02 октября 2007
2556

Александр Шатилов, Центр политической конъюнктуры: Суверенитет - не политическая роскошь, а условие выживания

Путин объяснил, что такое суверенная демократия, и рекомендовал ее ЕС
мнение

"План Путина" - план дальнейшего социально-экономического и политического развития России на обозримое будущее - не изложишь в краткой статье или буклете.

Там можно в лучшем случае указать основные блоки, основные цели этого плана, но не политическую философию Путина. Между тем одни и те же цели в контексте разной политической философии могут иметь противоположный смысл. Это относится и к "наведению порядка", и к "концентрации ресурсов", и, тем более, к "развитию страны".

Путин - не теоретик-политолог. Ему некогда сочинять трактаты по политической философии. Но это вовсе не значит, что он чистый прагматик, не исходящий ни из какой системы политических взглядов, ни из какой системы ценностей. Совсем наоборот. Исключительно высокая и устойчивая популярность Путина у граждан России объясняется не только (и не столько) практическими достижениями власти. Путин, реализуя определенные политические цели, исповедует вполне определенное мировоззрение и ценности. Факты говорят о том, что подавляющее большинство населения разделяет эту систему политических ценностей, считает ее своей.

До последнего времени Путин четко не формулировал свое политическое мировоззрение и свою стратегию. Первой ласточкой стал Мюнхен. Выступление российского лидера в феврале 2007-го было ярким и откровенным. Но многие вещи все же остались недосказанными. То, что не было сказано в начале года, в сентябре президент сформулировал в беседе с участниками "Валдайского форума".

На встрече с политологами вновь был поднят вопрос о суверенной демократии. Ответ Путина позволяет многое понять в системе его политических взглядов, кроме того, что ему нравится сам факт "политической дискуссии на эту тему". Путин впервые совершенно недвусмысленно формулирует свою позицию и выстраивает четкую логическую цепь. Первое. "Суверенитет - это очень дорогая вещь, и на сегодняшний день, можно сказать, эксклюзивная" в мире. Второе. Для России суверенитет - не политическая роскошь, не предмет гордости, а условие выживания в этом мире. "Россия - такая страна, которая ... будет либо независимой и суверенной, либо, скорее всего, ее вообще не будет".

Таким образом, перед Россией встает жизненно важный вопрос - о способах обеспечения своего суверенитета. Характерно, что именно так это если не формулируют, то чувствуют почти все граждане России. Больше того. В президенте Ельцине они - справедливо или нет, не столь важно - не чувствовали своего единомышленника в этом вопросе. Они не ощущали, что он болеет проблемой национального суверенитета. С этим, а не только с реформами середины 1990-х, связано отторжение власти и общества того периода. И наоборот, эмоциональная симпатия к Путину, возможность ощутить его "своим президентом" связаны именно с тем, что в нем видят человека, борющегося за Россию - ее сохранение и развитие в достаточно неспокойном мире.

Но как же, однако, решить эту капитальную проблему?

Путин перечисляет страны, обладающие в современном мире суверенитетом. "Это Китай, Индия, Россия и еще несколько стран". Путин - осторожный политик. И самое ценное здесь скрыто за словами "еще несколько". Кто же эти страны? С одной стороны, естественно, США - единственная сверхдержава. Но их вариант суверенитета, с навязыванием своей воли, своих ценностей другим странам, России не подходит. У России нет для этого ни сил, ни желания. Все это мы уже проходили в советские годы. Мы комплексом сверхдержавы переболели. США - еще нет. Это - их проблемы. Только не надо решать свои комплексы за наш счет. Позицию России можно обозначить, слегка перефразируя известную формулу: "Чужого суверенитета нам не нужно ни пяди, но и своего вершка не отдадим". Кстати, сходной концепции суверенитета, видимо, придерживаются Китай, Индия - естественные союзники России не только в политическом, но и в психологическом смысле.

С другой стороны, часть стран сделала "суверенный выбор" ценой "сжатия", а то и отказа от демократии, ценой большей или меньшей закрытости для внешнего мира. Путин четко фиксирует - для России это принципиально неприемлемо. К слову сказать, и это мы проходили, и от этого мы отошли, это мы изжили. Так в результате мы приходим к собственно российскому пониманию суверенитета.

Суверенитет как условие физического и психологического сохранения России, российской государственной и этнической идентичности в современном мире. Суверенитет, достигаемый путем сохранения и расширения демократии в России. "Я не вижу никакого другого стабилизирующего страну инструмента, кроме как демократия и многопартийная система", - говорит Путин. Кроме того, президент достаточно четко сформулировал: "Я рекомендую подумать над суверенной демократией. Тезис небезынтересный для Евросоюза".

Но при этом, поддерживая демократию, сохраняя открытую страну, избегая "квасной доморощенной демократии", Россия все равно не может и не будет копировать все образцы демократии, принятые в ряде западных стран. Недавние события в Грузии показали - там, где утрачен суверенитет, и демократия невозможна. Когда министров назначают лишь после консультаций с американским послом, страна является не суверенной, а управляемой демократией. Причем управляемой извне. Путь такой управляемой демократии для России неприемлем - и по моральным, и по практическим соображениям.


Опубликовано в РГ (Центральный выпуск) N4481 от 2 октября 2007 г.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован