Эксклюзив
Куприянов Алексей Анатольевич
29 октября 2015
4680

Адвокат Алексей Куприянов: Вниманию СМИ, освещающих уголовное «Дело многодетных» в Пресненском суде Москвы

Уголовное  № 1-438/15, рассматриваемое с 28.10.2015г. Пресненским районным судом Москвы, возбуждено летом 2013 году ведомством печально-известного генерал-лейтенанта Дениса Сугробова, в то время начальника Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД РФ. Арестованный в мае 2014 года полицейский генерал Денис Сугробов с подручными, по сообщениям СМИ, возможно занимался вымогательством и участвовал в возбуждением так называемых «заказных» дел.

Дела большинства незаконно привлеченных ведомством Сугробова  лиц пересмотрены и прекращены. К сожалению, дело 1-438/15 не попало в число прекращенных по сугубо техническим причинам. Во-первых, потому, что штатный куратор заместитель Сугробова - генерал Колесников покончил с собой. Естественно следствие по делу Сугоробова потеряло всякий интерес к делу №  1-438/15. Во-вторых, Сугробову решили не вменять больше «круглой» цифры - 10 эпизодов, для обеспечения скорости доведения уголовного дела до суда. Подсудимым по делу № 1-438/15 просто не повезло.

В настоящее время фигурантам по существу вменяется только и исключительно нарушение нескольких правил денежного оборота, хотя известно, что такие правила в России меняются каждый день. При этом в уголовном деле нет потерпевших, и подсудимым не вменяется ни хищений, ни причинения кому-либо какого-либо ущерба.

Так на листе 5 Обвинительного заключения, указано, что целью совершения подсудимыми финансовых операций для клиентов явилась (вы не поверите!) «оптимизация сроков проведения расчетов по сделкам». Представьте себе менталитет обвинения, полагающего такую цель преступной?

Поэтому все дальнейшие описания якобы созданного «подпольного банка» не более чем досужие вымыслы, пригодные для женских детективов. Банк не может быть нелегальным! Экономическая теория запрещает. Банк становится банком, не раньше, чем будет зарегистрирован регулятором – ЦБ РФ.

Все остальные финансовые операции, в бытовом и, к сожалению, следственном сознании похожие на банковские, законно свободно и повседневно выполняются разного рода небанковскими фирмами на финансовом рынке страны и мира. Эти операции действительно такие же, как в банке, но не банковские - по определению.

Если один журналист дал в долг до зарплаты другому журналисту (дал даже 10 журналистам) и записал долг в записную книжку, то это не значит, что он совершил банковскую операцию по ведению банковского счета и выдаче кредита «в устной форме» (цитата из Обвинительного заключения). Операции, похожие на банковские, проводятся чуть ли не каждым юридическим лицом.  А так называемые микрофинансовые организации, ломбарды, тотализаторы, брокеры и  даже граждане на рынке «Форекс» и на бирже ценных бумаг, любые торговые сети – на них просто специализируются. И никому до Сугоробова в голову не приходило обвинить половину России в совершении «незаконной банковской деятельности».

«Незаконная банковская деятельность» может иметь место только в банке, так как сама «банковская деятельность» определяется законом исключительно как деятельность самого банка. Если банк нарушает требования законодательства, его руководство совершает «незаконную банковскую детальность». Та же самая операция, совершенная вне стен зарегистрированного банка, или  не уполномоченными лицами даже в его стенах – совершенное «не то».

Важно, что следствие само не считает, что подсудимые нанесли какой-либо ущерб гражданам, юридическим лицам, или государству. Это объективно следует из обвинительного заключения. В обвинительном заключении – в графе «Потерпевшие» стоит: «Отсутствуют».

Как же получилось, что половина фигурантов уже провела под стражей почти два с половиной года, если по «предпринимательским» статьям Уголовного кодекса аресты запрещены Уголовно-процессуальным кодексом?

Для целей преодоления запрета ареста предпринимателей на период следствия, всем подсудимым технически вменили статью УК, задуманную депутатами в середине 90-х годов исключительно для преследования «воров в законе», руководителей и членов настоящей «мафии».

Следствие произвольно вменило «белым воротничкам» - классическим «ботаникам», «особо тяжкую» - статью 210 УК РФ «Создание преступного сообщества» для нарушения правил денежного оборота.

Как известно из судебной практики и из нашей с вами жизни, преступное сообщество – это всегда бандитизм, насилие, оружие, наркотики, проституция. «Мафия» всегда что-то такое ужасное, совершенно гибельное для граждан и их безопасности! Именно эта цель была подробно описана в пояснительной записке к закону, вводящему  эту норму - ст. 210 УК при прохождении закона в Госдуме. Теперь тем, кто сидит на скамье подсудимых, грозит кара не меньшая, чем за множественное убийство! Можно ли сравнивать двойное убийство и любое самое грубое нарушение «бумажных» правил ЦБ при отсутствии потерпевших?

Никогда до 2013 года ст. 210 УК не вменяли «клеркам» и «менеджерам». Это – грубое извращение действующего закона! Нельзя одной меркой мерить наркобаронов, торговцев оружием, наемных убийц и - нарушителей правил Центрального банка. Нельзя их равнять, даже, если борьбу с настоящей мафией в статистике очень хочется заменить безопасными «ботаниками».

Статья 210 УК РФ позволяет сегодня суду назначить предпринимателям за нарушение правил предпринимательства без хищений и какого-либо ущерба, наказание сроком до пожизненного лишения свободы! Вам их не жалко?

Вот так на скамье подсудимых оказались 12 случайных граждан, зачастую даже не знакомых между собой, искусственно связанных домыслами оперативников. Все они занимались своим бизнесом, работали в различных организациях.

Однако следствие последовало точно в русле первоначального рапорта, поступившего из ведомства Сугоробова. Как «сугробовские» написали первоначальную версию, точно так дело и поступило в Пресненский суд.  

В СМИ в 2013 году со сладострастием смаковались немыслимые  суммы денежных средств, якобы изъятых по делу. Действительно в ходе полицейской «операции», полагаем, были безосновательно задержаны инкассаторские броневики ряда банков. В суде среди вещественных доказательств при уголовном деле этих денег точно нет (!), и следствие незаконно не дало защите убедиться в их наличии или, скорее - в их отсутствии. Можно уверенно предположить, что сразу после оглашения в СМИ «астрономических» сумм, якобы изъятых у фигурантов, эти, не имеющие отношения к фигурантам деньги, с извинениями вернули банкам, которые их законно перевозили.

Возможно, именно из-за неясной защите судьбы изъятых ценностей следствие перед самым окончанием работы совершило беспричинный «кульбит». Оно из одного уголовного дела выделило другое, как бы новое. И в новое уголовное дело «перекочевали» все подсудимые и, со слов прокурора, поддерживающего обвинение, все важные доказательства, но не в подлинниках, а в странно заверенных неизвестно кем копиях (штампик и неизвестно чей нерасшифрованный росчерк).

Во-первых, у защиты есть основания думать, что в старом деле остались все оправдывающие подзащитных допросы и иные доказательства, а, во-вторых, там должны были бы быть все  деньги.  Во всяком случае, в уголовном деле, поступившем в суд, нет ни одного допроса представителей ЦБ РФ и ни одного ответа из этого главного контролирующего действия по вменяемой «хозяйственной» статье УК органа. Скорее всего, следствие эти допросы и ответы сильно не устроили, и они их «забыли» в «старом» деле. Иначе трудно себе представить, что в ЦБ следствие якобы за 2 года ни разу не обращалось.

По делу допрошены сотни свидетелей, но они лишь рассказывали о бизнесе каждого из фигурантов по-отдельности. Показаний, «увязывающих» подсудимых в общую группу, а, тем более, в некое «сообщество», в деле точно нет.

Подсудимые стали заложниками сложившейся порочной судебной практики. Если один суд человека арестовал, то никакой другой судья его ни за что не освободит.

Важно отметить, что Генеральная прокуратура в ходе следствия письменно требовала отмены вменения «белым воротничкам», не имеющим отношения к настоящему криминалу, уголовной статьи о «преступном сообществе». Этот документ в деле имеется. Но следствию стало жалко проделанной «работы» и собственной статистики. Дело поступило в суд с тем же обвинением, по которому было возбуждено.

Что же за люди сидят за решеткой?

Никто из них не судим.

Магин – предприниматель, у него есть, вернее, до ареста был, крупный бизнес. У Магина - четверо детей. Вот, что пишет о нем само следствие: «длительное время занимается предпринимательской деятельностью в качестве руководителя и учредителя коммерческих и некоммерческих организаций, принимает при этом участие в деятельности кредитных учреждений, обладает опытом работы в банковской сфере, а также обширными связями среди руководителей и сотрудников коммерческих организаций и кредитных учреждений». Да, цены нет такому российскому кадру!

Малеев – учредитель и генеральный директор успешной инвестиционной компании, серьезный финансист. У Малеева - пятеро детей.

Кривцов – пятеро детей!

Рыбальченко – известнейший в своей сфере финансовый консультант, представитель и партнер кипрской юридической консалтинговой компании. Он известный игрок популярной телепередачи «Что? Где? Когда?». Играл в команде Валдиса Пельша вместе с популярнейшими телеведущими Чуриковой, Шелест, Мартиросяном, известным писателем Лукьяненко. Спросите их мнение!  Рыбальченко имеет 2 маленьких детей. И если бы его не взяли под стражу, а выбрали, как положено для обвиняемых предпринимателей, домашний арест или подписку «о невыезде», их уже было бы четверо. Такие были в семье знатока планы! А получилось, что младшего ребенка Вадим практически не увидел. Следствие своим арестом вычеркнуло из списков российских граждан точно одного-двух детей.

И других арестантов можно охарактеризовать только с самой лучшей стороны.

Из малышей подсудимых, содержащихся под арестом, можно было бы организовывать группу детского сада. Как тут не вспомнить детские дома тридцатых годов, полные детей «вредителей» и прочих «врагов народа»? Как не вспомнить расстрелянных «цеховиков» семидесятых-восьмидесятых, наполнявших, как умели, пустые прилавки СССР? Уже расцветали кооперативы, а помилованные от расстрела нарушители социалистических правил (ущерб и им не вменялся), еще досиживали свои пятнадцатилетние сроки.

На первом судебном заседании все подсудимые и их защитники выразили доверие суду. Все надеются, что суд в деле разберется. Хотя следствие сделало все, что могло, чтобы затруднить правосудие.

Оно подшило в дело огромное количество якобы доказательств, которые таковыми конечно не являются: «пустые» допросы «ни о чем», изъятая в фирмах фигурантов легальная финансовая документация, ничего не подтверждающие бессмысленные экономические экспертизы по безграмотным вопросам. Похоже, что это было сделано специально, чтобы затруднить работу суду, ограниченному во времени.

Так обвинительное заключение состоит из 12 в деталях точно повторяющихся кусков. И внутри каждого куска, так же масса повторений. Очень похоже на языческие заклинания суда. Если 1000 раз повторить в тексте «Спать! Спать!», вернее: «преступное сообщество», преступное сообщество», «преступное…..», это называется нейро-лингвистическое программирование судьи.

Мы верим, что суд разберется! Единственная опасность для подсудимых, полагаю, состоит в том, что у суда может просто не найтись времени разобраться в этом уголовном деле, в котором бессистемно собрано 400 томов случайных деловых бумаг. Не хотелось бы, чтобы суд просто «поверил» обвинению, которое представляет  красавица в чине полковника.

Защита готова к процессу и надеется убедить суд в ошибочности обвинения, несмотря на человеческую симпатию к обвинителю.

Вменение предпринимателям статьи «о преступном сообществе», не ворам, не расхитителям, не бандитам, существенно ухудшает инвестиционный климат в стране. Кто не испугается вести бизнес под угрозой тюрьмы и ликвидации бизнеса из-за нарушения (даже, если оно действительно будет установлено!) вполне гражданских законов, произвольно подведенных жестокими людьми под «особо тяжкую» уголовную статью?

Любой бизнес построен на связях между людьми. Не случайно, вы, журналисты, пишите в своих статьях «бизнес-сообщество», «экспертное сообщество» и проч. При определенной ловкости любое из них можно назвать «преступным», так как нарушение каких-либо правил в любом бизнесе всегда найдется. Но такой приговор будет нарушением принципов применения законов о мафии. «Преступное сообщество» - это только для настоящей мафии: оружие, наркотики, насилие, проституция! Стрельба, боль, страх, слезы!

Зачем кошмарить этим определением бизнес? Кому кроме полицейской статистики это полезно?

В ментальности русского человека генетически заложена милость к заключенным в тюрьмы, и нам – адвокатам-защитникам удивительна позиция некоторых СМИ, с первобытным улюлюканьем затаптывающей никому не причинивших вреда несчастных арестованных. Они такие же граждане, как и вы. Разве вы не хотели бы оптимизировать, попросту говоря ускорить, срок получения денежных средств после продажи своей машины или квартиры? Для моего подзащитного финансового консультанта и «знатока» Рыбальченко – подобная оптимизация действительно его специальность. Он всю жизнь консультирует других, как лучше распорядиться деньгами, как оптимизировать этот процесс, где их лучше хранить или куда полезнее инвестировать. Ну, и что?

Или репортер криминальной хроники там «замылился» ежедневной чернухой, что уже не делает разницы между убийцей из Красногорска, ворами из «Оборонсервиса», продавцом спайса и предпринимателями, фактически обвиняющимися только и исключительно в якобы незаконном предпринимательстве?

Вменяемая подсудимым статья о незаконной банковской деятельности – частный случай незаконного предпринимательства, а статья о преступном сообществе выводится следователем именно из их якобы незаконного предпринимательства. Она вторична!

Защитите на своих страницах и экранах наших «белых многодетных воротничков», среди которых есть и женщины-матери!

Все, что происходит, напоминает старый адвокатский анекдот об обвинительном приговоре якобы за кражу колбасы.

Из обвинительного заключения:

Покупатель Р. обвиняется в краже колбасы из супермаркета в мае. Что подтверждается тем, что он зашел в супермаркет (видеофиксация), взял колбасу (видеофиксация)  и был задержан на выходе сотрудниками охраны с колбасой. Вина Р. подтверждается сотрудником кассового узла, оператором камер видеофиксации, рапортом оперуполномочнного полиции и экономической экспертизой.

С целью уклониться от уголовной ответственности Р. утверждает, что он оплатил колбасу в кассе, но, как и все, выкинул чек в урну рядом с кассиром.

Показания Р. опровергаются кассиром В., которая на опознании в декабре заявила, что такого покупателя не помнит. На допросе В. показала, что работает кассиром с июня и за это время пропало много колбасы. Так же показания подсудимого опровергаются показаниями оператора камер видеофиксации Д., который показал, что на майских записях он Р. не видел, поскольку их не просматривал, а сами записи стерты. Из экономической экспертизы видно, что не вся колбаса оплачена…. По отдельному поручению следователя о розыске чека в сентябре имеется рапорт, старшего оперуполномоченного Т., о том, что он принял меры к розыску чека, но чек в указанном обвиняемым месте не обнаружен….

Смешно! Потому что каждому ясно, что ничего не доказано!

Было бы и нам весело, если бы не сидели в тюрьме люди, которых даже не обвиняют в краже колбасы, а только в том, что они вышли из супермаркета с оплаченной колбасой через задний выход. Да и это формальное нарушение доказывается следствием, как в анекдоте, показаниями неосведомленных лиц и экономическими экспертизами общего объема проданной в стране колбасы.

Да и были ли вообще наши подзащитные в супермаркете?

Дорогой журналист, примерь участь «сидельцев» на себя-любимого, ужаснись, и пожалей!

Если ты профессионал, то конечно сможешь подать этот материал публике так, что он выделится из безликого ряда набивших оскомину «танцев на костях» и соберет тебе больше лайков и рекламы, чем примитивное всем: «Ату всех, коммерсантов, ату!»

Подумай об их несчастных детях и выбей у читателя или зрителя слезу!

Может быть, это поможет нам в суде.

 

Адвокат Алексей Куприянов, почетный адвокат России, почетный юрист города Москвы, лауреат Высшей юридической премии «Фемида», член редакционного совета журнала «Уголовный процесс», адвокат в третьем поколении

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован