20 сентября 2004
184

Александр Бородай: Мы забыли о профилактике терроризма

Main 1094055366
Нынешние события в Беслане еще раз подтверждают невозможность предотвратить конкретные проявления терроризма. Очевидно, что нельзя разместить ОМОН в каждой школе и больнице. Кроме того, у террористов, тем более, у террористов-смертников всегда есть возможность организовать атаку в местах массового скопления людей - таких, как станции метро, универмаги, просто оживленные улицы или площади, где никакой контроль вообще невозможен.
Между тем, действия российских силовиков в последние два года не выходят за рамки рефлекторной реакции на происходящее. Террористы взрывают самолеты - личный состав силовых структур бросается усиливать безопасность в аэропортах. Захватывают школу - отдается приказ взять под контроль учебные заведения. Наверное, если следующей мишенью террористов станет кинотеатр, будет отдано распоряжение, чтобы половину билетов на все сеансы брали чекисты, а вторую половину - врачи и сотрудники МЧС... .


Такой путь представляется тупиковым. Инфраструктура России, все наиболее значимые гражданские объекты чрезвычайно уязвимы, можно сказать, уязвимы по определению. Это применимо не только к нашей стране, но и к любому современному государству. Численность личного состава силовых ведомств можно наращивать до бесконечности, можно брать под охрану все новые и новые здания и транспортные узлы. Это все равно не сможет остановить террористов - а жить в таком обществе обычному гражданину станет крайне тяжело.


Мы совершаем две серьезные ошибки в борьбе с терроризмом. Во-первых, мы слишком слабо осознаем его изменившуюся природу. Если в девяностых годах наша страна вела борьбу с чеченскими сепаратистами (правда, понимавшими независимость Чечни прежде всего как прекращение действия Уголовного кодекса на ее территории), то теперь нам противостоит вооруженное ваххабитское подполье. Причем имеющее мощнейшую опору в лице международных радикально-исламистских кругов.


Ваххабитское подполье, как всякая агрессивная секта, блестяще организовано. Следует учитывать, что ваххабизм имеет очень мало общего с традиционным исламом, и являет собой скорее радикальное социалистическое движение на религиозной основе. Весьма характерно, что ваххабизм возник в конце XVIII века - в эпоху французской революции.


Во-вторых, именно на Северном Кавказе ваххабитское движение нашло замечательную социальную почву. Здесь нужно оговориться, что до начала девяностых годов это течение было на Северном Кавказе практически не известно. Но на протяжении девяностых усилились основные факторы, обеспечившие ваххабизму успех. Прежде всего, коррумпированность местных элит и формирование полностью клановой модели общества, в которой практически ликвидирована система `социальных лифтов`.


За исключением очень узкой прослойки людей, северокавказское общество обеднело.
Безусловно, бедность Кавказа - понятие относительное: даже визуальное сравнение показывает, что в России есть и более бедные регионы. Однако по сравнению с советской эпохой регресс очевиден, и население восприняло свое даже относительное обеднение весьма болезненно. Все это усугубилось ростом численности населения. В результате, сформировалось `потерянное поколение`, наиболее энергичные и способные представители которого как раз и оказались первыми жертвами ваххабитской пропаганды.


Очевидно, что ваххабитское подполье получило на Северном Кавказе серьезную базу социальной поддержки. Без этой базы оно просто не могло бы существовать. Определенной аналогией здесь могла бы быть ситуация в России на рубеже XIX-XX веков, когда такой базой социальной поддержки пользовались вначале террористы- народники, потом террористы-эсеры. Действия Охранного отделения, даже самые грамотные и продуманные, в этой ситуации оказывались абсолютно неэффективными.


Неверно полагать, что сегодня российские силовые структуры бездействуют. Ведется и внедрение в подполье своей агентуры, и анализ информации. Однако именно в силу описанных выше обстоятельств, когда база социальной поддержки ваххабитов растет, информации - в том числе и агентурной - становится слишком много. Спецслужбы оказываются неспособными анализировать ее достаточно досконально, чтобы предвидеть место и характер следующего террористического удара.


Следует трезво осознавать, что точечные акции террористов будут продолжаться, и нам следует быть к этому готовыми. Пока работа по ликвидации причин терроризма не началась в должной степени, окончательной победы мы не одержим. Единственное, что мы можем и должны сделать уже сейчас - не усугублять положение, идя на какие бы то ни было переговоры с террористами. Несмотря на все истерические заявления `представителей демократической общественности`, следует трезво понимать, что даже допустить возможность уступок террористам способно только деградирующее и исторически обреченное государство.


Более того, в законодательство России должна быть внесена норма, которая бы прямо запрещала такие переговоры. Террористы, по крайней мере, должны знать, что акции, подобные захвату `Норд-Оста` или захвату школы в Беслане, заведомо не принесут им никакого результата.

Автор - генеральный директор консалтингового агентства `Социомастер`.


02 сентября 2004

ЮФО.руhttp://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован