Эксклюзив
Куприянов Алексей Анатольевич
27 марта 2015
6248

Адвокат Алексей Куприянов: статья 210 Уголовного кодекса РФ- не для банкиров!

Разберемся, почему статья 210 УК РФ "Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)" не должна применяться к лицам, привлекаемым за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. Уголовное законодательство России в последние годы испытывает разнонаправленные воздействия законодателя. С одной стороны его пытаются "гуманизировать", например, за счет удаление нижних пределов санкций в виде лишения свободы, с другой, наоборот ужесточить. Ужесточается оно как в части криминализации различного рода противоправных деяний, ранее считавшихся административными проступками, так и в форме усиления наказаний за преступления, изначально включенные в УК РФ. Вместо вступления Если сравнить УК РФ с любой более ранней версией отечественного уголовного закона, начиная с 1845 года - с "Уложения о наказаниях уголовных и исправительных" Российской Империи, то легко видеть, что действующий УК РФ из всех - самый строгий. Однако, как известно, строгость наказания никогда не коррелировала с уровнем преступности. При английском короле Эдуарде VI, царствовавшем в XVI веке, казнили за малейшие кражи, но наибольшее их число происходило именно при стечении народа около виселиц. За одно царствование наследницы Эдуарда доброй королевы Елизаветы, к которой сватался наш Иван IV Грозный, казнили по суду 38 тыс. чел. Ивану Грозному такое и не снилось (при нем казнили 3-4 тыс. человек). Почему именно в этот период истории Англии суды так свирепствовали? Вспомните известное из школьной программы и имевшее место как раз в тот период "огораживание". В то время говорили, что "овцы съели людей". В Англии стало слишком много крестьян, а промышленная революция еще не привлекла их на фабрики. Крестьян, потерявших землю, не способных себя прокормить, первых "люмпенов", в судебном порядке просто убивали. Еще в начале XIX столетия Англия была лидером по количеству уголовных составов, караемых смертной казнью. В разные годы их число колебалось от 160 до 240. Повешение назначалось за порубки в лесах, за любое браконьерство, за кражу из лавок на сумму свыше 5 шиллингов, любую кражу в церкви, кражу на ярмарке на сумму свыше 1 шиллинга... Казнили за проступки чисто формального свойства: бродяжничество, нищенство и проч. Но преступность не снижалась - ни насильственная, ни экономическая. Не было ни социальных, ни экономических условий для ее снижения. И меч правосудия молотил англичан почем зря. Только промышленная революция и массовый выезд избытка людей в заокеанские колонии остановили работу судебных палачей. Государству опять потребовались люди, и люди опять оказались в цене. Причины ужесточения закона Нужны ли граждане экономике российского государства? Большой вопрос, поскольку для обслуживания экспортных поставок энергоносителей и содержания их силового прикрытия наличное население явно избыточно. Лишний гражданин любого возраста государству объективно не требуется, поэтому гражданин аппарату управления государством не дорог, и драконовское, если не сказать варварское, уголовное законодательство этот факт объективно подтверждает, точно так же, как в средневековой Англии. Такое отношение к гражданам отлично иллюстрируется карательной практикой по экономическим преступлениям. Причем в современном российском обществе опасность последствий строгих наказаний за экономические преступления состоит не только в том, что из трудоспособного контингента надолго выбывают полезные экономике и обществу активные пассионарные личности. Не нужны, так не нужны! Что ж тут поделаешь? Большая опасность состоит в другом. В обществе, в котором значителен процент граждан, прошедших через тюрьмы, включая сюда и безобразно длительное содержание в следственных изоляторах до суда, неизбежно возникает общая терпимость к криминальному поведению. Освобожденных уже слишком много в нашей с вами популяции. Они стали обычны, к ним привыкли. Этого банкира арестовали, того директора выпустили/не выпустили по УДО: ежедневные заголовки в СМИ. Среди бизнесменов даже есть поговорка, совершенно непонятная в любом другом государстве: "Судимость на кредит не влияет". СССР заболел этим синдромом в постсталинские годы. Вышедшие из тюрем "враги народа" из париев постепенно превратились в героев[1], и вместе с реабилитацией именно от освобожденной интеллигенции в разговорную и даже литературную речь всего общества пришел блатной жаргон и мат. Каждый русский знает, что такое "авторитет", "разборка", "базар", "бардак", "беспредел", "общак", "братва"? А выражения "мой косяк", "не парься", "не в масть" и множество других примеров воровской "фени", хотя бывает и в ошибочном толковании, стали повседневными. Употребить слово или фразу из "фени" с телеэкрана обычное дело даже для министров и депутатов. [1] Авторы совершенно не против реабилитации политических заключенных. Она при сложившихся условиях была справедлива и неизбежна. Мы просто констатируем факт ее негативного влияния на общество в целом. Феня как язык всего народа - полбеды. Беда, когда наказания за преступления в области предпринимательской деятельности могут быть равны или даже оказаться выше, чем наказания за бытовое убийство и любое посягательство на здоровье личности. Такое общество постепенно и неизбежно становится терпимым даже к насилию. И не только к чужому насилию. Все больше граждан по этой причине допускает насилие в своем личном поведении. Криминология как наука, важнейшая для понимания общественных процессов, никогда не ставила насильников на одну доску с лицами, совершившими преступления в сфере предпринимательской и даже лже-предпринимательской деятельности. Для лучшего понимания проблемы приведу школьный пример из программы вузовской криминологии. Нельзя человека, причинившего смерть в ДТП, называть убийцей. Слишком много вокруг окажется убийц, и умышленное убийство, растворившись, станет обыденностью. Преступное сообщество по бланкетным составам Типичным примером получающего все большее распространение уравнительного подхода к преступлениям с явно различной социальной опасностью является вменение статьи 210 УК РФ организованным преступным группам, созданным для совершения экономических преступлений по так называемым "бланкетным" составам. Напомню, что диспозиции "бланкетных" статей УК РФ отсылают к законодательным актам, не имеющим отношения к отрасли уголовного права. И если в "обычных" статьях криминализированы противоправные деяния, известные со времен Ветхого Завета и производные от Десяти Заповедей Моисея ("не убий", "не укради"...), то по "бланкетным" статьям карают за серьезные нарушения законов, регулирующих зачастую вполне гражданско-правовые отношения. Причем запреты совершения тех или иных гражданско-правовых сделок или действий, включенные в неуголовные законы, под страхом уголовного наказания, возникают часто вполне волюнтаристски, без общественного консенсуса, в силу победы той или иной околовластной лоббистской группировки. Преступления, возникающие из этих искусственных и часто необъясненных или непонятных для граждан запретов, не только не порицаются обществом, но, более того, в массовом общественном сознании признаются вполне приемлемыми. Вспомним метаморфозы с запрещенными в СССР под страхом смертной казни валютными операциями (ст. 88 УК РСФСР "Нарушение правил о валютных операциях"). В суверенной России валютные операции были некоторое время разрешены без ограничений, затем стали административным проступком, потом - в узкой части опять оказались криминализованы (ст. ст. 193, 193.1 УК РФ). Однако криминализировав значительное количество обычных хозяйственных правонарушений, и явно перегнув палку, законодатель, спохватившись, для баланса дал прямое указание правоприменителям: не подходите с одной меркой к насильникам, убийцам и "хозяйственникам". Это указание состоит в том, что к последним запретили применять арест в качестве меры пресечения (ст. 108 УПК РФ). Но следственный аппарат, из собственных корпоративных интересов яро противящийся либерализации практики по арестам, нашел "выход". Раз нельзя арестовать "хозяйственника" по "предпринимательской" статье, нужно найти для него в уголовном кодексе такую статью, на которую запрет не распространяется. И нашли - ст. 210 УК РФ "Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)". Организованные группы стали признаваться "преступными сообществами" и привлекаться по "особо тяжкой" статье, позволяющей при определенной ловкости следователя обвинить предпринимателя в преступлении, карающимся наказанием вплоть до пожизненного лишения свободы. Если до изменения в 2013 году подсудности частей 1-3 ст. 210 УК РФ такая практика сдерживалась боязнью следователей передавать дела в областные суды, где требования к качеству следствия значительно выше, то в настоящее время этот важный ограничитель отпал. Сомнительность квалификации Но допустимо ли применять к чисто хозяйственным преступлениям статью, изначально созданную для пресечения мафии применительно к отечественным условиям? Для ответа на поставленный вопрос обратимся к первой редакции Уголовного кодекса РФ 1996 года. Именно в этом году в отечественный уголовный закон было впервые введено понятие преступной организации. Диспозиция 1996 года была похожа на действующую сегодня редакцию ст. 210 УК РФ. Преступная организация (сообщество) могла вменяться только тогда, когда она создавалась для совершения тяжких и особо тяжких преступлений. Наказание предусматривалось от 7 до 15 лет лишения свободы за создание сообщества, от 3 до 10 лет - за участие. Но в 1996 году все "хозяйственные" преступления разумно относились законодателем к категории "средней тяжести"! Иначе говоря, законодатель, внося в УК РФ новеллу - статью 210, карающую за создание мафиозных структур, не предполагал ее применения к предпринимательским составам преступлений. И потому позднейшее (после ужесточения санкций) техническое попадание практически всех таких составов в число составов, по которым формально допустимо вменять ст. 210 УК РФ, лишь подтверждает давно известный тезис о полной разбалансированности системы наказаний УК РФ сложившейся к 2014 году. Разбалансированности из-за бесконечной точечной, часто абсолютно неоправданной, практически бессмысленной, правки главного уголовного закона со стороны малограмотных депутатов. Почему? Потому что размер наказаний за преступления должен соответствовать иерархии защищаемых ценностей. Статья 2 Конституции РФ гласит: "Человек, его права и свободы являются высшей ценностью". Это требование Конституции РФ подтверждает вывод о том, что насилие должно караться существенно сильнее, чем любые нарушения экономического законодательства. В настоящее время ученые-правоведы согласны с тем, что никакие экономические преступления не посягают на государственный строй - вторую "священную корову" России. Поэтому хотя предприниматели-преступники могут нанести ущерб экономике страны, но с конституционной точки зрения должны каждый раз признаваться менее общественно опасными, чем насильники во всех своих проявлениях. Применяя конституционный принцип усиленной защиты человека к толкованию ст. 210 УК РФ и принимая во внимание вышеописанную историческую составляющую, из которой видна воля законодателя, можно утверждать, что применение ст. 210 УК РФ к предпринимательскому и даже лже-предпринимательскому криминалу совершенно необоснованно. Повторю, совершенно неоправдан, если конечно обвиняемый "предприниматель" не связан с криминалом традиционной триады "насилие-наркотики-оружие". В подтверждение этого тезиса обратим внимание на ч. 4 ст. 210 УК РФ. Этот особо квалифицированный состав карает за организацию преступных сообществ "лицом, занимающим высшее положение в преступной иерархии". Само выделение "воров в законе" свидетельствует о том, что остальные части ст. 210 УК РФ должны так же применяться исключительно к "блатным" - к криминально зараженному контингенту. При любом ином толковании следовало бы выделить наряду с "ворами в законе" в отдельные категории субъектов и соответственно в различные части ст. 210 УК РФ, также лиц, не принадлежащих к организованной преступности, и отдельно создать спецсубъектов - рядовых "блатных". Полагаю очевидным, что лиц, не относящихся к криминально зараженному контингенту, вообще не должны привлекать по ст. 210 УК РФ в силу ее названия. Что собственно и требовалось доказать. Заметим, что предприниматели лишь в доктрине криминологии СССР относились к криминалитету. Доктрина российской криминологии не относит лиц, умышленно совершающих экономические преступления по бланкетным статьям УК Ф, к традиционному криминалу, основанному на насилии и прямой экспроприации. Иначе мы скоро согласимся с уже звучащими среди следователей толкованиями ч. 4 ст. 210 УК РФ "лица, занимающего высшее...>>: "Да, это ж и есть генеральный директор фирмы, занимающейся перевозками опасных грузов без лицензии!" Все вышесказанное вовсе не означает, что "мафия" не может иметь подразделений, совершающих исключительно "хозяйственные" преступления. Но это должны быть именно структурные подразделения истинной, криминальной, традиционной "мафии". Если же в создании и руководстве ни с кем из мафии не связанного преступного сообщества обвиняется генеральный директор коммерческой организации, а единственным ее участником назначается - главный бухгалтер, руководящий бухгалтерией, по несчастливому стечению обстоятельств находящейся в различных с основным офисом зданиях, при том, что все остальные сотрудники признаются следователем ни о чем не ведающими свидетелями, то иначе как ошибкой такую квалификацию признать невозможно. Недопустимо учитывать при квалификации содеянного только формальное "совпадение" признаков состава без учета системного толкования той или иной нормы в общей системе российского уголовного права. Статья 210 УК РФ конструировалась для того, чтобы привлекать к ответственности лиц, лично преступлений, описанных в Особенной части УК РФ, не совершающих - "авторитетов" и "воров в законе" с приспешниками. Она идеологически не предназначена для вменения ее по совокупности "дуплетом" исполнителям любых экономических, тем более "предпринимательских" преступлений. Справедливость при толковании статьи 210 УК РФ К сожалению, юридическая техника при формулировании диспозиции ст. 210 УК РФ оставила почву для иного толкования этого состава, которой и пользуются недобросовестные представители следственного аппарата. Верховный суд в своем Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.06. 2010 N 12 "О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)" не рассмотрел обозначенную выше проблему, поскольку ее острота в тот период не была столь же очевидной, как сегодня. Правоприменители, полагающие возможным привлекать лиц, занимающихся, например, незаконным предпринимательством или незаконной банковской деятельностью, к уголовной ответственности якобы за создание для этой цели преступной организации из собственных клерков, забывают еще об одном важнейшем принципе российского уголовного права. Они игнорируют принцип справедливости наказания. Общество никогда не признает справедливым назначение наказания генеральному директору фирмы (пусть и незарегистрированной надлежащим образом), например, перевозящей бензин без лицензии, с нижним пределом срока лишения свободы по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст.171, 210 УК РФ - в 17-19 лет лишения свободы. Заметим, что верхний предел наказания за убийство у нас составляет 15 лет лишения свободы, при том, что обычно суд ограничивается в наказании убийцы восьмью-двенадцатью годами. Все вышеизложенное особенно верно в отношении всех преступлений, которые еще недавно были разрешенной хозяйственной деятельностью, то есть практически в отношении всех "бланкетных" составов УК РФ. Статья 210 УК РФ к лицам, привлекаемым за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности по "бланкетным" статьям, неприменима. И именно судебная практика должна поставить заслон для необоснованного вменения ст. 210 УК РФ, в том числе и на стадии избрания меры пресечения, поскольку следователи, выходящие в суд с ходатайствами об аресте предпринимателей, произвольно "назначенных" ими руководителями или участниками якобы преступных организаций, вряд ли смогут доказать обоснованность такого подозрения (п. 2 Постановления ВС РФ N 41 от 19.12.2013). "Адвокат при обжаловании вменения ст. 210 УК РФ, - считает известный московский адвокат Федор Куприянов, - должен обратить внимание суда на то, что данная статья по вышеизложенным основаниям не должна вменяться "хозяйственникам", поскольку следователь обязан учитывать иерархию защищаемых уголовным законом конституционных прав. Статья 210 УК РФ должна карать только за деятельность, включающую насилие, как свою имманентную часть, только этим истинная мафия принципиально опаснее "белых воротничков", а для "сообщества" гендиректора и главбуха более чем достаточно квалификации "организованная группа". И действительно в моей практике уже имели место случаи, когда следователи соглашались в вышеизложенной аргументацией". Алексей Анатольевич Куприянов, адвокат, почетный адвокат России, Почетный юрист города Москвы, лауреат Высшей юридической премии "Фемида"

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован