17 марта 2008
686

А.Б. Никитина: К юбилею Н.А. Львова

 

 

 

 

В 2008 г. исполнится 255 лет со дня рождения и 205 лет со дня смерти выдающегося сына Тверского края, одного из крупнейших представителей русской культуры рубежа XVIII-XIX столетий Николая Александровича Львова.

Николай Александрович (4 мая 1753 – 22 декабря 1803) – человек удивительно яркий, талантливый, многогранной, во многом таинственной и необычной судьбы. Ему было присуще многообразие интересов: он был архитектором и теоретиком архитектуры, мастером садово-паркового искусства, поэтом и прозаиком, переводчиком и драматургом, теоретиком музыки и музыкантом, собирателем музыкального фольклора, историком и географом, ботаником и археологом, художником и графиком. В кругу его интересов были также гидротехника и пиростатика, механика и вентиляционно-отопительная техника.

Вряд ли можно понять хотя бы одну из сторон его деятельности, забывая о другой, и в каждой из них ему хотелось приносить максимальную пользу России. Большинство начинаний Львова носили патриотический характер, имели целью укрепление экономики страны, пополнение отечественной казны, сохранение ресурсов.

Львов много трудился  в области государственного хозяйства. Как ученый Львов стремился проникнуть в недра земли, добыть дешевый каменный уголь. Он открыл в разных местах залежи каменного угля, а на Валдайской возвышенности организовал разработку угля "для доставления в обе столицы". Изобрел способ добывать из угля "горючую серу", необходимую для изготовления пороха, и "каменноугольную смолу" для предохранения от гниения деревянных конструкций, работающих в воде, днищ судов, парусов, снастей. Изобрел "каменный картон" — кровельный изоляционный материал типа толя.

Стремясь сократить вырубку лесов и дать населению дешевое топливо, организовал в Подмосковье торфоразработки.

Изобрел новую систему отопления зданий, включавшую и вентиляцию помещений, разработал конструкцию "паровой кухни". Система отопления, вентиляции, освещения, водоснабжения построек разного функционального назначения всегда интересовали зодчего.

Свой талант изобретателя он применил, разработав методы создания новых строительных материалов. Внедренный им метод строительства дешевых, прочных, огнестойких зданий — "землебитное строительство", получил поистине всероссийский размах, благодаря тому, что по инициативе зодчего на территории его усадьбы Никольское, под Торжком, было открыто Училище земляного битого строительства, из стен которого за время его существования было выпущено 815 мастеров и подмастерьев, присланных на обучение из 48 губерний России.

Литературные взгляды Львова формировались в кругу поэтов Г.Р. Державина, В.В. Капниста, И.И. Хемницера, М.Н. Муравьева, вошедшем в историю отечественной культуры под названием львовско-державинского кружка. Он писал стихи, басни, прозаические произведения, многочисленные теоретические труды, занимался переводами - перевел с испанского Жиль-Блаза и Дон-Кихота, с древнегреческого стихи Анакреона Тийского, с итальянского труды А. Палладио об архитектуре. Особенно друзья Львова ценили его послания в стихах – к А. М. Бакунину, А. А. Мусину-Пушкину, М. Н. Муравьеву и др.

Львову были близки и дороги русская культура, русские древности. Он разыскал и опубликовал со своими комментариями две летописи, одна из них ныне известна под названием "Львовская летопись". Книги Львова, посвященные законам перспективы, применению и разработке каменного угля, вентиляционно-отопительной технике, его теоретические высказывания, раскрывающие его эстетические позиции в разных областях культуры, сосредоточенные в предисловиях таких его трудов, как изданные летописи, переводы Анакреона, сборник народных песен, проект сада Безбородко, а главным образом, переведенный им трактат А. Палладио об архитектуре, можно рассматривать, как ценнейшие исторические и теоретические документы последней трети XVIII в.

Сохранились три крупные рукописные работы Львова. Все они были полностью опубликованы автором данной публикации. Самая ранняя из них - "Итальянский дневник", своеобразный отчет о посещении многочисленных музеев и частных коллекций во время поездки Львова в Италию и Австрию в 1781 г., был опубликован – в 1996 г.; две другие – "Опыт о русских древностях в Москве", - по существу первый серьезный искусствоведческий анализ древних памятников Москвы и возмущение варварским отношением к  старине, т. к. некоторые памятники уже ко времени Львова были разрушены, и “Путевые тетради” NN 2 и 3 - дневниковые записи о поездке на Кавказ и в Крым, его последнем путешествии – в 2006 г.

Для многих художников Львов был другом и советчиком. Он был близок с такими крупными русскими живописцами, как Д. Г. Левицкий и В. Л. Боровиковский. Он собирал материалы для написания истории художеств и создания словаря российских художников.

Мечта соединить разные виды искусства привела его к занятиям книжной иллюстрацией.

Он одним из первых выдвинул проблему народности в литературе. Им было записано более 200 русских народных песен, опубликованных совместно с И. Прачем. Этот сборник, "Собрание русских народных песен с их голосами", является национальным достоянием.

Современник Львова, автор первой его биографии, Ф.П. Львов – двоюродный брат Н.А. Львова, писал о нем: "...Господин Львов сделался, так сказать, пристанищем художников всякого рода, занимаясь с ними беспрестанно. Мастер клавикордный просит его мнения на новую механику своего инструмента. Балетмейстер говорит с ним о живописном распределении групп своих. Там господин Львов устраивает картинную галерею. Тут на чугунном заводе занимается он огненной машиной. Во многих местах возвышаются здания по его проектам. Академия ставит его в почетные свои члены; Вольное экономическое общество приглашает его к себе. Там пишет он „Путешествие на Дудорову гору“. Тут составляет министерскую ноту; а здесь опять устраивает какой-нибудь великолепный праздник царский или придумывает и рисует орден св. Владимира. …Не было таланта, к которому бы он (Львов) был равнодушен, не было таланта, к которому бы он не проложил своей собственной тропинки; все его занимало, все возбуждало его ум и разогревало сердце, и, что удивительно,— я не знаю предмета, разумом украшенного или вдохновением сердца созданного, в каком бы то роде ни было, который бы в нем не впечатлелся.

Он любил и стихотворство, и живопись, и музыку, и архитектуру, и механику. Словом, он был любимый дитя всех художеств, всякого искусства; казалось, что время за ним не поспевало! Так быстро побеждал он грубую природу и преодолевал труды, на пути знаний необходимые".

Близкий друг Львова М.Н. Муравьев, один из членов львовско-державинского кружка, утверждал: "Все искусства имели прелести свои для чувствительного сердца Львова. Музыка, стихотворство, лепное художество; но предпочтительнее архитектура стала любимым предметом его изучения...".

Архитектура, конечно, больше всех остальных увлечений интересовала Львова. В ней он был особенно разнообразен. С одной стороны он был последовательным палладианцем, с другой — напротив, отрицал образцы прошлого, обращаясь к смелому сочинению новых архитектурных форм.

Его имя стоит в одном ряду с именами крупнейших зодчих России той эпохи: В.И. Баженова, И.Е. Старова, М.Ф. Казакова, Дж. Кваренги. Он оказал большое влияние на формирование архитектуры русского классицизма первой трети XIX в.

Не смотря на то, что Львов прожил всего чуть более пятидесяти лет, его архитектурное наследие так велико, что до сих пор не до конца изучено.

Львов проектировал здания общественного назначения (Большой Кремлевский дворец, здание Кабинета двора ЕИВ, Петербургский почтамт, проект типовой почтовой станции, множество жилых домов, как городских, так и усадебных, огромное количество храмов (Иосифовский соб. В Могилеве, Борисоглебский соб. В Торжке, Крестовоздвиженский соб. в Матренино, ц. “Кулича и Пасхи” – Троицкая ц. в имении кн. Вяземского и др.), многочисленные парковые павильоны, хозяйственные постройки, входившие в усадебные ансамбли, полностью или частично спроектированные зодчим в разных регионах России (под Петербургом и Москвой, на Тверской земле, на Украине, в Белорусси, в Поволжье и др.); их список превышает четыре десятка.

Львов выполнял императорские заказы: Иосифовский собор в Могилеве, Невские ворота Петропавловской крепости, Александрова дача для великих князей Александра и Константина Павловичей, здание Почтового двора в Петербурге, почтовая станция в Пелле под Петербургом, проект типовой почтовой станции для уездных и губернских городов, здания Кабинета двора и Казанского соб. в Петербурге на Невском пр. (не были осуществлены), перестройка Большого Кремлевского дворца (позже заново перестроен К. Тоном) и строительство теремов для великих князей Константина и Николая Павловичей в кремле и др.

Но особенно много Львов строил для своих друзей и родных.

Его можно было бы назвать, говоря его собственными словами, ”домашним зодчим” на только Г.Р. Державина, для которого он проектировал дома на наб. реки Фонтанки - на пересечении с Невским пр. (не осуществлен) и рядом с Измайловским пр. (ныне д. 118 - муз. Г.Р. Державина), имение Званка, но и А.А. Безбородко - усадьба на Полюстровской наб. Невы под Петербургом, парк Безбородко в Москве на Яузе (не был осуществлен), работы на Украине в Стольном, в Глухове, в Диканьке; Разумовских – имения А.К. Разумовского на Гороховом поле в Москве (ныне ин-т Физкультуры на ул. Казакова), в Горенках под Москвой, в Яготине на Украине и др., с именем Львова также связывают строительство дома К.Г. Разумовского в Москве на Воздвиженке; Воронцовых – петербургские дома Воронцовых, имения А.Р. и С.Р. Воронцовых в Мурино и Воронцовых-Ранцовых в Медушах под Петербургом, дом Воронцовых в Немецкой слободе в Москве, дворец И. И. Воронцова на Рождественке в Москве (ныне МАРХИ), имение Воронцовых в Воронове под Москвой, работы в Андреевском и Матренине на Владимирской земле и др.; Бакуниных, Соймоновых, Полторацких, Вяземских, Завадовского и др.

В Тюхилях под Москвой, рядом с Симоновым монастырем, находился филиал школы землебитного строения, где из землебитных построек был создан благоустроенный усадебный ансамбль. Эти строения взрывали в 30-е гг. ХХ в., когда строили машиностроительный завод им. Лихачева.

В Подмосковье c именем Н. А. Львова связывают создание усадеб Глебовых-Стрешневых Елизаветино (Покровское-Стрешнево), С.И. Вяземского Пущино на р. Наре, А.И. Мусина-Пушкина Валуево (Покровское), ряда служебных построек и парковых павильонов в имении Марфино (с конца XVIII в. принадлежало Салтыковым).

Влияние Львова на подмосковное усадебное строительство неоспоримо. Отзвуки его художественного почерка легко различимы в ансамблях таких усадеб, как Остафьево Вяземских, Пехра-Яковлевское Голицыных, где, кстати, работал А. Менелас, и ряда других, проблема окончательной атрибуции которых до сих пор остается открытой. Львов был близок с владельцами этих усадеб, строил для них в других губерниях.

Известны его постройки в Прибалтике, на Украине и в Белоруссии. Почтовые станции по типовому проекту Львова строились во всех губерниях России, равно как и землебитные сооружения, возводившиеся выпускниками созданного им  Училища земляного битого строения.

Но особенно ярко архитектурный талант зодчего проявился на его родной Тверской земле. Он сам себя называл "новотором", т. к. родился неподалеку от Торжка в имении отца Черенчицы, в котором провел детство и отрочество, и которое стало называться Никольское-Черенчицы, когда Николай Александрович стал его хозяином.

В самой Твери ряд сооружений, главным образом культовых, исследователи связывают с именем Львова, в том числе церковь Всех Скорбящих, основываясь главным образом на стилистическом анализе, но ни документальных, ни убедительных стилистических обоснований при этом не приводится.

С гораздо большей долей уверенности имя Н.А. Львова может быть связано с созданием проекта перестройки Христорождественского монастыря в Твери. Монастырь был построен в XIV в., в начале XVII в., во время польско-литовского нашествия, разорен, а затем в 1646 г. восстановлен и благоустроен.

Новый этап строительства в монастыре – рубеж XVIII-XIX столетий. Из архивных документов следует, что весь комплекс перестраивался в 1799-1805 гг. "по заранее составленному проекту", один из листов которого сохранился.

Чертеж выполнен архитектором-профессионалом. Монастырский комплекс задуман с широким размахом, с обширным полуциркульным (или овальным) двором, въезд на который располагался по центральной оси через мощную арку-врата. Над ними во втором ярусе размещена надвратная церковь, завершенная колоннадой-ротондой. Проект был осуществлен, но ансамбль дошел до наших дней в сильно искаженном и перестроенном виде.

Наличие на чертеже мощных внутренних капитальных стен, расположение лестниц, печей свидетельствует о том, что при перестройке были использованы сохранившиеся части древних зданий. В проекте имеется много мотивов, характерных для художественного почерка Н.А. Львова, что позволяет с большой долей уверенности считать его автором этого проекта.

Особенно много проектировал Н.А. Львов для Торжка и его окрестностей. В Торжке по его проектам построен Борисоглебский собор,колокольня (ил. 01) и странноприимный дом в ансамбле Борисоглебского монастыря, комплекс почтовой станции, колодец на Торговой площади и ряд других сооружений. Для Торжка Львовым был создан грандиозный проект землебитных казарм драгунского полка, который из-за бюрократических проволочек местной администрации, к сожалению, не был осуществлен.

Постройку Львова у "Железного моста", на бывшей Торговой пл. в Торжке, до недавнего времени считали культовым сооружением – Крестовоздвиженской часовней.

Натурные исследования, проведенные архитектором А.М. Харламовой в процессе реставрации этого памятника, показали, что первоначально это был городской публичный фонтан-колодец на одной из центральных площадей Торжка (ил. 02, 03), местоположение которого было наиболее целесообразным с общественной, градостроительной и архитектурно-художественной точек зрения. Кроме того, строительство в 1783 г. каменного колодца в Торжке было большим прогрессивным событием: в Москве, например, в это время только прокладывался первый водопровод  от Мытищенских ключей к главным площадям города.

 Помимо тех сооружений, которые были построены в Торжке по проектам Н.А. Львова или при его участии, очень многие здания в городе имеют сходное со львовскими стилистическое, конструктивное или плановое решение. Новоторжское духовенство, дворянство, купечество часто обращались либо непосредственно к услугам Н.А. Львова, своего земляка, признанного в столице и при дворе, либо использовали его проекты, стремясь ему подражать. При строительстве культовых, усадебных, хозяйственных сооружений на территории Тверской губернии вплоть до конца XIX в. ощущалось сильное влияние Львова.

Примеров тому можно привести немало: Климентовская церковь, построенная в конце XVI в., перестраивалась на рубеже XVIII-XIX вв. и получила завершение в виде белоколонной ротонды, сходное с завершением надвратной церкви-колокольни Борисоглебского монастыря; Воскресенская церковь, построенная в 1840-х гг., перекрыта характерным для творчества Львова двойным куполом с системой "верхнего света"; церковь Иоанна Предтечи, построенная в 1838 г. на территории женского Воскресенского монастыря. Имя архитектора осталось неизвестным, но это здание во многом напоминает Никольскую церковь, возведенную Н.А. Львовым в имении графа В.П. Кочубея "Диканька" на Украине.

Особенно активно архитектурная деятельность Львова на Тверской земле проявилась в усадебном строительстве. При его участии, полностью или частично, на Тверской земле было создано около полутора десятков усадебных ансамблей: Никольское-Черенчицы, Арпачево, Митино, Василево, Знаменское-Раек, Грузино, Прямухино и др. Ряд сооружений, входивших в эти ансамбли, стали своеобразными визитными карточками всей Тверской земли: мавзолей-усыпальница в собственном имении Н.А. Львова Никольское-Черенчицы (ил. 04), церковь с колокольней в имении его дядей Арпачево (ил. 05), знаменитый "Чертов мост" (ил .06) и винный погреб-пирамида (ил. 07) в имениях Д.С. Львова Митино и Василево, ансамбль парадного двора (ил. 08) и погреб-ротонда (ил. 09) в имении генерала Глебова-Стрешнева Знаменское-Раек, церковь в Прямухине (ил. 10) и многое другое.

Большинство усадеб созданных Львовым, подробно изучено и исследовано. Но есть на Тверской земле ряд усадеб, пока мало известных, где также строил Львов, либо ему старались подражать. Близки к его творчеству постройки в Тысяцком, Сурушине, Таложне, Переслегино, Борке, Дубровке, Горницах и др. Вблизи Никольского, в имении Ильи Ивановича Трофимова, бывшего домашнего доктора Г.Р. Державина, очевидно, тоже строил Львов.

В усадьбе Борок Кувшиновского района, принадлежавшей однофамильцам Н.А. Львова, сохранился ансамбль, созданный на рубеже XVIII-XIX вв. Похожая планировка имения, его художественное, композиционное, техническое и объемно-пространственное сходство с постройками, в которых авторство Львова не вызывает сомнения, позволяет предположить, что оно возводилось по проекту Львова, но без его участия.

Создание усадебного ансамбля в усадьбе Старая Дубровка Спировского района (рубеж XVIII- XIX вв.), принадлежавшего генерал-лейтенанту Никанору Михайловичу Свечину (1772-1849), также связывают с именем Н.А. Львова. Дом в Старой Дубровке, двухэтажный с мезонином и бельведером, сохранился до наших дней (ил. 11). Несмотря на плохое техническое состояние здания и отсутствие внутренней отделки, интерьер дома отличается целостностью архитектурного замысла и комфортом.

Анализ планировочного решения усадебного дома в Старой Дубровке и планировка первого этажа центрального объема дома в собственном имении Львова Черенчицы, позволил установить, что дом в Дубровке является близким аналогом усадебного дома Львова. В построении внутреннего пространства дома в Старой Дубровке, в трактовке его объемов и декоре фасадов имеется ряд приемов, использованных Львовым при постройке собственного дома. Сопоставление планировок этажей обоих домов, показало, что форма и размеры помещений центрального ядра зданий почти полностью совпадают. Это дает основание для предположения, что архитектурное решение, примененное в собственном доме, в дальнейшем послужило образцом при проектировании дома для Свечина в Старой Дубровке.

Эта усадьба еще ждет своего глубокого изучения и анализа, ждет своего исследователя.

Также ничем, кроме стилистического сходства с другими постройками Н.А. Львова, до недавнего времени не подтверждалось его участие в создании усадьбы Горницы /Никольское тож/ Новоторжского уезда Тверской губернии (Ныне Кувшиновский район), которая принадлежала в конце XVIII в. Беклемишевым и считалась одной из самых богатых на Тверской земле.

Ансамбль усадьбы частично сохранился: три корпуса конюшен, здание риги, каменные погреба, ряд построек неизвестного назначения, остатки парка, планировка которого характерна для парков конца XVIII в., заросшие пруды, ось каскада которых протянулась с запада на восток.

Самой интересной и наиболее сохранившейся из построек является Владимирская церковь (ил. 12, 13). Стилистически и композиционно, а также в решении некоторых узлов конструкций Церковь в Горницах имеет немало аналогов среди построек Львова, особенно с церковью св. Екатерины в имении гр. Воронцовых Мурино под Петербургом. Основываясь на этом сходстве, исследователи высказывали предположение о "принадлежности проекта Н.А. Львову". Недавно был обнаружены выполненные Львовым эскизные наброски фасадов и планов, на которых изображено именно это сооружение (ил. 14), что полностью подтвердило его авторство.

Таким образом, значение архитектурной деятельности Н.А. Львова на Тверской земле трудно переоценить. Кроме того, он оказал огромное влияние на архитекторов XIX в., работавших после него: В.П. Стасов, много строивший в усадьбах Новоторжского уезда в первой половине XIX столетия (Грузины, Вильеможье и др.), Матвей Чернятин, архитектор, работавший в Старице и др.

И не случайно, именно в Торжке, на родине зодчего, ему установлен памятник.

 

PS.  Львов прожил короткую жизнь – чуть более 50-ти лет, и, тем не менее, оставил такое огромное наследие во всех сферах своей деятельности, особенно в архитектуре, что до сих пор исследователи его творчества не могут до конца изучить и по достоинству оценить его.

Многогранную и разностороннюю деятельность Н, А. Львова, обширный круг его родных и друзей невозможно осветить одному автору. Полная и подробная монография Львова может быть создана лишь коллективным трудом. Предполагается публикация сборника статей под названием: "Николай Александрович Львов. Жизнь и творчество". Это издание можно рассматривать, как коллективную монографию Н.А. Львова. В сборнике будут представлены новые и малоизвестные материалы не только о разных сферах деятельности Львова, но и о развитии культуры России рубежа XVIIIXIX вв. в целом. Редактор-составитель и научный редактор сборника А.Б. Никитина.

Материалы сгруппированы тематически в трех книгах (частях):

I   Архитектурное наследие Н.А. Львова.

1)крупнейшие "львововеды";

2)архитектурная деятельность Н.А. Львова.

II  Экономическое и культурное наследие Н.А. Львова.

3) угледобыча;

4) портреты Львовского времени;

5) книгоиздательство, литература, театр;

6) музыка, музыкальная культура.

III Родственное и дружественное окружение Н.А. Львова.

Кроме того, в сборник включены архивные документы, ранее не публиковавшиеся, либо опубликованные в изданиях, которые давно стали библиографической редкостью.

Все три части сборника богато проиллюстрированы.

Представляя в сборнике новые и малоизвестные материалы о многогранной и разносторонней деятельности Львова, составитель надеется, что книга вызовет интерес исследователей и широкого круга читателей к его жизни и творчеству, будет способствовать их дальнейшему изучению.

Издание первой части сборника предполагается в ближайшее время.

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован