24 февраля 2009
1253

Александр Батанов: `Поменьше попов и поменьше колоколов!`

"Спас" хочет стать общедоступным цифровым телеканалом

Общественный православный телеканал "Спас" вещает для обладающей спутниковыми тарелками православной аудитории на протяжении трех с половиной лет. За это время его главредом успел побывать музобозовец Иван Демидов, а "музыкальным идеологом" - Александр Шульгин. Скандально известный после развода с певицей Валерией композитор стал автором музыкального оформления канала. Полтора года назад "Спас" наладил вещание в российских тюрьмах - чтобы помогать заключенным "осмыслять свой жизненный путь", а год назад у него появился свой ЖЖ.

О том, как в работе медиаструктуры могут сочетаться светское и духовное, "Часкору" рассказал генеральный директор и главный редактор "Спаса" Александр Батанов.

- Как родилась идея вашего телеканала? И было ли, на кого равняться: вероятно, за образец брались какие-то западные форматы?
- Это частный проект, к которому патриархия изначально вообще не имела отношения. Идея принадлежала мне и моему другу Ивану Демидову. Ваня, правда, не слишком долго у нас задержался - ушел в итоге в "Единую Россию". Ориентиров особых у нас не было. Ведь похожие, казалось бы, форматы - канал Ватикана или "Аль-Джазира" - выстроены совершенно по-другому. Это религиозные каналы, а мы-то - светский. У нас религиозного вещания процентов двадцать от силы. И вещаем мы не только для воцерковленных, а вообще для всех, кому надоела уже вся эта пошлость федерального эфира.

Мы - нишевый канал, как, например, Discovery, Animal Planet, "Рыбалка" какая-нибудь. У нас не церковное телевидение. Видите - вот у меня ни бороды нет, ни прочих атрибутов. Я пока еще в процессе - воцерковляющийся.

К слову, сам почивший ныне патриарх Алексий II, когда благословлял наш канал, мне так и сказал: "Александр Сергеевич, поменьше попов и поменьше колоколов!" Мудрейший человек!

Он мне это один на один советовал, но он почил, и теперь я вслух могу рассказать. А лучше, говорил, вообще уберите попов из эфира!

В названии wwjd.ru зашифрована фраза "What would Jesus do?". В противовес другой популярной поисковой системе, чья реклама обещает, что там "найдется всё", этот портал найдет лишь всё христианское. Информацию он ищет лишь на тех сайтах, что заранее включены в специальный список, и это исключает любую возможность выдачи пользователю небогоугодных данных.
Читать дальше

- И вы последовали его рекомендации?

- Мы следуем ей, безусловно. То есть мы освещаем в эфире какие-то очень важные церковные события - у нас есть "Церковный вестник", где они все сконцентрированы. Есть собкор, который уже четвертый год работает - сначала с Алексием, теперь вот с Кириллом. Ежедневно его сопровождает на службах, в командировки ездит. Но это не весь эфир, малая часть. Я ведь, когда патриарху концепцию канала показывал, боялся, что он скажет: "Показывайте службы в эфире, про жизнь приходов подробно рассказывайте". А он говорит: "Не навязывайте веру, не надо людей верой пугать. Объясняйте им, что такое служба, что такое литургия, причастие. Но не надо никаких проповедей о том, чтобы всей толпой в храм Божий и молиться. Лучше показывайте жизнь обычных россиян, особенно в провинции. И тем самым несите людям образ Христа".

- Но всё равно ведь определение "общественный православный канал" накладывает свои обязательства? Ваши сотрудники все верующие?
- Нет, что вы, не все. Православных журналистов на телевидении вообще единицы. Помню, я как-то обращался на журфак в поисках перспективных кадров, так мне там сказали, что у них от силы один-два православных студента найдется. В работе ведь главное не православие, а профессионализм. У нас вообще какое-то время работала ведущей девушка-чеченка - и, соответственно, мусульманка. Вела программу "Церковный вестник". Она была верующей и совершала свои религиозные ритуалы, но по мировоззрению была человеком правильным и веру свою не выпячивала. И нам казалось, даже хорошо, что на православном канале мусульманка работает. Мы с ней поддерживаем и сейчас отношения, и она даже вроде не против вернуться.

- А в РПЦ к такой ведущей как относились?
- Хорошо относились. Вот если бы она у нас в эфире сказала что-то резкое или нашу веру оскорбляющее или начала пропагандировать ислам - это уже другое дело.

- Ну а вообще церковь как-то в вашу информационную политику вмешивается? На ваших летучках кто-то оттуда присутствует?
- Нет, такого ни разу не было. Вы знаете, у меня товарищеские отношения с пресс-секретарем патриарха отцом Владимиром Вигилянским. Он наш коллега - раньше работал журналистом - и вообще образованный человек и человек широких взглядов. И если возникает у меня какой-то вопрос по эфиру или сомнения - я сам ему звоню и говорю: "Отец Владимир, помогите!" И он меня консультирует или отсылает к кому-нибудь более компетентному. А сама церковь никакой цензуры не проводит.

- А на какие деньги существует ваш канал?
- Изначально он создавался на частные средства. Главными инвесторами были несколько бизнесменов с Дальнего Востока. Постепенно стали привлекать другие средства - за счет рекламы и оплаты кабельными операторами нашего контента.

- Насколько легко такому каналу, как ваш, найти рекламодателей? Ведь в православном эфире, вероятно, не всякий ролик можно показать?
- Не всякий. Они сами понимают, что некоторая реклама непригодна для нашего канала абсолютно. Но есть ведь и вполне нейтральная - ее и показываем. Мы вообще к маю хотели уже выйти на самоокупаемость. Но эти планы были сформулированы еще до кризиса, и теперь, судя по всему, окупаемость откладывается. Мы сейчас перешли на экономный режим и часть проектов вынуждены были заморозить.

Вторая часть освещаемых в "Мусульманке" тем - с поправкой на специфику их освещения - куда более приближена к тому, о чем обычно пишут светские журналы для модных девушек: "Здоровье, спорт, красота", причем в разделе рассказывают о байдарках, "Путешествия + рецепт" и даже "Мода и стиль", правда речь тут идет о хиджабе. В принципе ни набор рубрик, ни тем так уж кардинально не отличается от традиционных девочковых рубрик, разве что тут во главу угла ставится ислам, а не шопинг и тусовки.
Читать дальше

- В том числе запуск собственной службы новостей? Ведь еще недавно вы обещали в своих интервью, что она вот-вот заработает.

- Да, и ее тоже. В тестовом режиме мы запустили новости еще весной - тогда на это были средства. А сейчас вот свернули, поняли, что пока по деньгам не потянем.

Еще планировали запустить несколько новых ток-шоу. Например, с отцом Максимом Козловым. Это настоятель домового храма мученицы Татьяны при МГУ, такой современный батюшка. Мы с ним хотели сделать программу "Татьянин двор", где бы он со студентами обсуждал злободневные для молодежи вопросы. Еще один проект, как модно сейчас на больших каналах, должен был быть связан с едой, с православной трапезой. Вот я сегодня был в монастыре, трапезничал с монахами - так не сказал бы, что остался голодным, хотя вся еда постная. Вот мы и хотели показывать ежедневно всё это разнообразие православной кухни. Вот будет Великий пост, например, - можно же каждый день показывать: что сегодня можно есть, что завтра и как это приготовить. Это не только ведь для православных, но и для тех, кто просто бы хотел организм свой очистить, будет полезно. Пока с этим проектом тоже пришлось притормозить.

Также мы планировали осуществить трансляцию "Спаса" на все регионы России. Несколько зон запустили, и вот финансовый кризис нас подкосил.

- Неужели кризис успел сказаться на вашей деятельности настолько сильно?
- Конечно, и на нас, и на наших зрителях. Не нужно недооценивать ситуацию. Накануне было официально заявлено, что безработных в России 9 млн. Значит, на самом деле их миллионов пятнадцать. И многие из них буквально обречены на вымирание. Вот, например, в каком-нибудь провинциальном городе есть один только комбинат, который выкидывает рабочих на улицу. И куда им бежать? Естественно, люди приходят в отчаяние. И многие в этой ситуации будут обращаться к вере - это последний оплот, на который можно опереться.

Я вот недавно беседовал со старцем Илией в Оптиной Пустыни, и он мне сказал, что, конечно, люди придут к вере через эти испытания. Через благополучие вообще к вере не приходят - только через страдания, болезни и муки. А в кризис, когда работы нет, денег нет, машину отобрали, квартиру отбирают, где еще искать правду человеку, как не в религии?

- Вы не планируете какие-то специальные программы, которые поддержат ваших зрителей в тяжелый период?
- У нас уже есть программа "Точка опоры", мы ее делали как своего рода альтернативу доктору Курпатову. Идея была в том, чтобы проблему какую-то рассматривали вместе психолог и священник. Но чтобы психолог не навязывал свою точку зрения, а священник не говорил только: "Идите молитесь в храм Божий!", а чтобы зрители могли сами выбрать, чья позиция им окажется ближе. И вот эта программа успешно идет, там разбираются реальные ситуации, люди звонят в эфир очень активно.

- То есть на вашем канале жив прямой эфир? Ведь на федеральных каналах его сейчас практически не осталось.
- Еще как жив! Это же очень выгодное направление - минимальные затраты при большой отдаче. Записи нет, монтажа нет, а зрители активно смотрят и сами звонят.

- А не боитесь, что позвонят и что-то не то скажут?
- Ну а что "не то"? Будут матом ругаться? Президента в отставку пошлют? У нас такого не бывало. У нас люди сидят на телефоне, конечно, - звонок не сразу в студию идет, а сперва на редактора, который говорит им: "Добрый день, подождите секундочку". И этот первичный фильтр - он срабатывает. Пока человек представляется, редактор определяет, адекватный он или нет. Чтоб не было так, что сумасшедший звонит и сразу кричит в трубку "Вы все козлы". А если нормальный звонит, то и слава богу.

- Ну а все-таки, несмотря на кризис, с чем телеканал "Спас" сейчас связывает свои перспективные планы? В какую сторону будет развиваться?
- Нам бы очень хотелось попасть в пакет каналов, которые Минкомсязи определит как общедоступные после перехода на цифровое вещание. Два года назад патриарх Алексий направлял властям письмо, в котором прямо просил об этом. Но вот сейчас объявили пакет, где "Спаса" нет. Однако мы ведь не лыком шиты - заручились поддержкой разных влиятельных людей и продолжаем лоббировать. Если мы попадаем в "цифру", значит вещаем на всю страну и входим в пул тех каналов, которые делят главные рекламные бюджеты. Битва там идет серьезная. И вот я сейчас езжу к старцу Илие в Оптину Пустынь, чтобы благословиться и заручиться его духовной поддержкой, в том числе и по этому вопросу тоже.

Беседовала Диана Ширяева
вторник, 24 февраля 2009 года
www.chaskor.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован