19 февраля 2003
2738

Александр Котенков: `Нет таких денег, чтобы купить в стране всех включая президента`

Представитель президента в Государственной думе Александр Котенков уже семь лет трудится на своем посту. О секретах политического долголетия, отношениях с президентом и его администрацией, лоббизме и яхтах он рассказал в интервью корреспонденту ГАЗЕТЫ Павлу Морозу.
"В Конституции не написана фамилия президента"

- Два года назад вы говорили, что устали и не прочь были уйти с должности полпреда. Почему вы решили остаться?

- Я никогда не принадлежал ни к одному из существующих или воображаемых кланов околокремлевского окружения. Никогда не работал на президента Ельцина и не работаю на президента Путина - я работаю на президента Российской Федерации. В Конституции не написана фамилия президента. Это одна из причин того, что я работаю в этой должности уже восьмой год. Надеюсь, что занимаюсь этой работой достаточно профессионально. И никогда не лезу решать те острые политические вопросы, которые не касаются непосредственно моей деятельности. Любой человек, работающий во власти, не может оставаться вне политики, но я держусь в русле государственной политики.

- Вы проводник этой политики?

- Безусловно. Когда человек начинает выходить за рамки своего политического направления и вторгаться в иные сферы (далеко не всегда успешно), то это вредит делу и приводит к исчезновению этого человека с политической арены.

- Вас называют "человеком без собственного мнения". Как вам удается отражать волю президента, избегая личностных оценок?

- Действительно, я стараюсь избегать их, особенно в отношении депутатов Госдумы. Хотя я иногда это делаю, когда парламентарии переходят определенную грань приличий и начинают нелицеприятно отзываться о президенте, нарушая установленные Конституцией пределы взаимоотношений парламента с президентом.

- Последний раз когда подобное случилось?

- Такие перепалки у меня случались с Шандыбиным...

- А с Жириновским?

- Нет, с Жириновским я стараюсь в перепалки вообще не вступать.

- Почему президент не отреагировал на откровенно хамские высказывания вице-спикера в Ираке?

- Действия Жириновского не относятся к законодательному процессу. А лицо депутатского корпуса - это дело самого парламента. Хотя, конечно, главе государства неприятно, когда это лицо несколько обезображено. Но, если я представляю президента, прежде всего в законодательном процессе, я этого не касаюсь.

- А кто с этим несколько обезображенным думским лицом занимается? Администрация президента?

- Политическим взаимодействием с парламентом, конечно, занимается администрация президента. У нас есть главное управление внутренней политики, одна из функций которого - политическое взаимодействие с Госдумой. Я с ним контактирую только в тех пределах, которые необходимы для политической поддержки законодательного процесса. В этические вещи я стараюсь не встревать. И не потому что я абсолютно к этому безразличен, но если я начну давать оценку поведения депутатов...

- А почему бы и нет?

- Я могу это сделать только по поручению президента.

- Пока такого поручения не было?

- Я думаю, и не будет.

- Думу постоянно потрясают лоббистские скандалы. Политическое, этическое и законодательное лицо законодательного органа страдает.

- Я не вижу в этом ничего страшного, лоббизм - это нормальное явление в парламентской деятельности любого государства. Во многих государствах это узаконенное действие. Существующие парламентские лобби действуют на совершенно законных основаниях, представляя интересы тех или иных групп: экономических, финансовых, социальных. У нас, как всегда, все это принимает несколько гипертрофированный характер. Но не надо делать из этого трагедии, механизм защиты от лоббизма - не всегда отрицательное явление. Есть финансовые группировки, политические, социальные, отдельные компании, лоббирующие законопроекты. И далеко не всегда их предложения носят антигосударственный, антинародный характер. Нередко профессиональные группы крупных компаний, объединений предлагают вполне разумные решения, которые не смогло своевременно внести правительство. Безусловно, при этом они преследуют свой интерес, но нередко этот интерес совпадает с интересом государства в целом. Они могут быть внесены в не очень грамотной форме, но, по сути, быть верными. Почему надо от них отказываться? Другое дело, когда интересы конкретной лоббистской группы вступают в противоречие с интересами остальных. Это самая неприятная форма лоббизма. Но у нас достаточно много защитных механизмов: субъекты законодательного процесса - две палаты парламента, правительство, которое дает заключение на предлагаемые проекты, наконец, президент, который вправе отклонить закон, если он не вписывается в рамки проводимой им политики. Лоббистские законы проводятся при определенном финансовом обеспечении. Поверьте мне: невозможно купить всех, чтобы этот закон легко и на радость лоббирующей группировке прошел все стадии рассмотрения и был подписан президентом. Я могу привести один пример: закон о холдингах (кстати, далеко не самый вредный). Достаточно крупная компания выступила первой с инициативой проведения этого закона. Естественно, она преследовала свой интерес, но этот интерес распространялся на всех. Это пример лоббизма общезаинтересованного. Но, несмотря на то что компания интенсивно лоббировала свои интересы, подключая других заинтересованных партнеров, закон провести не удалось. Дойдя до Совета Федерации, он застопорился. Нельзя купить всех!

- Семаго год назад раздавал интервью и говорил, что депутата можно купить чуть ли не за 500 долларов...

- Я не знаю, за сколько можно купить депутата, но знаю, что многие лоббистские проекты очень щедро финансируются. Особенно когда идет речь об интересах какой-нибудь крупной корпорации. Но, подчеркиваю, нет таких денег, чтобы купить в стране всех включая президента. Даже если какие-то законы и приняты ошибочно, это может быть ошибка правительства или министерства, готовившего законопроект...

"Оппозицию надо любить, холить и лелеять, на руках носить"

- Как-то вы сказали, что, хотя Госдума стала более работоспособной, качество принимаемых документов резко ухудшилось.

- Я еще в советские времена говорил, что однопартийность погубит это государство. И она-таки погубила великую страну. Отсутствие оппозиции в государстве - это прямой путь к его гибели. Оппозицию надо любить, холить и лелеять, на руках носить. Если не будет дискуссии при принятии законов, если будет однозначное штампование нужных законов...

- Что сейчас и происходит...

- Да, законы стало проводить гораздо легче. Но при этом появилось стремление ускорить процесс вопреки природной логике, технологии проведения закона. Во всем мире есть процедура проведения закона. Как только мы отступаем от нее - начинается сбой.

"На нем нельзя разговаривать ни матом, ни как-то по-другому"

- Например, сбой закона о языке...

- Название бьет прямо по ушам: закон о русском языке как о государственном языке. По Конституции государственным языком является русский. Но это только одно из качеств русского языка. А согласно проекту закона на нем нельзя разговаривать ни матом, ни как-то по-другому, нельзя его искажать... Это какой-то бред. Проект закона почему-то приобрел черты закона о государственном языке, когда язык является государственным и с ним делать то-то, то-то и то-то запрещено категорически. Причем коммунисты в этом вопросе вдруг стали ярыми националистами: русский язык только как государственный, а не государственный язык - русский язык. Акцентирование языка на государственности, а не на его русскости привело к тому, что был допущен ряд смысловых ошибок, которые требуется править.

- Как править будете?

- Совет Федерации отклонил этот закон с созданием согласительной комиссии. Ведь вопросов для обсуждения масса. К примеру, депутаты оперируют термином "просторечные выражения". К своему стыду, я не помню, как этот термин проник в текст закона. Откуда он вообще взялся? Нет такого юридического понятия - "просторечные выражения". Кто определит, что является просторечным выражением, а что нет? Совершенно нечетко прописана норма о недопустимости применения иностранных слов при наличии аналогов в русском языке...

- Неужели компьютер будем называть вычислительной машиной?

- Вычислительные машины - это еще неплохо... Но критику вызвали такие слова, как "статус", "функционирование". Причем упустили, что такие слова, как "федеративность", "федерализм", тоже имеют иностранные корни. А это конституционное название нашего государства. Кстати, само слово "конституция"... Вот товарищ Сталин заставлял писать "основной закон". Так что, вернемся к сталинской формулировке? Нельзя доводить все до абсурда. Такие попытки предпринимались еще в XIX веке: заставить всех говорить исключительно по-русски. Кто-то из писателей того времени попытался, хохмы ради, перевести простую фразу: "Франт шел по тротуару из театра в цирк в галошах". Получилось так: "Хорошилище шло по гульбищу из позорища на ристалище в мокроступах". Ну, если кому-то нравится так выражаться, то давайте вернемся к древнеславянскому языку, так сказать, к исконным корням. Хотя нет ни одного языка в мире, который бы не имел заимствованных слов. Тем более сегодня, в век информатики и глобализации. И американцы используют русские слова, и мы используем массу других слов, которые стали для нас общеупотребительными. И никто не будет объяснять, что такое персональная электронно-вычислительная машина. Опять же возвращаемся к слову "электронная" - а каковы корни этого слова, чем заменить его в русском языке? Все это глупость, конечно... Бесспорно, нельзя засорять русский язык иностранными словами там, где в этом нет необходимости, особенно при использовании русского языка как государственного, т.е. в нормативных актах, в официальных обращениях...

"Президент не может уследить за работой обеих палат парламента по каждому законопроекту"

- Как вы общаетесь с главой страны?

- Как общаюсь? Лично общаюсь на встречах, иногда звоню ему, когда это необходимо. Согласитесь, что за 7 лет работы только в этой должности у меня накопился достаточный опыт, который позволяет мне самостоятельно принимать решения. Кстати говоря, в указе президента об этом прямо написано, что я руководствуюсь собственным правосознанием и указаниями президента. То есть для меня достаточно знать общее направление проводимой президентом государственной политики...

- Не вдаваться в конкретику...

- Когда я строю те или иные умозаключения, я их основываю прежде всего на Конституции. В какой мере то или иное решение или предложение Госдумы соответствует Конституции и действующим законам?

- Но вы не раз заявляли, что вы не имеете прямого доступа к президенту.

- Это не так. У нас существует система работы, которая позволяет мне в большинстве случаев высказывать согласованную позицию не только администрации президента, но и правительства. Мы, наконец, за много лет работы выработали - а я должен сказать, что это было очень трудно, - достаточно стройную систему взаимодействия, при которой у нас практически не бывает разногласий. Каждый законопроект, выносимый на обсуждение Государственной думы, мы обсуждаем дважды, причем до его рассмотрения. Сначала в администрации президента, как бы в общеполитическом плане: что поддерживать, что нет, не вдаваясь пока в тонкости конкретного законопроекта. А потом рассматриваем в правительстве на совместной комиссии по законодательной деятельности. Там присутствуют представители всех министерств и ведомств, а также основных структурных подразделений администрации президента. Прежде всего государственное правовое управление, экономическое управление, мой аппарат и я лично, а также представитель президента в Совете Федерации. И только потом мы выходим на пленарное заседание Госдумы с выработанной позицией по каждому законопроекту. Поймите, президент все равно не может уследить за работой обеих палат парламента по каждому законопроекту. Да ему это и не нужно. Президент, безусловно, отслеживает основные, судьбоносные проекты.

"Вот сидит Котенков в ложе, чуть ли не зевая, дремлет"

- Когда вам потребовалось лично встретиться с Владимиром Владимировичем?

- Последний раз это было 9 января. И я сразу скажу, что помимо обсуждения итогов прошлого года и основных задач на весеннюю сессию меня лично интересовала позиция президента (у нас, к сожалению, есть здесь определенные разногласия) о прохождении пакета законопроектов по реформированию энергосистемы. Основная часть нашей встречи была посвящена именно выработке позиции и ее уточнению по энергопакету. К сожалению, я не могу сказать, о чем мы договорились. Ведь 90% моей работы, если не больше, никто не видит. Дума обсуждает какие-то малозначимые вопросы, идет вялая работа. И всем кажется, что вот сидит Котенков в ложе, чуть ли не зевая, дремлет. На самом деле это не так. Даже там, в ложе, идет напряженнейшая работа. Депутаты подходят по своим текущим вопросам. Постоянно у меня аппарат работает. Передо мной всегда стоит компьютер, подключенный ко всем существующим информационным сетям.

- С кем было легче работать - с Борисом Николаевичем или с Владимиром Владимировичем?

- Для меня почти нет разницы. Подчеркиваю, что я достаточно автономен в своей работе. Мне надо лишь знать общее направление политики президента. Когда возникают острые концептуальные вопросы, типа реформы электроэнергетики, да, мне необходима встреча с президентом. По текущим вопросам я спокойно справляюсь без подобных консультаций. Да и президента тоже не стоит перегружать.

- Действительно, удалось же вам заблокировать вариант закона о валютном регулировании...

- Я не вижу здесь большой проблемы. Одного моего выступления было достаточно, чтобы остановить этот процесс. Мы согласовали эту позицию в администрации президента после моего выступления. К сожалению, это один из тех случаев, когда решение пришлось принимать мгновенно. И было найдено компромиссное решение, которое всех удовлетворило.

"Выезжаю за рубеж в межсезонье, в основном зимой"

- Вы как-то пошутили, что никогда больше чем с 1000 долларов за границу не ездили.

- Да у меня не было такой необходимости. Если вы обратите внимание на оформление моего кабинета, то поймете, что у меня нет времени на пустопорожний отдых за границей. Хотя я иногда выезжаю за рубеж в межсезонье, в основном зимой. Года два назад в декабре провел несколько дней в Париже. Ездил на парижскую выставку яхт. Но это полупрофессиональный интерес как президента Всероссийской федерации парусного спорта.

- Когда вы последний раз выходили в море?

- В августе прошлого года, на очередном чемпионате России, который, к сожалению, я проиграл. Но не сильно этим был огорчен. Я занял третье место, и разрыв был в десятые доли очков. Я очень рад, что проиграл в данном случае своим же друзьям-соперникам из Севастополя.

"Планируем уложиться в 25-30 миллионов долларов"

- А вы базируетесь в Таганроге?

- Да, основная спортивная база у меня в Таганроге. Но сейчас я готовлю перебазировку на Черное море. Накануне мой первый вице-президент Александр Соболев вылетел в очередной раз в Геленджик, где решается вопрос о выделении нам участка земли в геленджикской бухте. Точнее говоря, вопрос о земле уже решен. Сейчас идет переоформление. Федерация будет строить там очень крупный международный парусный центр. Я думаю, что и моя личная спортивная база будет там, поскольку мелководное Азовское море уже становится для нас тесноватым. Если удастся построить в этом районе крупнейший парусный центр с марино на 350-400 стоянок, это будет большой прорыв. Для примера скажу, что крупнейшее в этом регионе марино в сочинском яхт-клубе в 8 раз меньше - порядка 50-60 стоянок. Оно уже перегружено и задыхается, там своих ставить некуда. Когда мы приходим в Сочи на финиш чемпионата России, а это порядка 50 крейсерских яхт, все местные катера и яхты заранее убирают в порт. Чтобы на 2 дня освободить место на стоянке для нас. Это крайне неудобно. Поэтому думаю, что со временем центр парусного спорта на Черном море переместится в Геленджик.

- Это же дорогой проект.

- Безусловно, проект дорогой, но рассчитан не только как спортивный. Это будет как бы полукоммерческий проект. Даже скорее коммерческий, на базе которого будет основываться спортивная часть. Во-первых, почему стоянка на 400 судов? Мы предполагаем развернуть очень серьезную деятельность по организации яхтенного международного туризма. К сожалению, у нас нет инфраструктуры, которая могла бы принять яхтсменов-туристов из Европы, а рвутся на Черное море очень многие. Конечно, потребуется усовершенствовать наше законодательство, но это как раз более простая проблема, нежели финансовая.

- А кто пожелал вас профинансировать?

- Я не могу сказать, что у меня есть деньги на весь проект. Но желающих участвовать в этом проекте достаточно.

"Кто может себе позволить, будет жить в отеле, кто не может - в летнем лагере"

- Вам же как госчиновнику запрещено заниматься коммерческой деятельностью.

- А я не занимаюсь коммерческой деятельностью.

- Но вы же нашли деньги?

- Я президент Всероссийской федерации парусного спорта и руковожу общественной организацией, некоммерческой. Но это не мешает искать спонсоров. У нас учрежден некоммерческий фонд развития парусного спорта, имеющий право заниматься коммерческой деятельностью - когда прибыль направляется на уставные цели фонда. Вот фонд у нас и занимается этой работой. Сейчас идет оформление земли. И если кто-то думает, что это бесплатно дается, то ошибается. Очень-очень большие деньги мы должны заплатить за то, чтобы получить 9 гектаров побережья. Причем берем не в собственность, а в аренду на 49 лет. А через полвека наши внуки разберутся с законодательством и со всем прочим. У нас есть дружественная организация - Международный фонд поддержки гуманитарных программ. Это очень серьезная организация, финансирующая большие гуманитарные программы в России. Поскольку спорт - это, безусловно, гуманитарное направление, фонд является одним из спонсоров наших проектов. Мы пока заключили с ним договор на финансирование всех вопросов, связанных с оформлением аренды. Я не буду называть цифр, т.к. это коммерческая тайна, но поверьте, одно оформление стоило очень дорого. Но интерес к нашему проекту огромный. У меня сейчас уже своего рода конкурс, хотя я его не объявляю официально, пока не получу акт на землю и не спроектирую первую очередь центра. Прежде всего строительство марино (стоянки для яхт. - ГАЗЕТА). Меня меньше заботит береговая составляющая, которая потом будет давать прибыль, за счет чего инвестор вернет свои деньги. Меня это уже не интересует. Мне важно, что инвестор строит для нас спортивную часть этого комплекса. Это будет главная база нашей сборной команды на юге России, на которой будут проводиться сборы, в том числе и в зимнее время, чего мы лишены сейчас. Мы работаем на Азове и в Сочи до конца ноября и продолжаем с середины февраля. Фактически ноябрь, декабрь и февраль сборная вынуждена тренироваться за границей, что стоит бешеных денег. Сейчас у меня половина сборной работает в Афинах, а половина в Хургаде, на Красном море. Это удовольствие не из дешевых. Инвестор, вкладывая в строительство комплекса миллионы долларов, 5-10% вложит собственно в строительство марино, учебно-технического корпуса и общежития для спортсменов. Кроме того, мы хотим построить оборудованный летний лагерь, где возможно будет развернуть туристические пластиковые домики на 500-600 человек. Потому что проведение крупных сборов, международных соревнований и даже чемпионата России собирает не менее 500 человек.

- Это позволит устраивать регаты мирового класса?

- Мы давно вышли на мировой уровень по спортивным результатам, но для проведения соревнований международного класса такой лагерь необходим. Что касается коммерческой составляющей этого проекта, на территории будет располагаться отель (не менее 4 звездочек) примерно на 400 номеров, что позволит проводить мероприятия любого уровня. Т.е. кто может себе позволить, будет жить в отеле, кто не может - в летнем лагере. Там будут хорошие пластиковые каркасные палатки, на 4 человек со всеми удобствами. В общем, предполагаются достаточно комфортные условия для наших спортсменов, не избалованных комфортом. Я думаю, что это будет очень хорошая база.

"В этом году я буду гоняться на другой"

- Ходят слухи, что у вас проблемы с яхтой...

- Она устарела безусловно. Я очень рассчитываю, что в этом году я буду гоняться на другой. Скорее всего, она будет называться "Меркурий-2". Проект сейчас для нас готовит ведущий мировой конструктор парусного судостроения Брюс Фарр.

- Но он берет очень дорого...

- Контракт у нас с ним готов, и он нас устраивает. Если выкупить у него этот проект, пожалуй, выйдет дорого. Но мы не собираемся этого делать. Тем более что это новейший проект, который еще не завершен. Согласно контракту в феврале он пришлет первую партию документов, позволяющую начать подготовку производства лодок. Всю документацию мы получим только в конце марта. Нас это вполне устраивает, поскольку для того, чтобы подготовить производство, нам понадобится не меньше двух месяцев. Но могу сказать, что это лучший в мире проект гоночной крейсерской яхты.

- Сколько стоит лучшая в мире гоночная яхта?

- Мы покупаем у Фарра документацию без права перепродажи, передачи, т.е. на условии полного соблюдения конфиденциальности. Но фактически проект нам обойдется сравнительно недорого. Плюс определенный авторский гонорар Фарра за каждую лодку. У американцев это отработано не так, как у нас. Он нам дает полностью всю документацию, причем мы не имеем права распорядиться проектом по своему усмотрению. Мы только можем строить эти лодки без всякого внесения изменений в этот проект.

- Сколько планируется построить таких лодок?

- Я пока не готов ответить, но, по крайней мере, в этом году - 7-8 лодок. И это только начало. Это будет яхта океанского класса, очень быстроходная в группе судов от 40 до 45 футов. По оценкам самого Брюса Фарра, это будет самая быстрая яхта в мире.

"Такие яхты не строились ни в СССР, ни в России"

- Есть шанс обогнать всех?

- Безусловно. По крайней мере, это будет очень серьезным прорывом. Никогда такие яхты не строились ни в СССР, ни в России. И мы впервые в истории нашей страны сейчас налаживаем производство этих суперяхт.

- А когда вы выйдете на ней в море?

- Если все будет идти по плану, я выйду в море в июле. В очередной раз буду участвовать в регате "Банковский кубок". Эта гонка впервые будет проходить в Санкт-Петербурге, в связи с трехсотлетием города. Раньше она традиционно проводилась в Москве.

- На Останкинском пруду?

- Что вы, что вы! На Останкинском пруду проводится очень маленькая регата активистов детского спорта. Там плавают очень маленькие корытца, размером чуть больше моего стола. Я когда-то тоже на такой - класса "Оптимист" - начинал. Очень хорошая лодка для обучения. Но в регате участвуют яхты 25-футового класса. У меня есть гоночная яхта "Скиф", которая тоже стоит в Таганроге. Для этой гонки ее обычно привозят в Москву. Сейчас мы ее отвезем в Санкт-Петербург, и на обратном пути она станет в Москве на вечную стоянку.

- Зачем на вечную?

- На ней я буду гоняться здесь, в Москве. Из Москвы ведь проще добраться до Питера, до Онеги. Яхты четвертьтонного класса (25-футовые) очень популярны в столице. Небольшая осадка, экипаж - 4 человека. Например, у меня на "Меркурии" 6 человек ходит, а на лодках, которые построят к августу, вообще будет по 8-10 человек. Поэтому "четвертаки", как мы их любовно называем, очень удобная лодка для сравнительно небольших подмосковных водоемов..

- А в кругосветку когда?

- Если здоровье позволит дожить до тех времен, когда меня отпустят, обязательно отправлюсь. Хотя бы через Атлантику на парусной лодке. Это, конечно, моя голубая мечта.

- Почему бы не вырваться?

- Пока не знаю. Мне надо лодку еще построить. Моя команда работала в Питере, сейчас здесь, в Москве. Мы должны с организацией работ разобраться, а это очень сложно.

- Название для лодки уже выбрано - значит полдела сделано...

- Нет, название перейдет от моей нынешней гоночной лодки. Просто я сказал ребятам, что, если мы построим новую яхту, старую продадим.

"Я ринулся на детскую дистанцию вытаскивать из воды детишек"

- Не хотите для истории ее оставить?

- "Меркурий" - достаточно старая лодка. И хотя я на ней дважды в последнее время стал чемпионом страны, она уже неконкурентоспособна за пределами нашей страны. Построена в 1989 году. Для яхты этот возраст не слишком большой, но, учитывая, что "Меркурий" никогда не использовался как круизная яхта, а нещадно эксплуатировался в гонках, много за него не выручишь. Кстати, мое прошлогоднее поражение связано в том числе с очень серьезной аварией перед стартом в Таганроге. Во время сильного шторма, когда я ринулся на детскую дистанцию вытаскивать из воды детишек, на большой скорости налетел килем на затопленный понтон.

- Повредили киль?

- Стукнул киль, надорвал днище. Образовалась большая трещина, течь... Никто не верил в то, что я смогу даже стартовать. Тем не менее успели до старта сделать ремонт...

- На скорую руку?

- Да. Я не мог позволить дать максимальную нагрузку на лодку, потому что неизвестно было, как себя поведет заклеенное днище. К тому же во время установки киль сместился по отношению к плоскости судна на 3 градуса. И это сказалось на результате. Но спорт есть спорт, и отчаиваться здесь просто бессмысленно. Так что лодка порядком изношена, и продать ее за приличную цену не удастся.

- А приличная цена - это сколько?

- Для лодки такого класса хорошая цена - около 50 тыс. долларов. Но, если бы нам удалось продать ее за 25 тысяч, я был бы доволен. Но должен сказать, что, поскольку 25 тыс. долларов не решают погоды в строительстве новой лодки, мой экипаж настаивает на том, чтобы мы сохранили ее как реликвию. Я, правда, поставил условие: если мы "Меркурий" продаем, то заставляем нового владельца сменить название, а старое название перейдет на новую лодку.

- А где будете строить лучшую в мире яхту?

- Строить будем на авиационном заводе в Таганроге. Этот завод специализировался на летающих лодках БЕ-103 и прочих гидросамолетах. Сейчас он не сильно загружен, поэтому имеет возможность выделить нам целый цех. Авиазавод может помочь нам технологически построить довольно сложную конструкцию. Самое главное, что наша расчетная цена стоимости такой лодки минимум в два раза меньше, чем в среднем по Европе. Я не могу сейчас сказать, сколько она будет стоить окончательно, потому что мы пока делаем расчет себестоимости исходя из максимальных цен.

- Но порядок-то известен?

- Примерно в 2-3 раза дешевле чем в Европе, но пока мы не построим первую лодку, мы не можем точно сказать, во сколько она нам обойдется.

- Как всегда, первый блин...

- Будет дороже.....

"Наше мудрое правительство считает, что яхта - это роскошь"

- В Европе такие лодки стоят порядка 250-300 тыс. долларов?

- Скажем так: хорошая лодка в спортивной комплектации (достаточно комфортная, но без излишеств в отделке) стоит именно столько. Одни из лучших лодок, датские IMX (40-футовые), стоят 260 тыс. долларов. Но наши таможенники, ссылаясь на Минэкономразвития... Короче говоря, наше мудрое правительство считает, что яхта - это роскошь. Поэтому все яхты: и спортивные, и даже детские класса "Оптимист", а также многомиллионные моторные яхты, которые покупают наши супербизнесмены, - все они проходят под единым таможенным кодом "яхта". И за нее мы должны платить 50% стоимости. Если человек может позволить себе купить моторную яхту за 4 млн. долларов, он может еще оплатить половину стоимости в виде таможенной пошлины и НДС. Но если мы покупаем для сборной команды спортивную гоночную лодочку длиной 5 метров (олимпийского класса) стоимостью 5-6 тыс. долларов, которые нам тоже еще надо найти, то платить за ее ввоз еще 3 тыс. долларов - это безумие.

- Не безумие, а защита отечественного производителя...

- Если бы в России производились спортивные яхты, я мог бы с этим согласиться. Не производим мы яхты вообще. Вот сейчас я пытаюсь наладить в Питере производство детских яхт класса "Оптимист".

- Не боитесь, что обложат непосильным налогом?

- Пока не обложили. Мы их фактически производим уже. К сожалению, пока не так много заказов. Я надеюсь, что в этом году будет рывок. Но яхт олимпийских классов в России не строят. И не потому что не могут. Вся проблема состоит в том, что все олимпийские лодки - лицензионные. И мы не имеем права, не получив лицензии, их у себя производить.

- Получить лицензию сложно?

- Безусловно. Мы сейчас ведем переговоры, чтобы нам разрешили производство яхт класса "Лазер" (одиночки) и класса 470 (двойки). Но сейчас налагать 50-процентный штраф, как я это называю, на ввоз спортивных лодок для развития парусного спорта в России - это просто преступление.

- Президент же дал установку: надо заниматься спортом. Вы можете при встрече проинформировать его о произволе ГТК?

- Я сказал ему об этом. К сожалению, не нашел полного понимания. Ответ был примерно такой: надо производить самим. Согласен, надо. Вот мы сейчас и готовимся...

- Горные лыжи мы тоже не производим.

- Я насчет горных лыж не буду распространяться. Это не моя сфера.

- А насчет тенниса?

- Я не играл в теннис до 2000 года и не стал кататься на горных лыжах после 2000. Я с десяти лет занимаюсь парусным спортом. Всем говорю, для меня парус - это не спорт, это образ жизни. И если Горький говорил, что всем хорошим в себе он обязан книге, то я могу сказать, что всем хорошим во мне включая все достижения в жизни я обязан парусному спорту.

- В море вы другой человек?

- Я думаю, что совсем другой.

- Бравый капитан?

- Ну, что значит бравый? Капитан не может быть тираном или добродушным. Капитан есть капитан. Когда нужно, он должен быть жестким, даже жестоким. Когда можно, он должен быть ласковым и нежным с экипажем, поощрять его.

"За глаза меня называют Котом"

- А за глаза как вас в экипаже величают?

- У меня с детства, 40 лет уже, одна и та же кличка, короткая и емкая - Кот. Правда, сейчас меня больше называют Командором - из уважения к моим сединам. Так что в экипаже меня называют или по отчеству или Командором, а за глаза Котом. Ничего не поделаешь - фамилия...

- Вы не обижаетесь?

- Как я могу обижаться, если я 40 лет по всем спискам, по всем нашим негласным внутренним справочникам прохожу под этой кличкой. Хотя очень часто яхтсмену пожизненно приклеивается в качестве клички название его первой яхты.

- А в госструктурах какая традиция?

- Я много лет прослужил в армии, много лет проработал в государственных структурах и могу сказать, что клички здесь не приживаются. А в парусном спорте меня как в 10 лет назвали Котом, так до сих пор и зовут. Один из наших ветеранов, известнейший во всем мире яхтсмен, для всех - Муха. Первая яхта, на которой он гонялся, называлась Муха. Так он для всех и остался Мухой.

- Вы в историю войдете как Кот?

- В историю? Не знаю...

- Ну, в спортивные анналы-то вы попали?

- В анналы я попал не сейчас - еще в молодости. Я тогда уже стал двукратным чемпионом России. Просто сейчас уже несколько другой уровень.

19.02.2003
Постоянный адрес статьи: http://gzt.ru/politics/2003/02/19/090639.html
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован