25 июня 2002
1986

Александр Дзасохов: `Внешнеполитическая доктрина России будет модифицирована`

Сразу по завершении в Кремле заседания Президиума Государственного совета с участием президента Владимира Путина на вопросы корреспондента Страны.Ru любезно согласился ответить глава рабочей группы по оценке влияния событий 11 сентября на внешнюю политику России президент Северной Осетии Александр Дзасохов.

- Какие предложения по изменению внешней политики России выдвигались участниками Президиума Госсовета?
- Нам очень важно было услышать позицию президента по всем аспектам представленного нашей рабочей группой доклада. Впечатление такое: президент держит в поле зрения все разнообразие вопросов как геополитического, так и хронологического характера. Свои акценты он расставлял таким образом, чтобы, с одной стороны, не разрушать конструкции нашего доклада, а с другой стороны, он вмонтировал очень важные идеи. Он говорил, в частности, о предстоящих крупных многосторонних встречах и сделал вывод, что после их успешного проведения будет создана основа, каркас для новой внешней политики России.
Мы почувствовали заинтересованность президента в продолжении дела, которым мы сегодня занимались. Это может выразиться, во-первых, в сохранении такой мощной аналитической экспертной группы, где будут люди разных поколений и школ, и которые будут работать на высшее государственное руководство. Президент, как я понял, за это. И второе: он увидел в Госсовете ту аудиторию, где можно обсуждать такие крупные стратегические вопросы и наилучшим образом сближать взгляды общества, элиты, власти. Это имеет колоссальное значение, когда речь идет о внешней политике.
Перед лицом новых вызовов мы почувствовали своевременность в увеличении информированности общественности о том, что делает государственное руководство в области внешней политики. Все участники дискуссии говорили о существенном увеличении масштаба нашего информационного присутствия на всем постсоветском пространстве. Я сторонник того, чтобы на данном этапе развития государства разделить вопросы обеспечения безопасности с международной точки зрения и вопросы внутренней безопасности. С такой позицией мы выходили на Президиум вместе с Андреем Кокошиным, и у нас не было оппонентов.
Многократно прозвучала мысль, что при всем множестве приоритетов самым главным остается выстраивание наших экономических, торговых, научных, образовательных и всех остальных связей с государствами СНГ и другими странами по периметру границ России.
На заседании Президиума Госсовета был редчайший на моей памяти случай в истории этого органа, когда был консенсус. На заседания по образованию, энергоносителям приходили люди с довольно дистанцированными взглядами. А здесь произошло очень важное единение.
- Не обсуждался ли вопрос о необходимости внести изменения в утвержденную президентом в 2000 году Концепцию внешней политики страны?
- Необходимость этого упоминалась сегодня не раз. Концепция, конечно, по многим положениям сохраняет свою актуальность. Но после 11 сентября даже свежие, вчерашние представления меняются. Есть новые вызовы, непредсказуемые тенденции развития. Вопрос о ревизии концепции не ставится. Скорее речь идет о том, чтобы насытить ее новыми понятиями. Поэтому президент поставил задачу МИДу вместе с нами рассмотреть вопрос о модификации концепции.
- Что говорилось о сотрудничестве с Китаем в рамках Шанхайской организации сотрудничества, с Индией?
- Санкт-Петербургская встреча Шанхайской группы будет важным этапом выстраивания внешней политики в отношении стран восточнее России. Мы говорили об исключительной значимости наших постоянных связей с Китаем и Индией, даже в контексте минимизации конфликта между этими двумя очень динамично развивающимися странами. Необходимо постоянно подчеркивать нашу заинтересованность в развитии сотрудничества с этими государствами, которые играют очень важную роль, и одновременно доказывать ущербность и контрпродуктивность конфронтации их между собой. Речь идет даже не о военной конфронтации, а об их нездоровой конкуренции. Мы предлагаем себя в качестве партнера, равноудаленного и от Пекина, и от Дели.
- Велась ли речь о возможном участии в совместных военных операциях в рамках новых партнерских отношений России с НАТО и США, например, в ходе борьбы с терроризмом?
- Договор с НАТО - это качественно новый уровень сотрудничества, но при понимании, что каждый в `двадцатке` участвует от имени своего государства, а не от девятнадцати и одного. С нашей стороны будет действовать право абсолютного вето, если какое-то решение для нас окажется неприемлемым. Планов проведения совместных военных операций в антитеррористической борьбе пока нет.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован