29 августа 2003
2103

Александр Голутва: Есть генетическая потребность смотреть отечественное кино

В этом году в стране впервые за долгое время отметили День кино. Накануне, давая пресс-конференцию, первый заместитель министра культуры Александр Голутва заметил, что повод для радости действительно есть.

Между тем самый амбициозный кинопроект новейшего времени - акционирования и приватизации студий - если и осуществляется, то как-то очень медленно, незаметно для посторонних глаз. Об этом, а также о проблемах производства и проката отечественного кино Александр Голутва рассказал "Ведомостям".

- С тех пор как был подписан знаменитый указ президента Путина, не смолкают разговоры об акционировании киностудий. Были бурные протесты, даже отставки, дискуссии, а сам процесс уже начался? Могли бы вы простыми словами объяснить, что на самом деле происходит?

- Во-первых, сразу оговоримся. Сегодня киностудиями у нас называются организации двух видов. С одной стороны, фабрики, у которых производственные мощности, коллекции костюмов, реквизита и т. д. С другой - организации, которые не имеют даже собственного помещения (классический пример - СТВ Сергея Сельянова) , и подавляющее большинство фильмов производится именно на таких студиях. Государственная поддержка в производстве фильмов на равных условиях оказывается и тем и другим. Но когда мы говорим об акционировании студии, речь идет об акционировании производственных мощностей кинематографии: тех самых зданий и сооружений, где находится кинооборудование, цеха, павильоны. ..

- И процесс этот будет длится до бесконечности или все-таки существуют временные рамки?

- Рамки существуют. И процесс был бы куда более быстрым, если бы не особенность этих предприятий. Эти киностудии находятся в организационно-правовой форме "федеральные государственные унитарные предприятия" (ФГУП). Но помимо имущества киностудии сегодня владеют и интеллектуальной собственностью - на фильмы. Если фильм выпущен более 50 лет назад, он становится общественным достоянием, а на фильмы не старше 50 лет права принадлежат киностудии. В случае акционирования киностудии и последующей приватизации права на фильмы автоматически перешли бы к новым собственникам. Хотя зачастую эти права имеют даже большую ценность, чем имущество и оборудование. Так что отдавать эти права новым владельцам фактически бесплатно вряд ли было бы справедливо. Поэтому процесс акционирования киностудий и получился таким длинным. Сначала проходит этап реорганизации: киностудия разбивается на две части, на два государственных предприятия. В одном ГУПе остается все имущество, а в другом - права на фильмы. И предприятия, у которых права на фильмы, ни акционироваться, ни приватизироваться не будут.

- А что будет с производственной частью студий? Ведь "Мосфильм" - это целый город. Кому он будет в результате принадлежать?

- Проблема в том, что сегодня на рынке нет замещения этим производственным комплексам. И все частные киностудии тоже снимают свое кино на услугах "Мосфильма", "Ленфильма". .. Там же снимаются многочисленные сериалы.

И просто для того, чтобы чуть улучшить состояние бюджета (хотя для нашего бюджета продажа киностудии практического значения не имеет) , провести приватизацию киностудий и потерять их как предприятия этого профиля было бы большой ошибкой.

Есть такие секторы в кинопроизводстве, которые можно создать и развить только в течение многих лет. Например, коллекция костюмов, автопарк старых автомобилей - это в один день, в один год и даже в несколько лет не соберешь. А на "Мосфильме" коллекции собирались десятилетиями. Поэтому и предлагается довольно щадящая схема приватизации киностудий.

После того как завершится реорганизация, каждая из студий будет преобразована в акционерное общество со 100% -ным участием государства в уставных капиталах. То есть государство будет единственным акционером этих киностудий.

- Но в чем тогда польза от этого акционирования?

- Будет создана более симпатичная для инвесторов оболочка структуры, т. е. сделан первый шаг к приватизации киностудии. Оболочка же симпатична тем, что она более прозрачная, более открытая, более управляемая по сравнению с формой ГУПа. Не случайно сейчас проводится реформа государственных унитарных предприятий - инвестор предпочитает иметь дело с акционерными обществами. Они считают, что это более привлекательная форма.

- Инвесторы получат акции?

- Конечно. Вопрос поставлен о продаже пакетов: когда появятся серьезные заинтересованные лица, т. е. компании, у которых есть интерес не только к земле, к зданиям, но и к тому, чтобы развивать фильмопроизводство на базе этих киностудий, - в таком случае пойдет разговор о продаже пакетов акций.

- Будут ли выработаны какие-то защитные механизмы против перепрофилирования студий?

- Механизмы будут. Во-первых, никто не собирается распродавать целиком все акции: будет оставлен определенный пакет акций за государством.

- То есть "Мосфильм" не может превратиться в комплекс ресторанов?

- "Мосфильм" не может превратиться в комплекс ресторанов, даже если будет продано почти 75% акций. 25% акций, оставшихся за государством, достаточно для того, чтобы перепрофилирования студии не произошло.

- А государство должно становиться все более крупным игроком в отрасли?

- Смотря что понимать под словом "игрок". У государства две функции. Одна - регулятивная. И она должна постепенно свестись к нулю. Вторая функция - финансовая поддержка кинематографа. Здесь нужно учитывать, что кинематография - это не только бизнес, но и важнейшее из искусств. А все искусства - это сфера национальных приоритетов. Поэтому в любом случае, при любой сверхразвитой рыночной системе желательно, чтобы эта поддержка сохранилась. Там, где существует развитая кинематография, есть и государственная поддержка. В Америке, правда, такой прямой поддержки нет. Там это идет через различные фонды, через меценатство, через благотворительность. И у них это очень развитая система, которой нет нигде в Европе.

В Европе больше полагаются на государственную поддержку. И в ближайшее десятилетие нам тоже от этого не уйти. И если у государства есть такая возможность, необходимо увеличить свое участие и помочь отечественному кино хоть как-то конкурировать с всепобеждающим американским.

- Да, но ведь "поддержка" и "участие" - не синонимы. Поддержка - это безвозвратное вкладывание денег, что, собственно, и происходит сейчас. Участие может предполагать возврат вложенных средств. Такой вопрос стоит?

- Конечно. Постепенно акценты смещаются. В 1995 - 1996 гг. безумием было бы ставить вопрос о возврате средств, выдаваемых государством на поддержку отечественного кино. Сейчас ситуация меняется. Наша же задача заключается в том, чтобы, с одной стороны, стимулировать развитие кинобизнеса в целом, вне зависимости даже от того, какое кино показывают в кинотеатрах: американское или наше, и, во-вторых, чтобы выпускалось хорошее отечественное кино, попадало бы и в кинотеатры, и на экраны телевизоров, и на DVD. И если на каком-то этапе уже возникает возможность напрячь продюсеров, заставить их работать более активно, ответственно относиться бюджетным средствам - значит, надо использовать такие рычаги.

И если сейчас мы помогаем всем, в том числе и тем продюсерам, которые рассчитывают на коммерческий результат своей деятельности, то с течением времени помощь будет оказываться в первую очередь проектам, сильным в творческом отношении, но более слабым с точки зрения рынка. Тем, что мы называем авторским кино. И, конечно, молодежи - ведь почти нет таких продюсеров, которые идут на риск, запуская дебютантов.

- Иными словами, государство пока не собирается брать на себя продюсерские функции?

- Такая мысль есть, только опять речь идет не о государстве, а о том, что Минкультуры может передать часть своих функций другим структурам. Мы уже создали "Роскинопрокат" - организацию, которая занимается продвижением российских фильмов к зрителю. Может быть создана и организация, занимающаяся кинопроизводством: ей министерство может поручить отвечать за государственные пакеты средств, которые будут вкладываться в тот или иной фильм.

- Означает ли это, что все госсредства, направленные на производство фильмов, будут идти через эту структуру?

- Пока в точности ничего утверждать нельзя. Все это существует лишь как идея, которая, кстати, была сформулирована еще в 1999 г. , когда я стал председателем Госкино. С самого начала мы и думали, что Госкино потом будет преобразовано в такого рода организацию. Ведь сегодня Департамент кинематографии занимается не совсем свойственными ему функциями: все эти договоры на производство, приемка картин и прочее. ..

- За время, пока в кинематографе существовали льготы по налогу на прибыль, сложилась ситуация, когда, по формулировке Даниила Дондурея, продюсер решал все собственные материальные проблемы на стадии производства, а не проката фильма. Не кажется ли вам эта ситуация безысходной?

- Частично - да, но только частично. Во-первых, при существовании налоговых льгот подавляющая часть денег оставалась инвесторам - им в первую очередь и была выгодна эта льгота. И во-вторых, дело ведь не только в налоговых льготах. Если нет возврата средств, то продюсеры неизбежно будут вытаскивать деньги из тех, которые закладываются на производство. ..

- А что все-таки первично: возможность вытащить из производственных денег определенную сумму и не стремиться к возврату или отсутствие инфраструктуры, при которой возможен возврат?

- Отсутствие ситуации, при которой возможен возврат денег.

- И как долго, по вашему прогнозу, продлится эта ситуация?

- Прогнозировать сложно. Я думаю, что нужно как минимум пять-семь лет в определенных условиях развития всей страны. Будет развиваться экономика - будет развиваться и кинематография. То есть если в стране будет стабильный экономический рост и отсутствие инфляции, то американское кино уже немножко потеснится.

- Предположим, у человека стабильно растет зарплата, а инфляция в стране снижается. Но ведь это означает только то, что ему не будет жаль отдать $10 за билет на хороший фильм. И скорее всего, американский.

- Это вопрос, который давно обсуждается. И вот что важно: существует, причем не только в старших поколениях, а и у молодежи тоже, генетическая потребность смотреть отечественное кино. Яркий тому пример - наше телевидение. Все полюбили смотреть отечественные сериалы; полюбили - потому что они пошли. Когда были одни мексиканские, все домохозяйки утверждали, что лучше ничего нет и быть не может. Но появились российские, и мексиканские уже забыты. Изменилась привычка. Я, когда работал директором "Ленфильма", два года ходил по телеканалам с толстенными папками, убеждал, как выгодно запустить русские сериалы и снимать их в Петербурге. Но все было глухо. Зато теперь, на 2003 г. , запланировано снять 1000 серий телевизионного кино.

Сейчас отечественные сериалы смотрят потому, что их стали показывать, а показывают их потому, что это стало выгодно. Достаточно просто подумать, при каких обстоятельствах прокатчикам будет выгодно показывать наше кино.

Первое, что приходит в голову, - это ограничение показа американских фильмов. Но если ограничить американское кино, то нужно его заменить отечественным, причем в достаточном количестве, а такого количества хороших российских фильмов пока просто нет. К тому же ограничить показ американского кино - это значит резко снизить доходы киносети, убить квалифицированные продюсерские компании, т. е. затормозить весь этот бизнес, отвратить западных инвесторов.

Главное, с чем необходимо сейчас работать, - правильная организация проката отечественного кино. Крупные прокатные компании эти задачи выполнять вряд ли будут: они завязаны на серьезных партнерах, фактически у них есть хозяева. Эти задачи будут выполнять в первую очередь дистрибьюторы отечественного кино. Поэтому нужно создать достаточно мощную дистрибьюторскую компанию.

Потому что вполне бессмысленна, на мой взгляд, прокатная деятельность маленьких продюсерских компаний: они выпускают один фильм в два года, потом с этим фильмом сами пытаются втиснуться в киносеть.

- Что невозможно?

- Возможно только в виде исключения: кто-то кому-то брат, сват, знакомый или раскрутили кого-то на большие спонсорские деньги на прокат фильма, обманув и в конечном итоге нанеся ущерб себе и всему делу кинематографии.

Разные могут быть ситуации, но, в принципе, должна быть организована нормальная работа, когда существуют постоянно несколько партнеров, дистрибьюторов, занимающихся российским кино. Их все знают, к ним все обращаются, с ними заранее договариваются. Дистрибьютор, в свою очередь, работает с производителем заранее: еще только начинается запуск фильма, а они уже застолбили за собой право проката. Вот этой системы у нас нет, ее нужно создать.

Как бы ни было велико и могущественно американское кино, оно не таково, чтобы занять российский рынок на все 100%. Блокбастеры не выскакивают один за другим каждый день в американском кино, их довольно ограниченное количество. Фильмов, которые собирают очень много денег, пять-шесть в год.

У нас огромная территория, огромная страна, огромное количество зрителей, которые придут в кинотеатры, - в случае развития рынка.


http://www.vedomosti.ru/newspaper/article.shtml?2003/08/29/65785
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован