28 января 2008
1163

Александр Дремайлов: В деле информатизации музеев мы сейчас на этапе подготовки государственного техзадания

До недавнего времени российские музеи не могли похвастаться высоким уровнем автоматизации. Теперь ситуация начала меняться, и развивается она в нескольких направлениях. Во-первых, музеям необходимы современные учетные системы. Во-вторых, хранимые ими сокровища должны быть доступны виртуально. В-третьих, инструменты и методы информационных технологий можно с успехом использовать при составлении экспозиций. Об автоматизации музейного дела, об организационных и политических особенностях этого процесса рассказывает Александр Дремайлов, заведующий отделом информационных систем музеев Московского Кремля.

Intelligent Enterprise: Как вы охарактеризовали бы общее положение дел с использованием ИТ в музейном деле?

Александр Дремайлов: К сожалению, я вынужден констатировать отсутствие в нашей стране целенаправленной культурной политики в применении новых информационных технологий как для учета музейного фонда, так и для открытого доступа к информации о нём. Музейный фонд России находится в ведомстве Федерального агентства по культуре и кинематографии (Роскультуры). Культурной политикой по идее должно заниматься Министерство культуры и массовых коммуникаций РФ. В федеральных целевых программах "Культура России" на 2001-2005 и 2006-2010 годы выделено финансирование на создание государственного электронного каталога российского музейного фонда. Ещё к 2006-му в него планировалось внести не менее миллиона записей как минимум из пяти российских регионов. Однако никакого электронного госкаталога музейного фонда в России нет. Стандарт описания музейного предмета в электронном виде в нашей стране не принят. И системного взаимодействия Дирекции госкаталога музейного фонда (Росизо) с музеями также не происходит.

У нас действуют инструкции по учету и хранению конца семидесятых годов. Нормативы для создания баз данных в них просто отсутствуют, не определена структура описания музейного предмета в электронном виде. Чтобы координировать работу по информатизации, музейные работники проявили инициативу и создали Ассоциацию по документации и информационным технологиям в музеях [АДИТ, www.adit.ru], где регулярно обсуждаются новейшие технологии и стандарты.

Может быть, стандартизация и учет музейных ценностей настолько сложны, что не сложилось пока и мировой практики?

Ничего подобного, такой опыт есть, и членам АДИТ даже довелось его изучать. В мире существует общепринятый рекомендованный стандарт описания музейных объектов Object ID, разработанный ЮНЕСКО. Он позволяет однозначно идентифицировать объект, что важно не только для самих музеев, но и для силовых ведомств, у которых может возникнуть потребность в его проверке или поиске в случае кражи.

Хороший пример - Канада. В этой стране в структуре соответствующего министерства функционирует Канадская сеть культурного наследия [Canadian Heritage Information Network, www.chin.gc.ca.], цель которой - создать государственный электронный каталог музейного фонда Канады и открыть доступ к нему. К её компетенции относится ведение национального инвентаризационного списка предметов материальной культуры в электронном виде, разработка и внедрение стандартов описания музейных предметов, директив для управления информацией, а также онлайновых учебных курсов для музеев. Действует сеть административно-рыночными методами, создавая при этом мотивацию в виде грантов на выполнение работ по описанию музейных фондов и формированию баз данных.

Уже с 1972 года канадские музеи начали заносить первые учетные записи в ЭВМ. В 1982-м в стране был принят стандарт описания музейного предмета в электронном виде. Музеям было дано дисковое пространство на центральной ЭВМ Министерства культурного наследия Канады, и они начали заполнять свои корпоративные базы данных. Кстати, эти данные принадлежат музеям, и лишь некоторые поля копируются в национальный инвентарный список национального музейного фонда.

В результате последовательно проводимой государственной политики сформированы и находятся в открытом доступе государственный электронный каталог "Артефакты Канады" [www.chin.gc.ca/English/Artefacts_Canada/] и большой публичный портал "Виртуальный музей Канады" [www.virtualmuseum.ca]. В "Артефактах Канады" в открытом доступе находятся три миллиона описаний музейных предметов и полмиллиона изображений из более чем ста канадских музеев. А на портале расположены сотни виртуальных выставок, образовательных игр, созданных на основе изображений предметов из канадских музеев, и он рекомендован для использования на уроках в канадских школах.

Известны ли вам какие-то меры, способные изменить ситуацию?

Центром стратегических разработок выработаны предложения по использованию информационных систем для музейного фонда России. Во-первых, музейный фонд страны предлагается условно поделить на четыре группы. В так называемый "первый эшелон" входят уникальные объекты, существующие в единственном экземпляре, всемирно известные и не имеющие стоимости в денежном выражении. Объектами "второго эшелона" являются предметы, имеющие ограниченное количество экземпляров (менее десяти), широко известные в мире и стоящие до нескольких сотен тысяч долларов. Затем идут объекты "третьего эшелона" - предметы, имеющие значительную эмиссию, стоимостью до нескольких десятков тысяч долларов. И наконец, объекты "четвертого эшелона" - предметы, имеющие большую эмиссию (как правило, предметы быта), представляющие ценность с точки зрения исторической фиксации тех или иных событий.

По предложению Центра стратегических разработок паспорт музейного предмета должен содержать общедоступные, полузакрытые и закрытые сведения. К общедоступным сведениям относятся данные, которые могут быть предоставлены любым пользователям, к полузакрытым - данные, доступные с некоторого ограниченного списка терминалов (музеи, таможня, силовые структуры), к закрытым - аутентификационные данные. В предложениях также отмечена целесообразность использовать в России международный стандарт описания предметов искусства Оbject ID (паспорт объекта), который применяется многими музеями мира и принят профессиональными субъектами рынка искусства, а также правоохранительными структурами (такими, как Интерпол и ФБР).

Какова ситуация с информационными системами для автоматизации музейного учета?

Раньше, в советское время, был единый продукт для автоматизации АИС "Музей". Он поставлялся прямо с техникой, и с его помощью было автоматизировано примерно 150 музеев. Потом появилась компания "Камис", которая разработала конкурентную систему и внедрила ее в сотне музеев России. Эта частная фирма работает очень успешно, она предлагает действительно тиражируемый продукт с версиями для больших музеев и маленьких. Система "Ника" применяется в двух-трех музеях, в том числе Историческом. От других систем "Камис" отличается превосходной поддержкой, сопровождением и динамичным развитием. Хорошо, что сегодня в России имеется реальный выбор информационных музейных систем, а главное, у музеев есть желание приобретать и внедрять их. Жаль только, что базы данных они формируют лишь для решения своих учетных, научных и популяризаторских задач. И эти базы не становятся частью государственного электронного каталога музейного фонда России.

Как еще вы используете информационные технологии в музеях Московского Кремля?

Кроме учетных у нас много и других направлений, где мы используем информационные технологии: автоматизированная система продажи и резервирования билетов, электронный каталог научно-справочной библиотеки, исторические 3D-реконструкции архитектурного комплекса Московского Кремля в различные исторические периоды - от XIII до XX века.

Если раньше информационные технологии главным образом предназначались для специалистов, то сейчас больше проектов, направленных на посетителей музеев, - такова, например, система электронных пюпитров. Нам очень хотелось бы, чтобы каждый музейный зал, витрина, экспонат сопровождались информацией, желательно на русском и английском языках. Экспонаты часто перемещаются из постоянной экспозиции на временные выставки или на реставрацию, взамен в витринах появляются предметы из музейных фондов. Мы пытаемся оснастить музейные залы электронными пюпитрами (мониторами touch screen), соединенными с центральным сервером, и снабдить посетителя исчерпывающей информацией о музейном предмете.

В 2008 году мы запускаем в эксплуатацию проект "Электронный гид в Оружейной палате на КПК". Карманный компьютер по радиоканалу напрямую связан с сервером. Посетитель, находясь около витрины, получит любую информацию об экспонате непосредственно из музейной базы данных. Особая задача - открыть доступ к данным о музейных коллекциях в Интернете. На сайте www.kreml.ru мы представляем галерею изображений музейных предметов, которые опубликованы в печатных каталогах. Пока у нас не развит рынок цифровых изображений музейных предметов, но в США и Европе он огромен, это миллионы изображений из разных музеев. Чтобы выйти в весьма прибыльный сегмент электронных изображений, российские музеи должны создать электронный каталог имеющихся изображений, заключить договоры с международными банками данных, содержащими изображения музейных предметов, чтобы российское культурное наследие в цифровом виде было включено в мировое информационное пространство.

Еще одна задача - внедрение информационных технологий в создание музейных экспозиций. Как ни странно, в музеях Московского Кремля пока нет музея о самом Кремле, его мы и создаем. В нашем собрании хранится коллекция архитектурных деталей уже исчезнувших зданий. Мы разработали сценарии мультимедиа-экспозиций, которые наряду с подлинными архитектурными деталями и компьютерными историческими реконструкциями воссоздают архитектурный облик Московского Кремля в различные исторические эпохи. Этот проект, который сейчас формируется в помещениях колокольни Ивана Великого, прежде всего базируется на информационных технологиях.

Нет единого "центра компетенции", который занимался бы проблематикой отрасли

Андрей Алмазов , заместитель генерального директора компании Computer Mechanics

Основные проблемы российских музеев в области ИТ сегодня уже не связаны лишь с недостатком количества и качества персональных компьютеров, серверов и других средств создания локальных вычислительных сетей, хотя и этот фактор тоже пока еще тормозит автоматизацию музеев. Остается проблемой отсутствие современных средств централизованного хранения и обработки данных, развития сетей, оснащения хранилищ современными средствами управления температурно-влажностным режимом. Но главное на наш взгляд то, что пока никакие имеющиеся в распоряжении музеев информационные системы не решают не только такие важные задачи, как комплексное улучшение сохранности объектов культурно-исторического наследия и поддержка "активной жизни" предмета хранения в научной среде и в открытой экспозиции, - они не справляются и с задачами гораздо более элементарными и приземленными. Не существует единой концепции или стандарта описания предмета во взаимосвязи со множеством факторов его окружения: историческим контекстом, технологическими достижениями времени, политической обстановкой, художественными достоинствами, с результатами научных исследований этого предмета наконец.

Отсутствие единого подхода к данной проблеме не дает возможности эффективно использовать имеющуюся информацию в образовательных, воспитательных, пропагандистских и научных целях, сильно усложняет интеграцию баз данных музеев, не позволяет создать единую информационную систему культурно-исторического наследия. Отсутствует сама методология "компьютерного учета" и автоматизации музейной деятельности. Есть академические разработки, но они пока представляют собой сакральное знание немногих энтузиастов этой темы внутри музеев и не находят применения в прикладной области.

Например, ни одна из существующих программ, предназначенных для автоматизации музейной деятельности, не строится на принципе "источнико-ориентированного хранения информации", который является фундаментальным для ведения учетно-фондовой работы в российских музеях, а разработчики этих программ либо не подозревают об этом, либо игнорируют данный фактор, демонстрируя логику построения программы учета подобно той, что применяется на складах. Беда в том, что нет единого "центра компетенции", который занимался бы проблематикой отрасли, и нет ярко выраженной воли со стороны правительственных органов этим заниматься вообще. Надеемся, что в ближайшее время ситуация будет меняться. Computer Mechanics несколько лет работает в музейной отрасли, в частности с Государственным Историческим музеем, который является уникальным по объему и разнообразию предметов хранения, и поэтому мог бы стать методологическим центром автоматизации отрасли.


http://www.iemag.ru/articles/detail.php?ID=6460&phrase_id=32929

No1 (177), 28 января 2008 года

13.02.2008
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован