10 июля 2007
3268

Актер Михаил Филиппов о своей супруге Наталье Гундаревой: Ты была грустным ребенком

Другая Наташа

Михаил Филиппов хранил "обет молчания" в течение нескольких лет, не общался с прессой, уходил от любых разговоров о его так рано ушедшей жене. Объяснение своей неожиданной откровенности Михаил Иванович дает в предисловии: "Просто хочется еще раз поговорить о Ней".

Книга открывает неизвестную нам Наталью Гундареву, например, неординарную художницу. Ее акварели - дивные цветы, нарисованные сочными красками. И образы Богоматери, которые чаще других встречаются в ее набросках. Наверное, для Натальи Георгиевны эта тема значила что-то очень личное. Сегодня мы впервые публикуем ее рисунки, которые не видели даже близкие друзья.

Никто не видел и последние фотопортреты Гундаревой, сделанные после операции. Тогда она очень похудела, заметно помолодела. Наталье Георгиевне очень нравилось, как она выглядит, и для запечатления положительного результата был специально приглашен фотограф. Наверняка это "преображение" стоило ей огромного труда, а для организма оказалось слишком большой нагрузкой.

***

...Это было летом, на гастролях в Челябинске и Перми. Любовь не пришла, не подкралась, а поразила нас обоих.

- Очень вовремя мы встретились, - сказал я, хотя иногда печалился: как поздно!

Если сочинять сказку моей жизни, надо было бы начать так: "Однажды я лежал на каком-то жизненном перекрестке с перебитым крылышком. Ты подобрала меня, вылечила, выходила, научила летать и действительно превратила мою жизнь в сказку".

***

...Когда мы встретились, Ты уже была народной, многажды лауреатом, многажды лучшей актрисой года. А я-то большинства фильмов Твоих не видел и не смог бы перечислить Твои звания, зато я знал Твои веснушки и был счастлив этим. В Тебе, взрослой женщине, удивительным образом жил ребенок, маленькая девочка из песочницы, которая с подкупающей доверчивостью рассказывает первому встречному: "А у нас сегодня на обед были котлеты с макаронами и компот". Ты меня смешила рассказом из собственного детства, как однажды ночью объелась вареньем, прокравшись тайком от взрослых на кухню, а потом ужасным шепотом будила: "Мамочка, милая мамочка, меня рвет".

...Я люблю своего сына, но притом всю жизнь мечтал о дочке, девочке, которой я мог бы заплетать косы. И вот в Тебе я обрел такую девочку, ребенка, счастливо живущего во взрослой женщине. А когда с нами случилась беда, я расчесывал Твои волосы, собирал их в хвостик и вспоминал свои мечты о дочке.

***

Жизнь наша состояла из встреч и расставаний, расставаний и встреч. Ты много снималась, ездила с концертами. Иногда, когда работа позволяла, я ездил с Тобой. Но чаще оставался дома, ждать Тебя. Потом и я стал сниматься, стал ездить с антрепризными спектаклями. Бывали дни, когда, встретив Тебя, я тут же уезжал на вокзал или в аэропорт. Такая жизнь только обостряла отношения, заставляла нас дорожить каждым мгновением, всякий раз заново узнавая и открывая друг друга.

(Во время разлуки они обменивались записочками. Дарили, оставляли, подкидывали рисуночки как знак любви и внимания. И еще чтобы вызвать улыбку друг у друга. - Авт.)

***

"Жили-были старик со старухой. И не было у них детей. И послал им Бог дочку..." Вот и нам послал Господь дочку. Не Снегурочку, не Дюймовочку, а как Маугли - Человеческого детеныша - Ирку! Мы оба привязались к ней, а она к нам. Когда мы обрели этого Подкидыша, ребенку было лет тридцать, так что многие заботы от нас отпадали - она умела читать, плавать, и в школу нас никто не вызывал за неуспеваемость и проказы. Энергией она разве что чуть-чуть уступала Тебе, так что я жил в окружении двух маленьких электростанций. Страстная автолюбительница, профессиональный водитель, человек, развивающий кипучую деятельность, меняющий ежесекундно решения, привязанности, влюбленности и оправдывающий некоторые издержки характера рождением под знаком Близнецов. А когда с нами случилась беда, она просто и естественно посвятила Тебе всю себя.

(Ирина - из числа поклонниц Натальи Гундаревой, которая стала ей почти как дочь. Помогала на гастролях, а когда актриса попала в больницу, не только ухаживала за ней, но и поддерживала морально. - Авт.).

***

Ты была ребенком, сказал я, но Ты была грустным ребенком, в Тебе жила никому не ведомая печаль. Ты, открытая всем радостям мира, как никто, переживала и страдала из-за несправедливости, хамства и чужого, не Тебе принадлежащего горя. А может, печаль в Тебе жила с рождения, Ты родилась в конце августа, на пороге Осени - поры грусти и увядания, - Ты была Ангелом Осени...






Анастасия Плешакова
10.07.2007
http://www.peoples.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован