08 июня 2006
7927

Александр Галибин: `Как это можно было сыграть, не знаю до сих пор`

[...] Екатерина Васенина. Вы считаете, что эта картина адекватна сегодняшнему времени, что это "Мастер и Маргарита" наших дней?

Александр Галибин. Если у Владимира Бортко хватило сил и возможностей закончить картину и выпустить ее и он отдает себе отчет в том, что это его позиция на сегодняшний день, то тогда этот вопрос нужно адресовать режиссеру. О себе могу сказать: что хотел, я сделал. Единственное, что делает мою работу ниже, - то, что ее озвучивает другой актер. С чем это связано, я не знаю. Я озвучил 90% картины. Дальше было решение Бортко, что Мастер будет говорить голосом Иешуа. По договору у меня не было "права голоса", и вообще слово режиссера - это закон. По-своему интерпретировать снятый материал - право режиссера, право канала.

[...]Е. В. Называл ли кто-нибудь вас Мастером за ваши спектакли?

А. Г. Называли, конечно, в шутку или уважительно, но называли.

Е. В. Вам хорошо удалось показать сумасшествие...

А. Г. Такое странное совпадение. Дело в том, что два года назад я снимался в картине Кирилла Серебренникова "Рагин" по "Палате N 6". Играл Громова. Этот Громов - настоящий сумасшедший. Был довольно большой перерыв между съемками в картине Глеба Анатольевича Панфилова "Романовы. Венценосная семья" и картиной "Рагин", и к роли Громова я готовился. Прочитал много литературы по психиатрии рубежа XIX-XX веков, много узнал о том, в каком состоянии находилась наука по отношению к человеку, страдающему манией преследования. С этим багажом я вошел в "Мастера...". Так что для меня в этой работе нет ничего случайного. Главная сложность роли Мастера в том, что на экране она не эффектна. Мастер - знаковый персонаж, но не такой яркий, как другие. Потому он требовал большой внутренней работы. Люди говорят мне "спасибо за Мастера". Такое мнение дорогого стоит.

[...]Е. В. Можно ли говорить о мистике в вашей жизни, связанной с романом?

А. Г. Знаете, я могу рассказать вам одну историю, она случилась на пресс-конференции 8 декабря. Там было очень много народу, все подходили, что-то говорили. Подошел в том числе человек, который сказал: "Вы знаете, я должен вам рассказать одну историю, которая меня преследует. Дело в том, что в конце 70-х годов я учился на филфаке, мы разбирали роман ,,Мастер и Маргарита", стали распределять роли. Распределили все, кроме роли Мастера, не могли найти актера. И наша пожилая педагог сказала: ,,Вы знаете, я сегодня не вижу человека, который мог бы сыграть эту роль, но появился артист, фамилия его Галибин. Если у него все в жизни сложится правильно, тогда лет через 25-30 он мог бы сыграть Мастера". Пожалуй, это самое сильное и, если хотите, мистическое явление для меня за все время работы над картиной. Мне не удалось дальше с ним поговорить, он исчез. Не растворился, как Коровьев, нет, но там было очень много народу, и я даже не запомнил его лица. Передал мне эту историю - и исчез. Не думаю, что он мне соврал.

[...] Что касается моего самочувствия после выхода из роли, оно было тяжелым. Не знаю до сих пор, как это можно сыграть, - так же, кстати, как нельзя сыграть государя. Можно только передать, настроив себя, подготовив себя, создав какое-то поле внутри себя. Глеб Анатольевич Панфилов во время съемок ,,Романовых..." очень мне помог. Ведь путь государя от отречения до расстрела - это путь на Голгофу. Но и у Мастера тоже, получается, был путь на Голгофу".

ВАСЕНИНА Е. Александр Галибин: "Как это можно было сыграть, не знаю до сих пор" // Новая газета. 2006. 12 янв.
http://www.russiancinema.ru/template.php?dept_id=15&e_dept_id=1&e_person_id=177
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован