13 августа 2010
2771

Академик Г.В.Осипов о труде А.А.Кокошина `О соотношении системного и ментального подхода к исследованиям мировой политики`

МИРОВАЯ ПОЛИТИКА В СИСТЕМНОМ И МЕНТАЛЬНОМ ПОДХОДАХ / Вестник Российской академии наук, том 80, N 10, 2010

Если при оценке научного текста исходить из критерия, в основу которого положено соотношение информационного объёма к количеству проанализированных в нём исследовательских идей и предложенных автором инновационных, эвристических гипотез и дискурсов, то в таком случае второе, исправленное и дополненное издание очерка академика А.А.Кокошина* следует признать одним из самых насыщенных исследовательской мыслью, одним из самых "плотных" по изложению материала. В нём на небольшом пространстве текста сконцентрирован такой объём полезной информации по философии и методологии актуальных вопросов современной политологии и исследований мирополитического процесса, какой не часто встретишь и в академических фолиантах. При этом аспекты проблем высокого научного уровня изложены понятным, доступным массовому сознанию языком в доходчивой, запоминающейся стилистике, что делает работу незаменимой в образовательном процессе по подготовке политологов и специалистов в области теоретической и прикладной социологии.

Системный и ментальный подходы... Данная мировоззренческая дилемма в последние годы приобретает всё большую актуальность и остроту, она конкретизируется в деталях, проявляется в новых, порой весьма неожиданных, областях мыслительной деятельности, описывает всё возрастающее множество эмпирических процессов, выступая то в дополняющем составные компоненты единстве, то в дуалистическом противоречии и даже противостоянии. При этом ни системный, ни ментальный подход не остаётся константным; трансформация заложена в основе каждого из этих методологических феноменов. К системности, на мой взгляд, также применим принцип действия излюбленной Гегелем триады "тезис-антитезис-синтез" на той стадии, когда в неравной мере, но проявились до степени готового к аналитике материала две первые компоненты, а синтезирующая их часть уже легко предугадывается в самой близкой перспективе.

За системностью как методологической исследовательской технологией остаётся важнейшая проблема изучения целостности; в содержательном смысле оба понятия "системность" и "целостность" - не просто онтологически близки, но нерасторжимы. Поэтому особое внимание должно уделять рассмотрению этой проблемы в контексте изучения систем, развивающихся в пространстве и времени, ибо здесь целостность может относиться не только к пространственному аспекту бытия этих систем, но и к временному, процессуальному: оказывается, что понятие "структура" характеризует не только синхронический аспект существования системы, но и диахронический, обозначаемый понятием "хроноструктура" [1].

Большинство исследователей отмечают, что в настоящий момент мы присутствуем при начальной стадии свёртывания системного подхода и также при начальной стадии предпочтительного развития подхода ментального как более чётко и полно выраженной индивидуальности самого исследователя и исследуемого им объекта-явления. Значит, сейчас самая пора описать и систематизировать пройденный в последние десятилетия системным подходом путь, что блестяще делает автор очерка, посвящая этой систематизации главу своего исследования. Особо следует подчеркнуть, что аналитика автора - это не аналитика вообще, как таковая, а совершенно определённо "заточенная" на главную тему его научной специализации - политологию международных отношений.

Лаконично, но с должной мерой подробности и детализации изложено А.А. Кокошиным становление системного подхода в мировой и отечественной науке как в общегуманитарном аспекте, так и под углом зрения политологии международных отношений. Описаны особенности системного подхода в научном творчестве представителей различных национальных и региональных школ и направлений - от Австралии до Канады, от США до ведущих европейских стран: Л. фон Берталанфи, А.Рапопорта, К.Болдуинга, М.Месаровича, Р.Л.Акофа, У.Р.Эшби и других. Воздал должное автор и советским, российским исследователям, оставившим заметный след в разработке теории системности: В.Г.Афанасьеву, И.В.Блаубергу, Д.М.Гвишиани, Г.Б.Кочеткову, П.Г.Кузнецову, Н.Н.Моисееву, В.Н.Садовскому, А.И.Уёмову, И.Т.Фролову, Г.П.Щедровицкому, Э.Т.Юдину и другим. Особо отмечены им наиболее близкие к исследуемой мирополитической тематике Э.А.Поздняков и А.Д.Богатуров как авторы основательных трудов, придавших новые импульсы развития учёным, занятым проблемами мирополитических исследований [2].

При этом автору удаётся не только верно расставить важные акценты на наиболее интересных работах исследуемой темы, но и обратить внимание читателя на те ключевые узлы, от которых, как от живородящих почек, устремляются в сопредельные междисциплинарные области перспективные побеги. Так, ссылаясь на исследовательский труд И.В.Блауберга, Э.Г.Юдина, В.Н.Садовского, А.А.Кокошин обращает внимание на то, что "системный подход имеет много общего со структурализмом и структурно-функциональным анализом, с которым его связывает не только оперирование понятиями системы, структуры и функции, но и акцент на изучение разнотипных связей объекта" [3, с. 560]. Однако наличие общностей ещё не свидетельствует, по мнению автора, о тождественности. За системным подходом он оставляет большую свободу манёвра, широту и гибкость содержания по сравнению со структурализмом и структурально-функциональным анализом, которые подверглись в процессе становления значительно большей концептуализации и абсолютизации.
Существенно скромнее раздел, где излагаются принципы и особенности ментального подхода. Следует полагать, что это связано с относительной новизной его научного использования. В такой ситуации автор, не отвлекаясь на общие рассуждения о методе и его недолгой истории, сознательно ограничил себя постановкой вопроса: "кем являются те субъекты, которые действуют на мирополитической арене либо от лица того или иного государства (как основной единицы мировой политики), либо от лица негосударственного актора" (с. 54). Вопрос, как нетрудно догадаться, имеет не конкретно-ситуационный характер, но методологический; его должен задавать себе всякий учёный и действующий политик при подготовке к каждой новой научной либо практической акции из разряда дипломатической практики.
И ещё очень важное авторское замечание методологического свойства, обращающее внимание читателя на взаимообусловленность внешнеполитического мышления людей практической политики от их восприятия внутриполитической действительности. "...Современная политология убедительно показала, - пишет А.А.Кокошин, - что мыслительные процессы, связанные с внешнеполитическим поведением, часто в гораздо большей степени находятся под воздействием соображений внутриполитического, а не внешнеполитического порядка" (с. 53-54). Вывод напрашивается сам собой: хочешь реально влиять на международные процессы, изучай, учитывай внутриполитические, внутриэкономические и тому подобные интересы всех участников международных отношений и обмена. Знания множат силу...
Особо остановимся на разделах, посвященных синергетике в общественных науках и картине мира как следствии видения мировой политики. Принципы синергетики всё в большей мере внедряются в практику научных исследований, синергетическое мышление завоёвывает все большее число сторонников в научном сообществе планеты, в среде динамично настроенных, склонных к инновационному мировосприятию интеллектуалов. Под воздействием синергетики, как справедливо замечает А.А.Кокошин, вот уже более двух десятилетий находится развитие общей теории систем. Интерес к синергетике во многом объясняется стремлением "мыслящего тростника", преодолев фрагментарность мировосприятия, сложить общую картину мироздания, увидеть, воспринять окружающий нас мир в его целостности, единстве целей и устремлённости к ним.

Правы социологи Ж.Т.Тощенко и Н.В.Романовский, утверждающие, что отсутствуют заметные изменения в метатеоретической стратегии развития социологии, что в этом плане "больших подвижек не наблюдается, если не считать высказываний Э.Гидденса и И.Валлерстайна и некоторых других авторитетных социологов в пользу создания в перспективе интегрированной социологической науки" [4, с. 8-9]. Но это высказывание - не более чем констатация факта. Факты же преходящи. Сегодня мы не отмечаем подвижек в метатеоретическом творчестве, а завтра вполне могут появиться столь долгожданные результаты в этой области.

В предисловии к 5-му изданию своей "Рабочей книги социолога" я отмечал, что попытки создания универсальной макротеории продолжаются, но они носят незавершённый, поисковый характер. На тот момент действительно было нереально рассчитывать на большее, ведь все мы находились в ситуации интеллектуального тупика глобального постмодерна, периода, в котором ещё даже не просматривались достойные меганарративы социального развития человечества. Но разве не естественно учёному полагать, что день грядущий дарует ожидаемые открытия? Синергетический подход даёт такую надежду.

Как верно замечено уже упомянутым исследователем, "с рождением синергетики изучение того типа хроноструктур, который делает процесс целостным, получает новые научные основания и открывает заманчивые перспективы исследования процессов самоорганизации и самореорганизации сложнейших антропо-социокультурных систем" [5].

К одному из вышеперечисленных системных типов относится и государственная мирополитика, включающая международные отношения. Исследованию этих феноменов, безусловно, придадут новый импульс синергетические практики. Собственно говоря, уже придали, и свидетельством тому - новая редакция рецензируемого очерка А.А.Кокошина. Всем нам следует воспринимать его в качестве удачного конспекта большой и глубокой, системной и личностно-эвристической будущей работы ведущего российского специалиста в области международных отношений, в исследовании проблем государственной безопасности. Не станем, однако, торопить события, наберёмся мудрого терпения. И, поблагодарив за проделанный труд, пожелаем автору успеха в его ответственном и важном государственническом служении.

Г.В.ОСИПОВ, Академик

ЛИТЕРАТУРА

1. Каган М.С. Система и структура // Системные исследования: Методологические проблемы. Ежегодник. 1983. М.: Наука, 1983.

2. Поздняков Э.А. Системный подход и международные отношения. М.: Наука, 1976; Системная история международных отношений: В 4-х т. / Отв. ред. А.Д. Богатуров, М.; Московский рабочий, 2000-2004.

3. Блауберг И.В., Юдин Э.Г., Садовский В.Н. Системный подход // Новая философская энциклопедия: В 4-х т. / Пред. редсовета академик В.С. Стёпин. М.: Мысль, 2001. Т. 3.

4. Тощенко Ж.Т., Романовский Н.В. О тенденциях развития социологии в современном мире //СО-ЦИС. 2007. N 6.

5. Каган М.С. Системность и целостность. http: // psylib.org.ua/books/_kagam01.htm
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован