25 января 2006
1323

Александр Баженов: `В искусстве пот не должен быть заметен`

В ноябре главный художник Красноярского театра музыкальной комедии Александр Баженов отпраздновал 65-летие. 35 из них отдано театру: Двойной юбилей мастер отметил творчески - персональной выставкой, ее и сейчас можно посмотреть в Красноярском краеведческом музее. И новой премьерой - в начале января в театре вышел мюзикл "Ночь перед Рождеством" с оформлением Баженова. А впереди новая работа - "Восемь любящих женщин" Александра Журбина в постановке Юрия Гвоздикова.

Юбилей художник отметил персональной выставкой, ее и сейчас можно посмотреть в Красноярском краеведческом музее

- Александр Николаевич, вы чаще делаете к спектаклям сценографию, нежели костюмы, - я не ошиблась?



- Вообще-то я люблю все делать в комплексе. К "Ночи перед Рождеством" полностью подготовил собственное оформление. Но иногда действительно приглашаю художника по костюмам. Во многом это вопрос организационный: иногда на все просто не хватает времени. В театре им. Пушкина часто работал вместе с Леной Турчаниновой. "Восемь любящих женщин" в театре музкомедии тоже буду делать в паре с другим художником. И потом, если честно, мне нравится сочинять костюмы не ко всем спектаклям.

- Что предпочитаете?

- Нестандартный материал. Скажем, исторические сюжеты - там, где можно не бездумно что-то скопировать из книжки, а сделать свое, но в стиле спектакля. Например, "Страсти Святого Микаэля" - художнику есть, где пофантазировать!

В костюмах получилась полная эклектика: здесь и современные элементы, и средневековые, и нотки эпохи итальянского Возрождения. Или комедия "С любовью не шутят": я определил стилистику костюмов, а Ирена Ярутис делала их разработку. К спектаклям на современную тему что-то придумывать не так интересно.

- На заказ эскизы рисуете?

- Не отказываюсь. Для многих творческих коллективов Красноярска, к разным праздникам, юбилеям. К шествию на День города несколько раз делал костюмы - для Петра Ивановича Пимашкова, Владимира Федоровича Чащина, их команды: Но это так, забава, основная моя работа - в театре. Больше половины жизни уже здесь.

- Сколько спектаклей оформили - пробовали сосчитать?

- Однозначно больше сотни. Ставил в Абакане, Комсомольске-на-Амуре, Владивостоке, почти во всех театрах края, кроме норильского. Хотя приглашали, и не раз. Не поехал - побоялся северных холодов. (Улыбается.)

- Возвращаясь к вопросу о предпочтениях - от ваших сценографических работ ощущение какой-то архитектурной выстроенности...

- Да? Что ж, возможно. Просто у меня принцип - все должно иметь завершенный вид. Если помните мою выставку в театре им. Пушкина несколько лет назад, я там закрыл все окна, поставил свой свет - была совершенно другая аура. В краеведческом музее, к сожалению, не все удалось, что задумывалось: в фойе прямой свет, все пустоты не перекроешь - противопожарная безопасность. Пришлось вписываться в так называемые предлагаемые обстоятельства:

A что касается архитектурных ассоциаций - наверное, я не случайно в молодости один год отучился на промышленно-гражданском строительстве. И очень мечтал поступить в архитектурный институт. Но все сложилось иначе:

- Не жалеете?

- Театр оказался сильнее. Вы знаете, я все детство и юность провел в изостудии краевого дворца пионеров, а параллельно занимался в народном театре. Думаю, слияние этих двух интересов и привело меня в профессию театрального художника.

- Однако же на практике вы к ней обратились не сразу, лишь в 30 лет?

- Вышло так, что долгое время находился в поиске. После окончания художественного училища им. Сурикова, где я обучался на декоратора, поступил в ЛГИТМиК на театроведческий факультет. С тех пор просто обожаю Питер. И учиться там было интересно, у нас преподавали замечательные педагоги - я очень серьезно окунулся в театроведение. Но однажды вдруг понял, что это меня уводит в сторону: рисовать уже не хочется, лишь бы посидеть за книжкой! Испугался, что так и основную профессию рискую потерять. И вернулся к сценографии - в то время меня как раз стали приглашать на оформление спектаклей.

- Первая работа была, конечно же, в Красноярском театре им. Пушкина?

- Не угадали - в Абаканском хакасском национальном театре в 1970 году. Делал там сразу два спектакля: шекспировский "Конец - делу венец" и "Факел" братьев Тур - что-то на модную в то время производственную тематику, про рабочий класс. Спектакли у меня были настолько разные! От классики, хорошей отечественной и зарубежной драматургии - например, в том же Абакане очень запомнились "Филумена Мортурато" Эдуардо де Филиппо и "Энергичные люди" Шукшина, - до авторов, которых сейчас никто и не знает. Помнится, готовил оформление к спектаклю по пьесе Пистоленко "Над омутом" - нечто совершенно кощунственное, атеистическое:

А в Красноярске свой первый спектакль я сделал в 1977 году - "Ход конем" Рацера и Константинова. Потом были "Милый друг" Мопассана, "Наша бабушка - Гулливер" Романа Солнцева, детектив "Миссис Пайпер ведет следствие". А спустя два года мне предложили стать главным художником театра им. Пушкина - работы посыпались одна за другой. И, к счастью, больше везло на качественную драматургию.

- Александр Николаевич, а работа художника в театре как-то подвержена изменениям моды?

- Может быть, но, вы знаете, я за этим не слежу. Хотя если говорить о театре в целом, то он так устроен, что неизбежно ей подвергается. Ведь меняется же мода на одежду, на женскую красоту - театр не может это не впитывать. Огромное влияние на него оказывают кинематограф, телевидение. К сожалению, отсюда у многих театральных режиссеров сегодня клиповое сознание - делают некую нарезку, а не спектакль: Появилось очень много какой-то примитивной драматургии. Искусству нельзя плестись в хвосте, потакать низменным потребностям - театр должен говорить о каких-то вечных ценностях! А у нас сейчас всеми путями пытаются рассмешить публику. Я не высокомерен по отношению к своим собратьям по сцене и осуждать их не имею права - театры поставлены в такие условия, что вынуждены зарабатывать, выживать. Но многое из происходящего сегодня вызывает у меня большие сожаления.

- Вы имеете в виду эстетическую сторону?

- Напротив, я разделяю позицию Станиславского, что этика в театре важнее эстетики. Не я в искусстве, а искусство во мне - понимаете? В настоящее же время все больше "я в искусстве". В театр приходит много людей случайных - они занимаются искусством, ничего в нем не понимая! А основные заботы сводятся к деньгам:

- Театр - искусство дорогое?

- Да, и оно должно быть таковым! Конечно же, это не значит, что актеров нужно одеть в соболя. Но просто есть какой-то джентльменский набор, без которого все становится смешным и анекдотичным. Я просто не приемлю, когда этого не понимают. Мне, к счастью, везло - многие директора и режиссеры всегда шли навстречу и не вмешивались в процесс: надо - значит надо! В "Миссис Пайпер" было очень стильное оформление: павильон строился на черной и красной коже. Но и стоило это немало. Предложи я сейчас что-то подобное - и слушать никто не станет: Любой человек, севший в кресло руководителя, полагает, что может диктовать, не считаясь с твоим творческим мировоззрением. А я терпеть не могу в театре барства и фанфаронства! В конце концов, это просто глупо. Успеха здесь можно добиться, лишь создав сильную команду, театр - искусство коллективное.

- По этой причине вы решились уйти из театра им. Пушкина?

- Мне не хотелось бы ворошить старое, тем более что и человека этого уже нет в театре. Но просто в какой-то момент счел, что наши отношения с Игорем Яковлевичем Бейлиным исчерпаны. Мы проработали вместе лет десять - и вдруг перестали понимать друг друга:Конечно же, было о чем сожалеть - я очень трепетно относился к этому театру, к людям, что там работают. Но в той ситуации не мог поступить иначе: ушел в одночасье.

- И насколько вам оказалась близка работа в музыкальном театре?

- Здесь есть свои жанровые особенности, но природа театра - она везде едина. Поэтому не могу сказать, что испытывал какие-то затруднения. Другое дело, что я не так много тут сделал - всего пять спектаклей за пять лет. Нужно было и другим художникам давать работу. К тому же пришел во время безденежья, сильно не разгуляешься: Конечно, приятно говорить о творчестве, но театр построен еще и на производственных отношениях - одно от другого отделить невозможно. А это связано с деньгами, с графиком выпуска, с человеческим фактором, - проблем море: Но, впрочем, в искусстве пот не должен быть заметен. Зрителю совершенно неинтересно, сколько времени ушло на написание картины - месяц или 20 лет, или с какими трудностями выпускался спектакль. Он должен прийти и увидеть произведение искусства. В этом смысл нашего творчества.

25.01.2006
www.vecherka.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован