12 августа 2004
2060

Александр Коробчанский: `Ароян сообщила мне, что ее мужа арестовали...`

В реалити-шоу `Ароян против Киркорова` появилась новая сюжетная линия. В эфире `Эха Ростова` истица поделилась результатами собственного расследования. Ее адвокат Владимир Лившиц неоднократно заявлял, что не верит в болезнь своего коллеги Александра Коробчанского и считает ее не более, чем `детсадовским способом` затянуть процесс. Ирина Ароян, чтобы доказать справедливость слов своего защитника, организовала ряд контрольных звонков в адвокатское бюро Коробчанского, нашла его дома и выяснила, что он способен говорить `нормальным голосом`. По мнению журналистки, этот факт неопровержимо свидетельствует, что Коробчанский симулировал болезнь - ведь, по ее сведениям, в его бюллетене якобы стоит диагноз `афония` (потеря голоса). Об экзотическом диагнозе адвоката Киркорова Ирина Ароян, по ее словам, узнала из `неофициальных источников`.

Для того, чтобы разобраться в происшедшем, а заодно подвести предварительные итоги этого изрядно всем надоевшего процесса, мы решили обратиться к самому `мнимому больному` (по версии Ароян) - известному ростовскому адвокату Александру Коробчанскому, представляющему в суде Октябрьского района Ростова-на-Дону интересы заслуженного артиста РФ Филиппа Киркорова...

- Судя по последним заявлениям стороны обвинения, вы `пойманы с поличным`. Вы действительно симулировали потерю голоса?

- Это какой-то театр абсурда. Я действительно заболел, лечился. По этой причине судья перенес заседание. Сторона обвинения немедленно сочла эту болезнь `дипломатической`. Это их право, хотя громкие заявления на этот счет находятся явно за гранью профессиональной этики. А потом в мое адвокатское бюро около пяти раз позвонила молодая женщина, как я сейчас понимаю, сама Ароян. У нее якобы возникли `большие проблемы c мужем, которого незаконно арестовали за хранение наркотиков`. Я очень хорошо отношусь к своим клиентам - как прошлым, так и настоящим. Никогда не оставляю их в беде. Естественно я перезвонил. Потом в ходе разговора я почувствовал, что это чей-то глупый розыгрыш и положил трубку.

- Но вы ведь действительно нормально говорили по телефону?

- Да, и что, по-вашему, из этого следует?

- Что диагноз `афония` (потеря голоса) выглядит, по меньшей мере, сомнительно...

- А откуда истица этот диагноз взяла? Разве она видела мой больничный лист? Как вы полагаете, это в принципе возможно, чтобы истец в ходе процесса имел доступ к этому документу? Потом, оперируя полученным ею якобы из неофициального источника `диагнозом`, она меня фактически оклеветала. Никакой `афонии` не было указано ни в моем больничном листе, ни в истории болезни, я никогда никому не говорил и не говорю о том, что мне поставили такой диагноз. Поэтому я официально предлагаю назвать Ирине Ароян тот `неофициальный источник`, из которого она получила эти сведения. Я хочу также сообщить, в связи с вашим вопросом, что 26 июля прямо из кабинета врача я позвонил судье Владимировой и тем же самым `нормальным голосом` сообщил ей, что я болен и у меня высокая температура.

- Разыгранный Ириной Ароян, как она это сама называет, `спектакль` будет иметь для нее какие-то последствия?

- Я вам вот что хочу сказать. Вся линия обвинения направленная на то, чтобы обвинить меня в недобросовестном затягивании процесса, лишена смысла. Я не хочу ничего не форсировать, ни затягивать. Все должно идти в нормальном рабочем темпе и в строгом соответствии с законом. Любому грамотному юристу понятно, что в действиях моего клиента нет состава уголовного преступления. Если судом первой инстанции будет вынесен обвинительный приговор по делу, он, естественно, будет обжалован и, я уверен, в вышестоящих инстанциях будет отменен.

- Но ведь все слышали нецензурную брань и трудно найти человека, который бы отнесся к этому с одобрением.

- Вы, безусловно, правы. Несомненно, Киркоров нарушил общепринятые нормы морали. И более того, невозможно отрицать, что он совершил административное правонарушение, которое заключается в нецензурной брани в общественном месте. Но того, что ему инкриминируется в рамках этого судебного процесса, он не совершал.

- А как вы оцениваете освещение процесса в СМИ?

- Тут нужно указать такой момент: это дело перешло из разряда частного обвинения Ириной Ароян в адрес Филиппа Киркорова в дело под названием `Журналистское сообщество против звезд шоу-бизнеса`. Ничего подобного до сих пор не было. Участвовать в таком процессе очень тяжело. Журналисты обладают монополией освещения процесса в своих изданиях и при этом являются заинтересованной стороной. В итоге они не только не доводят до своих читателей и зрителей истинного положения дел, но и зачастую, сознательно вводят их в заблуждение. Так что по степени тенденциозности и необъективности работа СМИ на этом процессе - это нечто беспрецедентное.

03 августа 2004
Беседовала Екатерина Серебрякова
ЮФО.руhttp://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован