении ядерного оружия в случае крупной военной угрозы России, ее жизненно важным интересам. В утвержденных Президентом Б.Н. Ельциным в марте 1999 г. "Основных положениях политики Российской Федерации в области ядерного сдерживания" отмечалось, что применение ядерного оружия допускается только в качестве крайней меры пресечения критических угроз национальной безопасности России и ее союзников, когда все иные меры не смогли этой угрозы устранить. При этом ядерное оружие может быть применено в случае вторжения на ее территорию или другого нападения на Российскую Федерацию, нападения на союзников России или на государство, с которым она имеет обязательства в отношении взаимной безопасности (без оговорок, с применением или без применения ядерного оружия). То есть спектр ситуаций, когда может быть применено ядерное оружие, выглядит ядерной политике СССР, провозгласившего (вслед за КНР) политику неприменения первым ядерного оружия.

Понижение "ядерного порога" в российской военной доктрине обусловлено во многом слабостью сил общего назначения России в условиях нарастания военно-политической неопределенности в мире, явного увеличения роли военной составляющей национальной безопасности.

Многие специалисты и политические деятели обоснованно подвергают сомнению однозначность "понижения ядерного порога". Отмечается, что в результате этого все менее убедительной может быть угроза применения ядерных средств, пусть даже сугубо выборочным порядком, не по реальным целям, а где-нибудь в пустыне, лишь для "демонстрации решимости" к его применению и т.п.

Проблема убедительности (кредитоспособности) сдерживания при понижении "ядерного порога" как во взаимоотношениях с ядерными, так и безъядерными государствами с направленностью сдерживания по "всем азимутам" требует рассмотрения и других дополнительных мер по повышению убедительности сдерживания и соответственно его эффективности.
Такие возможности лежат в том числе в сфере развития и возможного применения высокоточного дальнобойного оружия различных видов и типов с обычными боеприпасами, включая повышенной мощности, с использованием, прежде всего в качестве платформ как подводных, так и надводных боевых кораблей, а также бомбардировочной авиации большой дальности ( в наземном компоненте мы ограничены условиями Договора по РСМД).

Еще в начале 1980-х г. ряд отечественных и зарубежных специалистов отмечали, что обычные боеприпасы благодаря одновременному повышению точности и мощности приближаются к ядерному оружию малой мощности. С повышением точности наведения, которая постоянно возрастает в последние 15-20 лет, возможности боеприпасов в обычном снаряжении для поражения широкого спектра военных и экономических целей еще больше увеличиваются. При этом применение обычных боеприпасов даже самой большой мощности не сопровождается эффектами, которые неизбежно присутствуют при использовании любых видов ядерных боеприпасов, даже "миии-ньюков" (проникающая радиация, радиоактивное заражение почвы, воды и др.).

Убедительная угроза применения высокоточного дальнобойного носителя с боезарядом в обычном оснащении могла бы стать основой системы "предъядерного сдерживания", дополняющей систему ядерного сдерживания. Потенциальный агрессор должен при этом иметь в виду, что он может рассчитывать на нанесение удара не только по его силам и средствам, непосредственно развернутым и задействованным против России, но и по ряду других объектов.

Использование такого оружия должно быть "обставлено" соответствующим образом политически, как акт "последнего предупреждения" в ходе военных действий перед селективным применением сравнительно маломощных ядерных боеприпасов. Это должно быть концептуально оформлено в военной доктрине России и в оперативных документах Генерального штаба и соответствующих видов Вооруженных сил РФ.
При применении такого оружия речь должна идти прежде всего об объектах высокой стоимости, имея в виду не столько денежное исчисление, сколько ценность для обеспечения национальной безопасности и ведения боевых действий. К таким объектам, в частности, относятся наземные центры радиоэлектронной разведки, крупные корабли аналогичного назначения, узлы связи, управления. Такие объекты, как правило, сравнительно удалены от густонаселенных районов, и их поражение не повлечет за собой многочисленные жертвы, как прямые, так и "сопутствующие".
На более высоких стадиях эскалации, но все еще в рамках "предъядерной" стадии, речь могла бы идти и об аналогичных объектах гражданской инфраструктуры, сравнительно удаленных от крупных городских агломераций в целях минимизации потерь для мирного населения, но нанесения агрессору ощутимого экономического ущерба (например, электростанции, обеспечивающие энергией мегаполисы).
Научно-технический уровень нашей страны вполне позволяет иметь такого рода средства "предъядерного сдерживания" и развивать их в соответствующем направлении.
Следует отметить, что роль обычных вооружений в общей системе средств сдерживания пересматривается сейчас и в США. В соответствии с новой ядерной доктриной, о содержании которой стало известно в начале 2002 г. после направления в конгресс соответствующего доклада Пентагона, провозглашено создание "новой триады": "старая триада" (межконтинентальные баллистические ракеты, атомные подводные лодки с баллистическими ракетами и тяжелые бомбардировщики с бомбами, крылатыми ракетами и аэробаллистическими ракетами) вместе с высокоточным обычным оружием образуют "наступательную составляющую", ПРО - "оборонительную", а третьим элементом станет инфраструктура, обеспечивающая боевые действия. Все три элемента новой триады "завязываются" информационно - разведывательными средствами.
Система "предъядерного сдерживания" в еще большей мере, чем система ядерного сдерживания, зависит от развития соответствующей информационной инфраструктуры - средств разведки, целеуказания, навигации (включая космическую навигацию). Значительная часть этой инфраструктуры - это средства двойного назначения, которые необходимо развивать соответствующим образом. Задаче обеспечения "предъядерного сдерживания" может служить российская система космической навигации "Глонасс", создание которой удалось завершить в сложнейших условиях в середине 1990-х г. Аналогичной системой обладают лишь США - "Навстар" (Джи-Пи-Эс); при этом по ряду технических характеристик система "Глонасс" превосходит американскую Джи-Пи-Эс. В этом плане полностью оправданным является воссоздание в качестве самостоятельного рода войск военно-космических сил России и восстановление группировки спутников системы "Глонасс".

Ядерное сдерживание при всей его значимости - это не панацея в обеспечении национальной безопасности России. За счет него невозможно (и даже опасно) пытаться парировать, нейтрализовать весь спектр военно-политических угроз безопасности нашей страны. Чрезмерное упование на ядерное сдерживание в политике национальной безопасности России вредно и даже опасно. Ядерной мощью можно лишь частично компенсировать слабость в экономических и политических сферах, в силах общего назначения. Так что в числе прочих мер ядерное сдерживание должно быть дополнено эффективным "предъядерным сдерживанием".

Как писал в начале XX в. российский историк и идеолог развития военно-морского флота П.И. Белавенец, постоянная "готовность нападений на территорию врага удержит его от нападения на наши земли". Этот неоправданно забытый автор справедливо подчеркивал, что эта истина верна была всегда и будет верна, пока будет существовать война и войска как на суше, так и на море.

(из книги А.А. Кокошина "ЯДЕРНЫЕ КОНФЛИКТЫ В XXI ВЕКЕ (типы, формы, возможные участники)" - М.: "Медиа-Пресс", 2003, с.87-91)

viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован