03 февраля 2007
14579

Александр Немченко. `Нефть белая` (Комедия)

Опубликовано: Журнал "Самиздат" библитеки Максима Машкова Портал "Чугунный Козма" Писаря Сергия Действие первое Действие второе Действие третье ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА Вася Петров - системный программист. Он родом из Самары, не любит Москву. Кристофер Бенедиктович Амундсен - его друг, прикладной программист, свои зовут его Гриша. Коренной москвич. Бенедикт Амундсен - его отец, профессор, доктор геолого-минералогических наук, чистый теоретик. Светлана Стальевна - его подруга, вулканолог с Камчатки. Клава Диггер - подруга Гриши, главарь группы московских диггеров. Пал Палыч Бородин - кремлевский завхоз (попробовать на эту роль пригласить самого Пал Палыча). Сидоров - его помощник, сосед Васи Петрова слева. Мария Ивановна - соседка Васи Петрова справа. Бизнесмены, менеджеры, диггеры, сантехники с бригадиром, туристы с экскурсоводом, милиционеры

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ Картина первая Комната в коммуналке. Кровать. Столик на колесиках. На нем компьютер монитором в зал. На экране розовый кролик гоняется за голубой крольчихой. Вася спит, накрывшись с головой. Гриша сидит на стуле рядом, листает толстую папку с документами. Он выглядит очень аккуратно: выбрит, подстрижен, костюм, галстук. Слышны удары кувалды в стену, душераздирающий звук пилы-болгарки, режущей металл, другой строительный шум. В течении всей дальнейшей сцены эти звуки повторяются неоднократно, но уже несколько тише. Вася не вскакивает сразу. Он еще пытается спать. Ворочается с боку на бок под одеялом. Гриша(саркастически): Выспался? Из под одеяла высовывается рука, шарит около, находит открытую бутылку пива, наконец показывается всклоченная голова, сделав пару глотков, пока болгарка молчит, лезет опять под одеяло. Болгарка взвывает особенно злобно. Вася: Щас. Выспишься тут. Какая гадось это ваше пиво. Ты чего здесь? Гриша: А ваше жигулевское на второй день лучше? Вася: Отцепись, я лег в седьмом часу. А сейчас сколько? Гриша(не глядя на часы): Девять сорок шесть. (Кивает на монитор) Ну и вкус у тебя. Вася: У тебя таймер в мозжечке? Гриша: Вставай, есть для тебя работа. Вася: Что они там делают? Гриша: Вставляют железную дверь. Не пойму, правда, зачем в коммуналке железная дверь. Вася: А это они вчера передрались. Машка Сидору бланш повесила. Менты приезжали. Да фиг с ними. Что за халтура? Гриша: Наша фирма получила крупный заказ. Тебе придется подключиться. Там драйверы для контроллеров придется писать, а у нас на ассемблере давно никто не пишет. Вася: Предоплата будет или опять кидалово? Гриша(вынимает из кармана конверт, достает из него бланк): Вот распишись. Это расчет за прошлый раз. А аванс по новому проекту получишь в офисе. Генеральный директор лично просил, что бы ты явился. Хочет сам с тобой поговорить. Очень ответственный заказ. Вася(вынимает из конверта три зеленые бумажки, небрежно бросает их на кровать): Ага, не прошло и полгода. Да, больше. Месяцев восемь. Так что за заказ? Гриша: Кремлевский. Вася: Как это? Гриша: От управления делами президента. Система технологического управления коммунальным хозяйством Кремля. Оборудование закупили в США, а программное обеспечение приняли решение заказать у нас. Вася: Чо за коммунальное хозяйство в Кремле? Откуда там коммуналки? Или они там свиней откармливают? Гриша: Да нет. Водопровод, теплоснабжение, канализация. Вася: Ага, значит будем качать кремлевское... Гриша(перебивает): Поехали. Шеф ждет. Вася: Да пошел он в жопу твой шеф, он мне... В комнату без стука врывается Мария Ивановна. На ней яркий халат, бигуди. Перевязан большой палец левой руки. Мария Ивановна: Васенька, ты не поможешь мне перевесить зеркало в коридоре? Пришли строители, а у меня рука ранена. Гриша: Здравствуйте, Мария Ивановна. Что у Вас с пальцем? Мария Ивановна: Здравствуйте, Григорий. Никак не запомню вашего отчества. Сидоров укусил вчера, подонок. Гриша(невозмутимо): Мария Ивановна, я вам неоднократно повторял, меня зовут Кристофер Бенедиктович Амундсен. Дать вам визитку? Но это будет уже четвертая. Мария Ивановна: Давай, давай не жмись. Ну, так поможет кто-нибудь несчастной раненой женщине? Вася: Вы бы лучше голову перевязали. Мария Ивановна: Зачем? Вася: Вы же в голову раненая. Причем давно. Зачем вы Сидора вчера отдубасили? Мария Ивановна: Васенька, он же первый начал. Вася: Ага. А кто, когда он в туалете сидел, сорвал шпингалет и отобрал у него всю бумагу, включая "Вестник пароходства" за 59-й год? Это разве ваш папаша в пароходстве служил? Мария Ивановна: Васенька, он же у меня туалетную бумагу ворует и свет никогда в тулете не выключает. Вася: Так что его теперь, высечь? Мария Ивановна(мечтательно): Хорошо бы. (Обижено) Вечно ты грубишь, Василий. Я же за помощью к тебе обратилась, а ты грубишь. Вася: Мы щас уходим. На работу срочно вызывают. (Грише) Повезло твоему шефу. Мария Ивановна: А ты разве на работу ходишь? Вася(быстро одеваясь): Иногда. Это Вы дверь железную ставите? Опасаетесь за свою честь? Мария Ивановна: Слабую женщину обидеть легко. Постучавшись, входит Сидоров. Хорошо виден синяк под глазом. Мария Ивановна демонстративно отворачивается. Сидоров: Василий, Вы не поможете мне набрать на компьютере заявление, я продиктую. Здравствуйте, Кристофер Бенедиктович (увидев Марию Ивановну, смешался). Вася: Заходи, Сидоров. Пива хочешь? Сидоров: Я потом зайду. Вася: Да ладно тебе. Она щас смирная. Сидоров: Я этого так не оставлю. Заявлению дам ход. А не то, заведу мышей в ванне. У меня брат в лаборатории работает. Возьму у него пару белых. Они быстро плодятся. Вася: Ладно, Сидор, не дрефь. Прорвемся и без мышей. Они жрут, как носороги. И вонь от них. Приходи вечером. Пивка попьем. А щас некогда, мы уже сваливаем. Гриша: Добрый день, господин Сидоров. Если он, конечно. добрый. Вася: Пивка попьем. А щас некогда, мы уже сваливаем. Пивка попьем. А щас некогда, мы уже сваливаем. Пошли, Гришка. Гриша: До свиданья, Мария Ивановна. Василий сегодня вернется. Но всю неделю, а пожалуй, и весь месяц он будет очень занят. Уходят. Сначала Сидоров, за ним Вася и Гриша, последней - Мария Ивановна. Картина вторая Большой каменный мост. Вид на Кремль, кремлевскую набережную Москва-реки. Вечер. В течении всей сцены постепенно темнеет. Включается подсветка башен и куполов, загораются знаменитые кремлевские звезды. Очень эффектна красная зубчатая стена. Светлана(одна): Сколько же это будет продолжаться! Вечно он опаздывает! Тут летишь, как дура, черт знает откуда, а этот старый пенек... Боже! За что мне такое наказание? Почему я как втюрилась в него 25 лет назад, так никак не растюрюсь до сих пор? Он тогда женился на этой дуре, Ленке, стриптизерше хреновой. Так она его с Гришкой бросила через год. Бросила институт и фр-р-р в Америку. Он на меня и не смотрел тогда и я с горя ушилась аж на Камчатку. Только вот лет 5 назад на этом гребаном симпозиуме в Токио наши номера оказались рядом... Входит Гриша. Гриша: Здравствуйте, Светлана Стальевна. Поздравляю (вручает цветы). Как долетели? Светлана: Спасибо, Гришутка. Ты все помнишь. А где твой непутевый родитель? Гриша: Полагаю, где-нибуть неподалеку в пробке стоит. Видите, я на метро быстрее. А он предпочитает такси. Светлана Стальевна, он уже скоро доползет. А я очень тороплюсь. Вы уж меня простите. Передайте, пожалуйста, отцу, чтобы не ждал меня сегодня. Ночую в офисе. Штурмовщина - забытое слово, но не понятие (уходит). Входит Бенедикт. Бенедикт: Здравствуй, Светочка. Я вот шел сейчас по мосту. И знаешь, любопытнейшие мысли в голову мне всегда приходят на этом месте. Вот смотри. Есть такие цвето-лингвистические шаблоны: кровь красная, вода синяя, нефть черная. А ты спроси любого биолога или даже медика и он в два счета растолкует тебе, что цвет крови обусловлен окисью железа, входящего в состав лейкоцитов, а если железо заменить медью, кровь будет голубая. И это никакая не голая теория, а есть просто такие организмы на Земле. Это факт. Рыбаки, водолазы или океанологи надиктуют десятки оттенков цвета воды. И не факт, что синий будет доминировать в этом списке. Одни названия морей и рек от понта Эвксинского до реки Хуанхэ дают богатую пищу для размышлений. А вот с нефтью все куда хуже. Здесь разных мнений нет. Она черная и никакая больше. Полагаю, что как и во всяком категоричном заключении, здесь кроется ошибка. Да нет, не полагаю. Я утверждаю обратное! Нефть не всегда черная. Существует, должна существовать на нашей планете нефть белого цвета! Светлана: Бенедикт, ты меня пугаешь. Откуда такая страсть? Я думала самый громкий звук ты издаешь, когда чихаешь. А тут прямо такой напор. (В сторону) Если бы ты в постели так петушился! Бенедикт: Да нет, Светочка. Это меня японцы расшевелили. Понимаешь, эту работу о нефти я написал еще лет 15 назад. Совершил, так сказать. открытие на кончике пера. В то время было вполне реально найти подтверждение ему на практике. Тогда, ты знаешь, на это денег не жалели. Но потом... Да я уже и подзабыл эту историю. Другие заботы навалились. Надо было Гришку, то есть, Кристофера поднимать. Слава богу, теперь он,как они выражаются, в порядке, в хорошей фирме работает, программист. Говорят, хороший. Светлана: Так что там японцы? Бенедикт: Ах да, прости, пожалуйста. Буквально вчера получил по электронной почте из Нагасаки письмо от некоего профессора, боюсь переврать имя. Он пишет, что их университет получил грант на исследование примерно в той же области, в которой я работал тогда. Я же не выдумал этот столь парадоксальный тезис о существовании белой нефти. Это просто одно из следствий довольно сложной и перспективной теории, правда, пока неподтвержденной. Ну да бог с ней. Я совсем тебя заговорил. Как твои дела? Как твоя работа? Ты думаешь когда-нибудь защищаться? Светлана: Думаю. Потому и прилетела. Погода у нас на Камчатке, как всегда, жуткая, аэропорт закрыт. Пришлось с вояками через Хабаровск почти сутки добираться. Привезла диссертацию. Только знающие люди говорят, что шансов нет. Бенедикт: Это почему? Светлана: Беня, ты живешь в каком-то виртуальном мире. Окстись! Ты же знаешь мою тему! Бенедикт: А что такое? Очень интересная, по моему, тема: "Глобальный тектонический кризис и долгосрочное прогнозирование землятрясений в любой точке планеты Земля на основе тонких измерений вулканической активности". Кажется, так? Светлана: Блин! А когда у меня день рождения помнишь? Бенедикт: Прости, Светочка, не помню. А что, скоро? Светлана: Сегодня, балда! Как у тебя память устроена? Гришка-то, твой сын, а насколько практичнее тебя. Вот эти вот цветы ведь он мне подарил! Бенедикт: Прости, Светочка. А для определения структур земной коры твои методы применимы? Очень ведь интересную картину можно получить, если сканировать ее тектонической волной, ведь правда? Светлана: Сапог ты драный! У меня сегодня день рождения и у нас с тобой сегодня юбилей. Ровно 25 лет, как черт меня дернул перевестиь к вам из физтеха! Бенедикт: Да-да, прости, Светочка, я же извинился. Но ты мне не ответила. Можно сканировать? Появляются туристы с экскурсоводом. Рассказ экскурсовода из магнитофона через мегафон. Стандартный, нудный текст. Усталый экскурсовод равнодушно отвечает на вопросы дотошных туристов. 1-й турист: А правда, что под Кремлем есть огромное озеро пресной воды? Экскурсовод: Сказки. 2-й турист: Не пресной, а соленой. Абсолютно соленой. Непригодной для питья, но очень целебной. Экскурсовод: Откуда почерпнули? 2-й турист: Вот в газете пишут. Пишут, от всех болезней, почти без исключения. Правда, кроме белой гарячки, так как содержит небольшой процент алкоголя. Экскурсовод: Стопроцентный бред. Если б про это прознали наши алкаши, они бы выпили озеро и Кремль провалился бы в пустоту. Светлана(Резко оборачивается на последнюю реплику, хочет что-то сказать, но сдерживается. Бенедикту): Пойдем, горе мое луковое. Надо все же отметить нашу встречу. (Уходят. Следом уходят и туристы. Последним, волоча мегафон, бредет экскурсовод.) Картина третья Два уровня: на верхнем - стандартный офис, на нижнем - подземный коллектор под Кремлем. Гриша, Вася и бизнесмены в офисе обсуждают проект. Пал Палыч Бородин (по телефону). Клава Диггер внизу с группой диггеров. В офисе. Бизнесмен: Итак, господа, кредитная линия открыта. Первый транш - 1 миллион долларов США поступил на наш расчетный счет. Можно работать. Срок - три месяца. Менеджер(бодро): У нас все расписано. Есть календарный график сдачи работ, интерфейсы пользователей, как-то: руководители служб теплоснабжения, водопровода, канализации, диспетчеров, даже бригад сантехников. Мы успеваем написать в срок. Ядро системы, как всегда, пишет группа Амундсена. У тебя есть что-нибудь, Гриша? Простите, Кристофер Бенедиктович? Гриша: Мне придется сейчас озвучить неприятный факт. Оборудование пришло из штатов голое. Ни к одной железке нет ни одного драйвера. Мы связались в поставщиками, но они сунули нам под нос контракт... В общем, тех кто подписывает такие контракты... Бизнесмен: А кто подписывал котракт? Менеджер: Бывший управделами президента. Бизнесмен: Понятно. Чем это нам грозит? Менеджер(Помолчав, совсем другим тоном, чем вначале): Вообще-то это катастрофа. Трудоемкость написания драйверов, даже при наличии подробных спецификаций на железо, сопоставима с трудоемкостью всей остальной части проекта. Бизнесмен: То есть... Менеджер: То есть, обьем работы увеличивается вдвое и делать ее некому. У нас просто нет специалистов, имеющих необходимую квалификацию. Бизнесмен: Обратитесь в кадровое агенство. Менеджер: Бесполезно. Большая часть этих людей давно на Западе, остальные спились и потеряли форму. Бизнесмен: Ваши предложения? Менеджер: Нам придется отказаться от контракта или привлекать западные фирмы на субподряд. Но это, как минимум, 5, а то и все 10 миллионов. Бизнесмен: Баксов? Менеджер: Да. Дешевле заплатить неустойку. Бизнесмен Да ты чего? Охренел? Какая неустойка! Меня же живьем закопают! Закатают под асфальт! Длинная пауза. Все прячут глаза и втягивают головы в плечи. Бизнесмен: И что, нет никакого выхода? Гриша: Кх... Есть один парень... Бизнесмен: Где он? Гриша: Здесь. Василий Петров. Вася: Да, ребята. Круто вы попали. (Небольшая пауза.) Кто-нибуть слышал про экстремальное программирование? Среди присутствующих движение. Видно, что многие слышали. Плечи у многих распрямляются. Звонит телефон. Бизнесмен берет трубку. Бизнесмен: Да, Пал Палыч. Здравствуйте еще раз. Да, конечно, уже приступили. Тут возникли кое-какие трудности. Некоторые пункты придется пересмотреть. В сторону увеличения. Вы же понимаете, новые технологии, очень сложные. Хайтек, одним словом. Американцы, конечно, тоже не боги, да и мы не лыком шиты. На непредвиденные подкинете, Пал Палыч? Укладываться в смету? За счет внутренних резервов? Понимаю. Понимаю. Сроки выдержим полюбому. Да. Да. Нет. Да. (Кладет трубку. Осматривает всех тяжелым, невидящим взглядом.) У Гриши звонит мобильник. Он отходит с ним в сторону. Это звонит Клава Диггер из подземелья. Клава: Гришка! Мы нашли его!!! Гриша: Клава? Ты откуда? Почему так плохо слышно? Клава: Мы на отметке минус 784. Гриша: А как ты вообще оттуда звонишь? Клава: Нам Васька ретрансляторы спаял. Мы их ставим теперь на каждом повороте. Гришка! Мы нашли! Озеро есть! И вода чистейшая питьевая! Я только в крымских пещерах такую пила. Она сладкая, Гришка! Гриша: Хорошо. А когда назад? Клава: Сейчас начинаем подьем. У нас с кислородом туго, а без него здесь...(Связь прерывается) Конец первого действия. ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ Картина первая Два уровня, как в третьей картине первого действия. В офисе 5-6 компьютеров. На столах, на полу, на стульях везде вперемешку валяются компьтерные комплектующие, сантехнические задвижки от мелких до гиганских размеров, лазерные диски, схемы, документация. Общее впечатление - страшный бардак. Программисты работают парами: один за клавиатурой, второй наблюдает за работой первого, при этом активно учавствует, что-то показывает на экране, сверяется с бумажкой, вертит в руках плату, рассматривая ее через лупу. Некоторые сидят рядом с пишущим, другие стоят или бегают к схемам. За отдельным столом парочка с паяльниками. В воздухе устойчивый запах канифоли. Голоса. Обстановка аврала. На нижнем уровне - подземное хозяйство под Кремлем. Не очень глубоко. Все очень светло, чисто и опрятно. Хотя работают насосы серьезных размеров, шум от них очень умеренный. Одетые в пристойные комбинезоны рабочие монтируют красивые, явно импортные электронные щиты, очень неторопливо, вдумчиво. Бригадир с портативным компьютером сверяет схемы, собранные рабочими, с картинкой в компьютере. Внизу. Входит Cидоров. Сидоров: Здравствуте, господа. (Все оборачиваюся и удивленно на него смотрят) Бригадир: Добрый день. Извините, ланч начинается через 8 минут. Сидоров: Пал Палыч послал меня узнать, как идут дела. Бригадир: Он управляющий делами - у него дела, а у нас монтаж идет по графику. Сидоров: Пал Палыч интересуется, успеем ли к инаугурации? Бригадир: Я же говорю, идем по графику. У нас еще неделя останется после окончания монтажа для наладки, стыковки с программистами и обучения диспетчеров. Сидоров: А если не успеем научить? Бригадир: Успеем. Я уже познакомился с вашим персоналом, ребята все на лету схватывают. Сидоров: А если нестыковка с программистами? Бригадир: Это ваши трудности, нужно было заказывать комплексный монтаж. В любом случае будет работать ручной вариант управления задвижками. Сидоров: Комплексный монтаж втрое дороже! Бригадир: Экономия бывает разная. Бывает немецкая расчетливая, бывает еврейская интуитивная, а бывает русская дурацкая. Сидоров: Это как? Бригадир: Это когда шьют очень модный костюм из дорогой ткани, а экономят на фурнитуре. Сидоров: И чего? Бригадир: А ничего. Пинжак с пуговицами от солдатской шинели смотрится, конечно, шикарно, зато ширинка в нужный момент не расстегивается. Извините, у нас ланч. Хотите с нами перекусить? Сидоров: А можно? Бригадир: Дешевле оформить заявку заранее, но можно и по срочному. Это вам станет всего на 14 долларов дороже. (Достает мобильный телефон.) Заказывать? Звонок стоит 94 цента. Сидоров: Спасибо, я в буфете перекушу. (Уходит.) Наверху. Входят Вася и Гриша. В руках у первого какая-то железка, у второго - толстенная папка. Гриша сразу садится за свободный компьютер. Вася подходит к ребятам, которые паяют. Вася: Этот чип придется менять. Пиндосы не дают на него спецификацию. Мы же не можем его неделю хакать. У нас времени нет. Лепите сюда аналог. Под него у нас драйверы уже почти готовы. (Кричит) Кто на 415-ый ваяяет? Лохматый программист, не отрываясь от монитора, поднимает левую руку вверх, правой продолжает долбить по клавишам. Вася: Когда? Напарник лохматого(нехотя поворачиваясь): К вечеру. Вася: Ага, значит к утру точно будет. (Замечает, что Гриша ему машет, подходит к нему. Заглядывает через плечо, вглядывается в экран.) Вижу вывалилось. А переменные смотрел? Входи в отладчик. Входит Сидоров. Вертит головой. Находит Гришу и подходит к нему. Сидоров: Кристофер Бенедиктович, Вас просят пройти в аппаратную. Там Пал Палыч проводит селекторное совещание. Есть ваши вопросы. Гриша: Одну минутку. (Васе.) Вот здесь я никак не поймаю. Баг каждый раз новый. Отладишь сам? (Сидорову.) Нельзя-ли там без меня... Вася(перебивает): Сидор, если будете нас дергать, я ни за что так не ручаюсь, как за неприятности на твою голову. Если в день этой вашей изгаляции-ингаляции-анигиляции, дерьмо потечет по Красной площади, ты больше всех пострадаешь. Сидоров: Почему вы так думаете, Василий? Я же не ответственное лицо? Вася: А ты хоть раз видел, чтобы посадили ответственного? Стрелочник у нас самая опасная профессия. Вот смотри. Дерьмо потечет, Пал Палычу выговор, главного инженера по собственному желанию, его секретарша потеряет машину и дачу, нас оставят без премии, а ты поедешь на Колыму. Ой, Сидор, какие там сосны толстые. Гриша: Ладно, Сидоров, идемте. Кстати, как Вас все же лучше называть: "господин" или "товарищ"? Сидоров: По обстоятельствам, Кристофер Бенедиктович. Если к примеру, в присутствии Пал Палыча, то лучше "товарищ", а в котельной, где американские монтажники работают, я бы попросил "господином", если Вам не трудно. Сидоров и Гриша уходят. Через другой вход вваливается Клава и пара дигерров. Они тащат две канистры и рюкзаки. Клава: Эй, цифрогрызы. Жратва и питье приехало. Мигом стол освобождается от железяк. Достаются из рюкзаков овощи, фрукты, прочая еда. Бережно из канистр наливается в стаканы чистая вода. Программисты постепенно подтягиваются. Принимаются жевать бутерброды, запивая водой. Лохматый программист: А классную все-таки водичку вы откопали, Клавка. Много ее там? Клава: Мы зондировали озеро по вертикали и горизонтали. Получается что-то около тысячи кубокилометров. Точнее сказать не могу пока. Геофизики должны были помочь, да денег никак не найдут. Да ты пей. Сладкая? Лохматый программист: Да, точно. Я думал, как это назвать. Сладкая. И по моему, вставляет немного. Не как от пива, а как винцо легенькое, а? Клава: Ты только меньше болтай, а то не отобьешься от клиентов. Седой диггер: И еще я тебе скажу, на мне и раньше, как на собаке все заживало. А теперь просто на глазах шрамы рассасываются и перелом, в прошлом году привалило, совсем не чувствую, ни на какую погоду. Клава: Васька, иди поешь. Чебуреки кончаются. Лохматый программист отходит к своему компу. Включает музыку. Вася встает и подходит к столу. Ест чебурек, запивает водой. Постепенно от воды все немного пьянеют. Вася: Клав, ты Гришку этой водой поишь? Клава: Ну и что? Вася: А, может, ты ею его и умываешь? Клава: С какого перепугу? Вася: Дак, он розовый стал чего-то, как поросеночек. Клава: Васька, иди в жопу. Купи себе петуха и ему клюй мозги, а я девушка простая, могу и в рыло въехать. Вася: Ты не ерепенься. Чего я такого сказал? Клава: Чего-чего. Гришка вообще почти не ест последнее время. И не спит. (Язык у нее заплетается). Со мной. А где он, вообще-то? Вася: У начальства. Под заводную музыку все понемногу начинают приплясывать, потом танцевать. Вася танцует с Клавой, потом обнимает ее, целует и в конце-концов уводит за кулисы. Вернувшийся Гриша видит это. Сцена постепенно меняется (не интерьер - он не меняется, а свет, звук). Все покидают сцену. Глубокая ночь. В течении сцены рассветает, за окном проявляется кремлевская стена. В лучах восходящего солнца она чудо, как хороша. Василий сидит за компом, работает. Входит Гриша. Гриша: Ты что, не ложился? Вася: Да вот... (Смущен, выключает компьютер и встает) Вася подходит к большой схеме на стене (возможно на школьной доске). Внимательно вглядывается в схему. Гриша: Васька, я тебя знаю с третьего класса. Ты что-то задумал. Перед тем, как твоя конструкция из веревки, привязанной за дверную ручку, и пузырька с чернилами уделала Серафиму Ульяновну с ног до головы, ты вот такой же ходил три дня. А в армии немного пороха и батарейка от часов заставила неделю заикаться прапорщика. Ну да он зверь был, его не жалко. И опять ты задумчив и тих был целую неделю перед этим. Давай, колись. Что на этот раз? Почему затих твой фонтан? Вася(смутился еще больше): Да есть одна идейка. Хочу им ароматный фейерверк устроить к их празднику. Вот смотри. Если эту задвижку вовремя открыть... Гриша(тоже всматривается в схему): Ты что, охренел? Фекалии польются на Красную площадь прямо через Спасские ворота! Вася: Ну, я и говорю, говнеца им маленько не помешает. Гриша: Васька, не сходи с ума. Это не просто хулиганство... Вася: Ну да это - супер-пупер-мега-рулез. Это круто, Гришка! Гриша: Этого не будет. Я не дам тебе сесть в тюрьму. Вася: Ну, на губе посидеть ты мне не смог помешать. Да и на педсовете меня за Серафиму чуть не турнули из школы. Елена - наша классная спасла, а не ты. Гриша: Ты пойми, обормот. Нельзя тебе в тюрьму. Вася: Это почему? Гриша: Клавдия беремена.

Картина вторая Снова сцена на мосту. Бенедикт Амундсен и Светлана Стальевна беседуют, прогуливаясь.Полная копия второй картины первого действия. Снова группа туристов с тем же экскурсоводом. Бенедикт: Уж не знаю, Светочка, что и делать. До того Гришутку жалко. Почернел весь, не ест, не спит. Работой лечится. Да только это лекарство слабое. Уж я то знаю. Светлана: Клавка бросила? Бенедикт: Да. Лучший друг. Да ты его как-то видела. Лохматый такой. Отбил, увел. Как это называется? Светлана: Подлость. Бенедикт: Не думаю. Они с самого детства неразлей-вода. Тут что-то сложнее... Светлана: А тот американец, что Ленку твою соблазнил, тоже был сложным? Да он просто кобель был и все! Бенедикт: Светочка, ну я же просил тебя, никогда не напоминай мне об этом! Светлана: Ладно. Вот результаты полевых испытаний моего прибора. Мы использовали серию толчков средней мощности, которые недавно произошли в океане недалеко от берегов Камчатки. Посмотри, интересно (передает бумаги). Волна обогнула земной шар и мы поймали ее когда она, уже затухая, пришла с запада. Бенедикт (просматривает бумаги): Да. Любопытно, и главное, подтверждается уже из других источников. Вот здесь видишь. под центром Москвы просматривается две крупные линзы одна под другой. Так вот до первой уже физически добрались. И знаешь кто? Светлана: Знаю Клавдия Диггер: Я уже и результаты анализов видела. Минеральная вода с весьма неординарными свойствами. Линзу окружают породы, которые при растворении в воде становятся неотличимы от фруктозы. А та, в свою очередь, со временем переходит в жидкость очень похожую на винный спирт. Правда, концентрация ее невелика... Появляются туристы с экскурсоводом. Рассказ экскурсовода из магнитофона через мегафон. Стандартный, нудный текст. Веселый экскурсовод радушно отвечает на вопросы дотошных туристов. 1-й турист: А правда, что под Кремлем нашли огромное озеро водки? Экскурсовод: Выдумки газетчиков. Обнаружен минеральный источник. Только и всего. 2-й турист: А вот японцы говорят, что под Кремлем и нефть есть. Экскурсовод: Ну, Вы что-то совсем уж какой-то чернухи начитались? Откуда здесьнефть-то? Нефть вся в Сибири. 2-й турист: Нет. Это солидный японский журнал, очень специальный и очень уважаемый. Экскурсовод: Стопроцентный бред. Если б про это прознали наши олигархи, они бы выкачали всю нефть и Кремль провалился бы в пустоту. Светлана резко оборачивается на последнюю реплику, хочет что-то сказать, но сдерживается. Туристы уходят. Последним, напевая в мегафон, браво топает экскурсовод. Бенедикт: А как твоя диссертация? Светлана: К защите не допущена. Бенедикт: Как же это мотивируется? Светлана: Да очень просто мотивируется. Надо было переспать с одним козлом, а я не захотела. Бенедикт: Ты это серьезно? Светлана: Нет, шучу. Бенедикт: Светочка, ты сегодня очень нервная. Светлана: Ладно, горе мое луковое. Пойдем ко мне в гостиницу. Дам полистать тебе мою дисертацию. А потом провожу тебя до дома. Бенедикт: Не надо меня провожать. Что я - маленький? Светлана: Надо-надо. Гришка сегодня на всю ночь засядет на работе за свой компьютер. Нельзя упускать такой случай. Бенедикт: Ты это о чем, Светочка? Уходят.

Картина третья ЮВасина комната. Клава готовится к спуску - собирает рюкзак, амуницию. Вася бродит вокруг, мешает. Вася: Ты никуда не пойдешь. Клава, не надо... Клава: На вот, почитай (сует ему в руки какой-то буклет). Вася (читает вслух): "Памятка для беременной женщины". (Клаве) Чо за муть? Клава: Читай-читай. Вася (продолжает чтение): "Беременность - это чудесный и таинственный период в жизни женщины. Радость и восторг, сознание выполнения извечной Женской работы перемежаются сомнениями, тревогами и усталостью. Великое таинство Природы - зарождение человеческой жизни, по праву считается вершиной Творения, не переставая восхищать своим совершенством и ученых, и поэтов, и людей, далеких от науки и искусства." Клава: Дальше. Вася (читает): "Как сообщить мужу о беременности". Клава: Дальше. Вася: "Физкультура и спорт" Клава: Во. Вася: "Во время беременности будущей матери необходимо укреплять свое здоровье, занимаясь физкультурой. Беременность, схватки и сами роды потребуют много сил, и чем лучше женщина себя подготовит физически, тем лучше будет себя чувствовать. Кроме того, после родов будет намного проще восстановить фигуру." Клава: Ты хочешь, чтобы я после родов восстановила фигуру? Вася: Ты не доживешь до родов, я тебя зашибу прямо сейчас! Клава: Читай дальше, чикотило. Вася: "Если женщина до беременности занималась спортом, не следует лишаться привычной физической активности, тренировки можно продолжать и далее..." Клава: Видишь, что умные люди пишут для глупых?. Давай сюда. Вася: Не, я глупый. Я должен дальше читать: "...тренировки можно продолжать и далее, но с рядом оговорок: - сообщить о беременности тренеру; - не доводить себя до изнеможения; - быть особенно осторожной в начале и конце беременности." Вот видишь?! Клава: Что видишь? Тренеру, то бишь, тебе, я сообщила, маршрут сто раз отработан, никаких нагрузок, и у меня уже не начало и еще не конец беременности. Все. Целуй вот сюда. Я пошла, машина ждет. Вася: Дай хоть рюкзак поднесу. Клава: Да он почти пустой. Мы сегодня налегке сбегаем, туда и назад. К ужину буду дома. Тренер. Вася: Я буду скучать. Клава: Со своим железным другом? Вася: С кремниевым. Все же провожу (берет рюкзак, уходят). Стук, входит Сидоров. Оглядывается, видит, что никого нет, хочет уйти. Входит без стука Мария Ивановна. На ней вечернее платье, модная прическа. Они сталкиваются грудь в грудь. Сидоров неожиданно целует Марию Ивановну. Она удивлена, но не испугана. Он не выпускает ее из обьятий в течении всей сцены. Мария Ивановна: А вы, простите, каким лосьоном пользуетесь? Сидоров: Ну, что вы, Мария Ивановна, лосьенами давно уже никто не пользуется, это крем. Мария Ивановна: Французский? Сидоров: Голландский. Мария Ивановна: Как приятно пахнет мужчиной. Вы, вероятно, большой ловелас? Сидоров: Ну, что вы, Мария Ивановна, вы же знаете, я вдовец. Мария Ивановна: Ах, вот как? Так ведь и я вдова. А что это мы с вами стоим? У меня ноги ослабели, давайте ляжем, то есть сядем. Сидоров: Конечно, конечно. Не отлипая друг от друга, Сидоров и Мария Ивановна передвигаются к дивану, стоящему спинкой к залу и падают на него. Некоторое время над спинкой видны взбрыкивающие ноги и руки. Возвращается Василий. Замечает, что происходит. Хочет что-то сказать, потом машет рукой и выходит. Занавес. Конец второго действия. Картина четвертая

День инаугурации. Вверху офис программистов. В офисе Вася и другие программисты. Атмосфера аварии. Все вздрючены. Вася сидит и, как зачарованный, смотрит в монитор. Лохматый программист(по телефону):: Гриша, Гриша, алло, алло. А, вот он. Да. Срочно рви сюда. Прорвало горячую воду и она уходит по коллекторам вниз. Не могут остановить - система вышла из под контроля. Непонятный сбой. Да, Васька здесь. Да. Давай. Вася очнулся, впился пальцами в клавиши. Иногда на пару секунд замрет, вглядываясь в экран, и снова бешенно лупит по клавиатуре. Кто-то сунулся к нему, он даже не оглянулся. Тот, кто подошел, заглянул через плечо, отпрянул, схватился за голову и отошел, с ужасом оглядывась. Наконец Вася отбрасыват клавиатуру. Вскакивает. Стул летит в сторону. Вася: Задвижку можно закрыть только вручную. (Убегает) Лохматый программист (ему вслед): Ты что, съехал? Там 90 градусов. Цельсия! Внизу. Клава с диггерами у озера. Сверху начинает капать горячая вода. Их заливает и припекает. 1-й диггер: Похоже наверху нелетная погода. Дождь и туман. Что будем делать, господа-удавы? Клава: У кого есть надувной матрац? 1-й диггер: Ты же знаешь, я не люблю спать на камнях. Клава: Доставай. Придется плыть. Другого выхода нет. Пути, которым мы пришли сюда, больше не существует. Даже, если эта сбежавшая кастрюля заткнется. Там есть сифон, который нам без акваланга не пройти. 2-й диггер: Клав, вода в озере 4 градуса. Цельсия. Нам не продержаться в ней долго. Короче, нам крышка. Клава: Заткнись. Сверху идет кипяток. Будем держаться в зоне смешанной воды. Выберешь себе по вкусу: тепленькую или погорячей. "Некоторые любят погорячей" или "В джазе только девушки", кому как нравится. 1-й диггер: Готово. Токо, давайте без споров, на матраце поедет Клава, как командир на лихом коне. В общем и целом мы ей ни в чем не уступаем, кроме одного, в чем она нас явно превосходит - внутри нее живет маленький диггер. Клава: Уговорил черт красноречивый, хотя я думала положить на матрац баллоны с кислородом. 1-й диггер: Остался только один, так что поместитесь. Диггеры уплывают вместе с озером. Вместо него вплывает бывший аккуратный подвал Кремля, где насосы и задвижки. Теперь он разворочен, все мокро и пар по колено. Гриша, вставив лом в колесо задвижки, пытается ее закрыть. Она не поддается. Вбегает Вася. Наваливается на лом тоже. Безрезультатно. Гриша: Стой, тут где-то блокировка. Подумать надо. Вася: Что тут думать - прыгать надо. Отходит на два шага и грудью бросается на лом. Лом пружинит и отбрасывает его назад. Гриша опускается на колени, шарит руками внизу в слое пара, потом ныряет туда с головой. Вася снова бросается на лом. Лом неожиданно легко поддается. Вася падает, тут же вскакивает и быстро завинчивает винт до упора. Оглядывается. Выхватывает из пара Гришу и тащит его на высокое место, на ступени. Хлещет его по щекам. Вася: Гришка! Жить! Дышать, гад! Убью! Гриша: Ну, это еще вопрос, кто кого убьет. Клаву мы с тобой совместно утопили. Вася (обессилев, садится): Черт, такой троян классный получился, на фиг ты полез со своим антивирусом. Ну, повоняло бы маленько этим козлам, ну дали бы мне 15 суток. А так - ни тебе ни мне. Задвижка все же открылась, но не та и не там. Гриша (не в силах двигаться): Я тут на досуге прикинул. А ведь она может носить моего сына. Вася: Ага, щас... В это время подземный толчек. Его ощутили и в офисе и под землей. Наверху в офисе. Вбегает Бизнесмен - растрепанный, галстук на бок. Хочет что-то крикнуть, но тут его застает толчок землетрясения. Не очень сильный, баллов 5. Звонит телефон. Он хватает трубку. Бизнесмен: Да, Пал Палыч! Это я. Нет, это не я. Конечно, Пал Палыч, мы покроем все убытки. Сколько-сколько? (Садится прямо на пол). Да я сам уйду под землю. Какая жадность, Пал Палыч. Я на этом проекте один геморрой заработал. Входит Бенедикт Амундсен. Бизнесмен тихо кладет трубку. Бенедикт (Бизнесмену): Вы не знаете, где начальство? Бизнесмен (указывая на телефон): Здесь. Бенедикт: У меня сведения чрезвычайной важности. Только что я получил сообщение из Японии. По их данным вторая линза под Кремлем - это белая нефть. Само по себе землятресение в 5 баллов по шкале Рихтера - это слабое воздействие в геологических масштабах, конечно. Оно даже не может сыграть роль спускового крючка для радикальных подвижек, но в сочетании с воздействием горячей воды на ледяной панцирь линзы... Бизнесмен: Короче. Бенедикт: Короче, нужно срочно эвакуировать Кремль.

Картина пятая На мосту. Все действующие лица. Картина погружения Кремля. Вода поглощает все. Большой кусок красной стены хорошо виден сквозь синюю воду. Второй толчек сильнее первого. Паника. На поверхность всплывает слой белой нефти и выносит надувной матрац с телом Клавы. Плот прибивает к мосту. Росийский флаг из белой нефти, синей воды и красной стены, колышется перед застывшей толпой. Конец.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован