А.Зеленцов: «Николаев А.В. – секретарь партийного комитета».

Первое моё личное знакомство с Алексеем Васильевичем состоялось в 1970 году. После завершения учёбы в горьковской двухгодичной высшей партийной школы, я был направлен в механосборочное производство Волжского автомобильного завода, где вскоре меня избрали заместителем секретаря парткома по идеологической работе. Нужно было изучать работу первичных партийных организаций подразделений МСП, встречаться с рабочими и руководителями цехов и отделов.

В один из дней я был в цехе «Шасси-1».  Шёл монтаж технологического оборудования. Поговорив с рабочими, я спросил, где находится кабинет начальника цеха.

- В кабинете его застать практически невозможно, ответили они.

- Он всегда где-нибудь в цехе.  Да, кстати, вон он идёт в нашу сторону.

Я пошёл ему навстречу. Подошёл, представился. Поздоровались. Немного поговорили. Вопросы задавал больше он мне, чем я ему. Кто я, откуда, каким ветром занесён на ВАЗ? Рассказал, какие задачи стоят перед цехом. О себе, ни слова.  Прощаясь, Алексей Васильевич сказал: «Что ж, будем работать вместе в одной упряжке. Ведь у нас у всех одна задача – выпускать хорошие автомобили».

Время неумолимо бежало вперёд. В 1973 году, Алексей Васильевич был назначен начальником цеха № 38. Этому предшествовало нашумевшее и позорное на заводе событие: трусливое бегство за границу до того начальника 38-го  цеха Владимира  Ротта, предавшего свой цех, свой завод, свою страну.

Цех № 38 – самый, пожалуй, большой и основной в производстве. Ремонтники – как бы своеобразная каста. Работа в ремонтной службе считалась престижной, но и трудной. Многие стремились попасть работать именно в этот цех. За короткий срок, Алексей Васильевич сумел вывести цех в число первых. По итогам социологического соревнования цех постоянно  занимал призовые места. Но иногда случались и  досадные промахи. Об одном из таких и хочу рассказать.

В целях помощи правоохранительным органам по наведению общественного порядка в городе и  на заводе, во всех производствах и цехах были созданы добровольные народные дружины. По графику, который неукоснительно соблюдался, дружинники выходили по вечерам на патрулирование в закрепленные кварталы. Вся организационная работа народных дружин возлагались на партийные организации и руководителей подразделений. Командиром дружин в цехе являлся его начальник, а начальником штаба назначался  секретарь партийного бюро.

Так уж случилось, что в июле 1973 года народная дружина цеха №38 дважды сорвала график – не вышла на дежурство. Об этом стало известно  парткому  производства. Партийный комитет соответственно не мог пройти мимо этого “ ЧП” – так это тогда расценивалось. Было решено заслушать вопрос о срывах дежурства народной дружиной цеха на заседании парткома. Созданная комиссия по разбору этого “ ЧП” подготовила соответствующий проект постановления. На заседание пригласили всех начальников и секретарей партийных бюро цехов МСП.  Заседание парткома вёл автор этих строк.  Предварительно, с членами парткома  было оговорено, что серьезно критикуем, так сказать “снимаем стружку”, но взысканий особых накладывать не будем.

          И вот идёт заседание парткома. Слово предоставляется командиру дружины цеха  №38 А.В Николаеву,  а затем - начальнику штаба, секретарю партийного бюро Н.С Соловьёву.  Алексей Васильевич не оправдывался, всю вину за случившееся взял на себя, заверяя присутствующих, что больше такое не повторится. Выступают члены парткома, подвергают начальника

 цеха и секретаря партбюро серьёзной критики, предлагают строго наказать по партийной линии. Зачитываю проект постановления парткома, где предлагается начальнику цеха, командиру народной дружины А.В Николаеву объявить выговор “с занесением в учётную карточку”, а секретарю партбюро,  начальнику штаба народной дружины Н.С  Соловьёву “поставить на вид”. Алексей Васильевич не выдерживает, просит дать ему слово и говорит:

«Мне непонятно, почему мне “выговор с занесением в учётную карточку”, а Николаю Сергеевичу только “поставить на вид ?»

         Поднимается член парткома, инженер технического отдела Галина Алексеевна Карпович: «Алексей Васильевич, чего же тут непонятно. Николай Сергеевич у вас в цехе работает слесарем, а секретарь партбюро он на общественных началах. С кого должно быть больше спроса?»

Загудели приглашённые начальники цехов с такими фразами, что это уже слишком. На первый раз можно и простить. Зачем выносить сор из избы, сами разберёмся. Алексей Васильевич – один из лучших руководителей цехов, он не заслуживает такого строго взыскания.

Встаёт член парткома, секретарь цеха №38 Геннадий Алексеевич Юркин, берёт, как было оговорено до заседания парткома,  Николаева под защиту.

- Товарищи члены парткома! Думаю, что сегодняшнее обсуждение этого вопроса послужит хорошим уроком для всех командиров народных дружин. Предлагаю ограничиться протокольным предупреждением в адрес Алексея Васильевича и Николая Сергеевича.

За это предложение все члены парткома голосуют единогласно. После заседания, когда все уже начали расходиться, Алексей Васильевич подходит ко мне и признаётся.

- Я всерьёз подумал, что мне влепят “выговорняк”.

- Ну что вы, Алексей Васильевич, никто такой цели не ставил. В партийной работе главное – не наказывать, а воспитывать. Поругали немножко и достаточно.

-Это правильно – соглашается он.

И пока я работал в парткоме, больше срывов дежурств народными дружинами в механосборочном производстве не было.

А в октябре 1974 года  Алексея Васильевича избирают секретарём партийного комитета механосборочного производства. Своим заместителем он предложил избрать меня.

На следующий день Алексей Васильевич и я долго обсуждали вопросы, связанные с нашей теперь уже совместной работой.

- Я новичок в партийной работе, - сказал Алексей Васильевич. Поэтому прошу вас, Анатолий Матвеевич, на первых порах вести всю эту работу. У вас уже есть определённый опыт в этом деле. А вот если кого-нибудь надо пропесочить с применением крепких слов, Вы мне говорите, я это сделаю, я умею это делать.

- Пропесочить  можно и нужно, а вот применять крепкие слова на партийной работе как-то не принято, сказал я ему.

- Ладно. Буду это учитывать, - согласился Алексей Васильевич.

И учитывал. За время нашей совместной работы с ним, я ни разу не слышал от него нецензурных выражений в чей-либо адрес.

Алексей Васильевич с первых же дней, как говорится, с головой ушёл в новую и незнакомую ему работу. Начал изучать партийную литературу, благо библиотека располагалась через две комнаты от его кабинета. Устав Коммунистической партии Советского Союза стал настольной книгой на его письменном столе. Проштудировал материалы и постановления съездов партий и пленумов ЦК КПСС. Постоянно встречался с коммунистами и беспартийными у себя в кабинете, но чаще на их рабочих местах. Скрупулёзно  готовил лекции и выступал с ними в общественно-политическом клубе механосборочного производства.

Общественно-политический клуб был впервые открыт в МСП в актовом зале седьмой вставки главного корпуса завода. В  нём в обеденный перерыв проводили встречи с партийными и хозяйственными руководителями города, района, завода, производства, читались лекции на общественно-политические темы, выступали известные в стране артисты, писатели, поэты, коллективы художественной самодеятельности, устраивались выставки художников, фотографов, подводились итоги смотров-конкурсов стенных газет, награждения передовиков социалистических соревнований. Рабочие и специалисты успевали за 10-15 минут пообедать, спешили в общественно-политический клуб без всякого приглашения, зная, что там ежедневно проводится какое-нибудь интересное мероприятие. О работе общественно-политического клуба механосборочного производства рассказывалось на страницах главного в то время журнала КПСС “Партийная жизнь”. И в этом была большая заслуга партийного комитета во главе с Алексеем Васильевичем Николаевым. Потом подобные клубы были открыты и в других производствах.

Работать вместе с Алексеем Васильевичем по партийной линии мне довелось менее года. И даже за этот короткий промежуток времени у меня сложился определённый положительный его образ: честен, справедлив, требователен в первую очередь к себе, а потом к подчинённым, любое дело доводит до конца, целеустремлён, трудоголик. Словом, настоящий коммунист. Лучшие качества настоящего коммуниста, Алексей Васильевич подтвердил в дни контрреволюционного переворота в стране в августе 1991 года, когда некоторые партийные и  хозяйственные “перевёртыши” повыбрасывали свои партийные билеты. Алексей Васильевич не последовал их предательскому примеру. И когда, уже будучи на пенсии, я его спросил как-то при встрече, где у него партийный билет?

- Как где? У себя дома храню, - ответил Алексей Васильевич.

- Он у меня в душе, в моём сердце.

В августе 1975 года А.В Николаев был назначен директором корпуса вспомогательных цехов (КВЦ).

…Работа секретарём партийного комитета механосборочного производства была для Алексея Васильевича Николаева очередной важной ступенькой его служебной лестницы, по которой он успешно поднимался к главной должности генерального директора Волжского автомобильного завода.

У меня есть четверостишие, посвященное Виктору Николаевичу Полякову:

А потому был Поляков кристально чистым,

Что был он настоящим коммунистом.

И не в пример теперешним рвачам - уродам

Служил он верно партии, стране, народу.

Эти строки с полным основанием можно отнести и к Алексею Васильевичу Николаеву - верному соратнику и достойному продолжателю дела В.Н Полякова.

Анатолий Зеленцов, заместитель секретаря партийного комитета механосборочного производства ВАЗа в 1970-1976 годах, заслуженный машиностроитель РФ, ветеран завода, член Союза писателей России, член Союза журналистов России

Глава из книги, готовящейся к изданию из серии "История АВТОВАЗа в лицах", под редакцией В.Арцыкова.

 

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован