29 января 2007
3281

Александр Дугин: Многополярность - это революционная перспектива

Александр Гельевич, нынешние тенденции показывают, что Россия вновь претендует на роль одного из геополюсов в качестве "Энергетической сверхдержавы". В то же время на статус полюса могут рассчитывать Европа и Азия - Китай и Индия, плюс уже существующий полюс - США. Каким был мир до перестройки и становления однополярного мира, и каким на Ваш взгляд он представляется сейчас? Кто может претендовать на статус полюса?

Сейчас существует только один полюс - США. Многополярность - это альтернативная модель, которая вполне может реализоваться, но для того, чтобы она реализовалась, необходима воля и усилия. Как есть капитализм, но может быть социализм, точно так же есть однополярность, но может быть многополярность. Многополярность - это, в каком-то смысле, революционная перспектива.

Полюсами в этой многополярной системе теоретически могут быть только "большие пространства", а не государства. Государства как таковые полюсами быть не могут, полюс - это больше, чем государство.

Я вижу мир четырехполюсным. В этом мире есть европейский или даже евро-африканский полюс, есть полюс евразийский - Россия и ряд других евразийских держав, тихоокеанский полюс и существующий американский, ужатый от глобальной доминации до территории между Атлантическим и Тихим океанами. Каждый из этих полюсов-зон тоже может иметь плюральную структуру.

Полюса-зоны не являются отдельными государствами или даже цивилизацией, это нечто больше, они включают в себя ряд "больших пространств". На евразийском материке "большие пространства", входящие в евразийский полюс, - это Россия вместе со странами СНГ, это Пакистан, Иран. На тихоокеанском полюсе - это Китай и Япония, как два совершенно разновекторных, но очень мощных государства. В евро-африканском полюсе существуют европейский, африканский, арабский модуль. В американском полюсе есть Северная и Южная Америка. Таким образом, можно сказать, что многополярность -- это такая картина мира, где границы проходят не между государствами, а между цивилизациями. Это и есть альтернатива существующему глобальному миру или однополярному миру, где все решает США.

Поэтому вопрос о том, каким будет мир - однополярным или многополярным, это вопрос исторический, это вопрос успеха либо провала революционной геополитической стратегии. Либо победит многополярная революция, либо однополярная реакция, которая состоит в том, чтобы закрепить нынешнее положение дел и сделать американскую однополярную гегемонию стабильной, устойчивой и необратимой. И то, и то находится под вопросом, но, тем не менее, надо отдать должное и признать, что американцы сейчас находятся на пике своего господства.

Многополярная идея - это лишь некий набросок возможной альтернативы. И не один из потенциальных полюсов не решился окончательно выстраивать эту многополярную систему. Более того, сегодня ни один полюс в одиночку, кроме американского, не способен создать многополярную систему с опорой только на собственные силы. Для того, чтобы она сложилась, должна возникнуть прочная антиамериканская коалиция всех этих "больших пространств".

Америка же ставит открыто своей задачей не допустить формирования такой многополярной коалиции, где Китай, Европа, Япония, Индия, Россия, страны СНГ, арабский мир, даже Латинская Америка, действовали бы заодно, балансируя или помогая друг другу избавиться от американской однополярной гегемонии.

То есть, теория Мэхэна себя оправдала?

Конечно, американский успех - это успех ее таласократической геополитики, безусловно, это пик и триумф атлантизма. Это очевидно, но когда атлантизму удалось установить доминацию в планетарном масштабе, дальше уже возникает вопрос - сможет ли Америка удержать это беспрецедентное могущество? Одно дело создать, а другое дело - удержать. Создать у "See Power", "морского могущества" (если уж говорить о адмирале Мэхэне) получилось, а получится ли удержать - посмотрим.

А может ли Россия, основываясь именно на идее энергетической сверхдержавы, то, что провозгласил Путин, претендовать на статус полюса?

Россия - самостоятельный игрок. Дело в том, что масштаб России, несмотря на то, что он огромный, недостаточен для того, чтобы быть полноценным полюсом. Для того, чтобы Россия стала полюсом, во-первых, минимальное условие - необходимо объединить страны СНГ в единое экономическое, энергетическое и стратегическое пространство, а во-вторых, заключить стратегический союз с такими державами как Иран на юге, а возможны и варианты - Пакистан, Индия. Для полноценного полюса у России много чего не хватает.

С другой стороны, Россия, в силу своего геополитического евразийского положения является ключом к многополярной системе как таковой, поскольку американцам, для того, чтобы сохранять свою доминацию, необходимо, чтобы было разомкнуто пространство других потенциальных полюсов, а главное звено здесь - пространство России.

Одним словом, несмотря на то, что сама по себе Россия как энергетическая сверхдержава, самостоятельным полюсом быть не может, но именно от ее решимости, от ее позиции, от ее политической линии зависит вообще возможность самого многополярного мира. Это должна понять как сама Россия, так и все остальные участники глобального процесса.

Иными словами, у России в мировой политике будет ключевое место России, только если Россия будет действовать в ней политически активно, как раз как инициатор строительства многополярного мира. Только тогда весь ее потенциал (и энергетический в том числе) по настоящему зачтется, будет бы активирован.

Если Россия будет действовать пассивно в международной политике и не проявлять инициативу в этом вопросе, довольствуясь согласованием позиции с США, то ее статус как потенциальной сверхдержавы может довольно легко обнулиться, поскольку для того, чтобы его поддерживать в активном состоянии, необходимо инвестировать в геополитику и в глобальную политику. Если Россия не будет инвестировать свой нынешний потенциал в геополитику, в большую международную стратегию, то все плюсы от наличия у нас природных ресурсов и от высокой конъюнктуры цен на них могут быть обнулены.

Можно ли рассматривать ВТО и торговые отношения внутри СНГ как инструмент выстраивания двух мощных экономик одного полюса и другого? И можно ли рассматривать создание единого таможенного союза в рамках ЕврАзЭС как альтернативу ВТО?

Во-первых, в ВТО не существует двух полюсов. В ВТО существуют разные полюса, туда входят Европа, Китай, США. Вхождение России не имеет принципиального значения для этой модели, российская экономика слишком ничтожна для того, чтобы нарушить (или укрепить) баланс той мировой экономической системы, которая складывается. Нефть и газ мы продаем и так - а куда мы денемся? Поэтому это не является принципиальным вопросом.

А вот что касается того, является ли таможенный союз в рамках ЕвраАзЭС альтернативой ВТО, то нет, не является, поскольку он на порядок или на несколько порядков менее масштабен, чем ВТО. Это очень важная вещь - "таможенный союз", это фактически шаг к нашему становлению как геополитического полюса, но он важен в первую очередь как политическая и геополитическая модель. Да, мы очень сильно укрепим нашу позицию через таможенный союз, но ВТО это не заменяет, не подменяет, не составляет ему конкуренцию, это совершенно разнопорядковые вещи.

21 сентября 2006

Дугин Александр Гельевич

OPEC.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован