21 июня 2007
1962

Александр Осовцов. Двенадцать лет спустя

Двенадцать лет назад я был в Буденновске. Вряд ли я когда-нибудь забуду эмоциональный фон всей этой истории - боль и жалость, страх и сочувствие, ненависть и презрение смешивались в душе в какой-то гул. Многое из того, что тогда произошло, так и не получило сколько-нибудь внятного объяснения. Многие виновники случившегося не только не понесли наказания, но и не были официально названы в качестве таковых. Никто из тех, кто участвовал в разрешении кризиса, не получил никакой благодарности от государства. Был ли награжден кто-нибудь из непричастных, уже не помню, да это и не так важно.

Одно из самых тяжелых переживаний тех дней, помню, было связано с тем, что было непонятно, с какой стороны исходит большая угроза - от террористов или от федеральных спецслужб. Я не сразу это осознал, понял это только в больнице, где увидел классическую "засаду у водопоя". Вода в здании текла из единственного крана - случайно или специально этот кран работал, не знаю - а кран был возле окна, и по тем, кто к нему подходил, "работал" снайпер. Среди жертв были и террористы, но не только. Да и ожидание атаки федералов по дороге из Буденновска в Чечню, в ходе которой у заложников не было бы шансов выжить, объяснялось вовсе не "стокгольмским синдромом".

И уж тем более этот "синдром" был ни при чем позже, когда пришло время прощаться. Террористы остались в чеченских горах, а мы все - заложники (и те, кто были захвачены в больнице и городе, и те, кто потом добровольно присоединились к ним) - вернулись в Дагестан. Депутаты и журналисты, собираясь в Махачкалу на московский самолет, пришли попрощаться с товарищами по несчастью, путь которых лежал домой - в Буденновск... и те были возмущены, что мы их бросаем. Эти люди были героями, но они боялись, что их после возвращения будут преследовать власти.

Как выяснилось, они были правы, если не ситуационно, то с точки зрения тенденции. Именно их вроде бы не преследовали, но судьба последующих заложников, которых террористы брали в России, оказалась гораздо хуже, чем "буденновских", как бы дико это ни звучало. "Норд-Ост" и Беслан, где произошли следующие захваты, показали, откуда исходит главная угроза для россиян, которых власть не смогла защитить от бандитов.

Изменилось ли вообще что-нибудь в вопросах нашей безопасности за эти годы, конечно, в лучшую сторону? Не думаю. По крайней мере, когда Кадыров-мл. угрожал послать в Карелию чеченский спецназ, я реально испугался. Потому что я помню, что и сами Кадыровы, и почти все бойцы этого спецназа в 95-м были на другой стороне, а басаевцы тогда говорили, что вовсе не Буденновск был их целью. А не было ли среди тогдашних басаевцев нынешних кадыровцев - кто знает. Конечно, они тогда собирались не в Кондопогу. Но куда - так точно и неизвестно, а путь из Чечни в Карелию лежит через многие города России, включая Москву. А ведь теперь у них нет технической проблемы поехать куда угодно, они больше не террористы, а служащие силовых структур РФ. Могут ехать, куда захотят.

По дороге из Буденновска в Чечню мы, как любые пассажиры любого автобуса, иногда разговаривали. Один из самых запомнившихся диалогов был примерно такой. Боевик спросил Сергея Ковалева и меня: "А мир узнает о том, что мы совершили?" Мы ответили: "Конечно, узнает, но оценит ваши действия не как подвиг, а как преступление". Парень подумал немного, судя по мимике, усомнился в нашей оценке, но дипломатично заключил: "Ничего, главное, чтобы узнал".

Мир тогда узнал. Теперь он знает и о том, что один из тогдашних лидеров боевиков не только возглавил Чечню, но и учредил там наследственную монархию, и теперь республикой правит его сын, а в Москве появилась улица с новым названием. А те, кто тогда считался главными специалистами по похищениям людей, братья Ямодаевы, теперь работают: один - в спецслужбах, второй - в Госдуме. И оба - в "Единой России".И вроде оба (один - точно, а про второго - лень проверять) имеют теперь звание Героя России. В общем, за эти годы террористы и спецслужбы, спецслужбы и террористы фактически слились, объединились, и теперь вопрос о том, откуда же исходит большая угроза, потерял смысл.

А все остальное... О Буденновске, пусть не сразу, но довольно быстро мы правду узнали, по крайней мере, о фактической стороне событий. О "Норд-Осте" и Беслане мы ее не знаем до сих пор. После Буденновска главные ельцинские силовики при разных обстоятельствах отправились в отставку. Путинские после "Норд-Оста" и Беслана если куда и отправились, то на повышение. А ведь я сознательно не вспоминаю про другие теракты - ни про дома в Москве, ни про подземные переходы и поезда, ни про самолеты.

Я не хочу ничего предсказывать и тем более каркать. Я просто вспомнил о том, что было со мной - и с нами - и задумался о настоящем и будущем. Я очень хочу, чтобы мои тягостные ощущения остались лишь синдромом пережитого.

Но каждый раз, проезжая пост ГИБДД, я вспоминаю тех двух гаишников, которые проверяли документы на въезде в Буденновск, где в больнице уже сидели басаевцы. Они очень старались, но явно ничего не умели в смысле "обеспечения безопасности", да и что они могли - двое с пистолетами Макарова? Штаб в самом городе, где были федеральные и региональные министры и генералы, охранялся при этом будь здоров как. А город - кого он волнует?


АЛЕКСАНДР ОСОВЦОВ
21 ИЮНЯ 2007 г.
http://www.ej.ru/?a=note&id=7186
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован