Эксклюзив
Куприянов Федор Алексеевич
20 февраля 2014
4971

Адвокат Федор Куприянов: Заказные убийства или защита потерпевших?

Уголовное право всегда вращалось вокруг злодеев и жуликов. Есть злодей - есть уголовный процесс. Нет злодея - нет процесса. В уголовных делах, возбужденных из самого факта общественно опасного деяния, фигура преступника подразумевается. Однако еще в начале XIX века, исходя общих задач экономики (поняли, что держать в тюрьме трудовые ресурсы не выгодно!) и из выдаваемых за гуманность соображений экономии госбюджета, во всем мире стали ограничивать круг лиц, подлежащих уголовной ответственности. Самым значительным ограничением является освобождение от ответственности по истечении срока давности. Дескать, раз человек давно не совершал преступления - значит исправился. Следует отметить, что истечение сроков давности в принципе не исключает возбуждения уголовного дела. Пример, часть 4 статьи 78 УК РФ. Преступления "против мира и безопасности человечества" караются без ограничений, а по преступлениям, за которые полагается смертная казнь или пожизненное лишение свободы, решение о применении срока давности суд принимает индивидуально. Общественные отношения с каждым годом усложняются. Это не отечественный феномен, так везде. И вот, оказалось, что один из столпов уголовного права - правило о сроке давности в России стал препятствием для защиты прав потерпевших. Особенно рельефно это видно на примере преступлений против правосудия в арбитражных и гражданских процессах (ч. 1 статьи 303, ч. 1 ст. 307, ст. 308, ч. 1 ст. 309 УК РФ). Доказательства массово подделываются, свидетели массово лжесвидетельствуют, в судах массово разбираются фиктивные споры между взаимосвязанными лицами, затеянные сторонами исключительно с целью использовать полученное решение в ущерб третьим лицам. С одной стороны таким преступлениям трудно противостоять, поскольку тяжущиеся стороны всегда предполагаются добросовестными и у перегруженного судьи нет большого желания вдаваться в исследование доброкачественности доказательств или криминальной аффилированности сторон. С другой - эти преступления (использование судов для нанесения ущерба) относительно легко исполнимы, и при незначительных затратах дают возможность получить огромный криминальный доход. Поскольку вышеназванные преступления относятся к категории преступлений "небольшой тяжести" по ним предусмотрены краткие - двухлетние сроки давности. Такие сроки не позволяют эффективно преследовать виновных лиц, а с учетом правил преюдиции, споры о которой не утихают, практически полностью лишают потерпевших возможности воспользоваться инструментарием уголовного процесса для защиты своих прав. К несчастью другого способа защитить свои права у потерпевших нет. Можно найти сотни - тысячи, возможно десятки тысяч примеров. Что делать? Привычно ужесточать ответственность? Не обязательно. Срок давности - не "священная корова". Полагаю, нужно ввести в норму закона о сроках давности еще одно исключение. Уголовное дело даже по истечении установленного для данного преступления срока давности должно обязательно возбуждаться, но не в общем порядке, а только по заявлению лица, полагающегося себя потерпевшим. Затем дело расследуется обычным порядком и передается в суд, а суд выносит подсудимому обвинительный приговор с освобождением от наказания. Принципы гуманизма не страдают (ч. 2 ст. 86 УК РФ), но возникает межотраслевая преюдиция, позволяющая (или должная позволять!) потерпевшему отменить вступившие в законную силу решения арбитражных и гражданских судов. Полагаю, что подобный механизм возможен и по более широкому кругу преступлений. Известный московский адвокат Алексей Куприянов, член редакционного совета журнала "Уголовный процесс" и эксперт Госдумы РФ, полагает, что предложенная в уголовный кодекс новелла потребует корреспондирующих изменений в арбитражном и гражданском процессах. - Но этому, - уверен адвокат А. Куприянов, - будут противостоять арбитражные судьи, пекущиеся пуще всего о стабильности гражданского оборота. Что ж тут выбор простой: или потерпевшие находят защиту в судах, пусть даже при этом придется признать недействительными несколько сделок, или при более стабильном гражданском обороте, возрастет число криминальных проявлений недовольства потерпевших. Там, где потерпевший не может найти правду в судах, растет число заказных убийств. Вероятно объедение арбитражной и общей ветвей судебной власти под единым Верховным судом упростит устранение описанных недостатков судебной системы страны. Адвокат Федор Куприянов, кандидат юридических наук, доцент ГАСИС ВШЭ

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован